4.3 Уорхол в Голливуде. Джим Моррисон / Жизнь, смерть, легенда

/ Просмотров: 157857

Джим Моррисон

Май 1966. Энди Уорхол и его труппа прибыли в Лос-Анджелес, и вскружили Джиму голову. После он вскружит голову им.

Энди Уорхол был самым известным художником в Америке. Прибыв в Нью-Йорк из Питтсбурга, он сделал себе имя успешного коммерческого художника.

ОГЛАВЛЕНИЕ 66


4.3 Уорхол в Голливуде

У Джима тоже были подруги, так что они с Пэм часто хитрили друг с другом. Несколько ночей он приходил домой с девушкой go-go по имени Ронда. Он спал с танцовщицей из шоу «Shindig». Он подъезжал к одной из танцовщиц в «Vito’s» по имени Конни. Стриптизерша со Стрип Гей Блэир, которая привела его домой, сказала, что он был худшим любовником из всех, что у нее были, после чего Джим кинул в нее лампу. Затем он пригвоздил ее к кровати, сорвал с нее одежду, и оплевывал ей лицо, пока она не заплакала. После этого Джим оттащил ее в душ, а потом отвел в дешевый ресторанчик «Barney’s Beanery». У Джима так же была любовная связь, а после и долгая дружба, с Памелой Зарубица, которая повсюду следовала за группой Фрэнка Заппы, как Сьюзи Кримчиз. Она работала в «Whisky» пока училась в Университете Пеппердайна в Малибу. Позднее она скажет Джерри Хопкинсу: «Это было замечательное время. Джим не особенно понимал, что происходит вокруг, впрочем, как и я. И он был таким пуританином, мать его. Причем он понимал это и признавал».

Ева Бэбитс – еще одна развязная девушка, очарованная Джимом, говорила: «Я познакомилась с Джимом в начале 1966. Это было, когда он похудел и носил замшевый пиджак соединенный шнурком, и никакой рубашки. Он был так красив, что ни одна женщина не могла перед ним устоять. Ему было лишь двадцать два. Он был незрелым и стеснительным парнем, который из вечного толстяка вдруг превратился во «вьюнок пурпурный». Я узнала Джима и сделала ему нескромное предложение уже через три минуты, даже раньше, чем он начал петь в «London Fog». «Отведи меня домой, - скромно предложила я, когда нас представили друг другу. – Ты ведь не собираешься остаться здесь и играть, ведь так?» «Мы не играем. Мы работаем», - ответил он».

На следующий вечер Ева вернулась в бар, надев мини-юбку настолько короткую, что было видно нижнее белье. На их первом свидании она сказала ему, что ее отец играет на скрипке этой ночью в симфоническом оркестре в Пасадене. Джим настоял, чтобы Ева отвезла его туда, и надулся, когда она захотела уйти во время антракта.

«Быть с Джимом в кровати - это все равно, что быть в кровати со статуей Давида работы Микеланджело, только с голубыми глазами. Его кожа была такой белой, мышцы безупречными, а сам он таким невинным».

В начале мая 1966-го Doors узнали, что «London Fog» финансово истощен и вероятно будет закрыт. Джим начал флиртовать с Ронни Харан – роскошной и сексуальной блондинкой двадцати с небольшим лет, которая помогала с посылками и делала рекламу в «Whisky». Джим охотился за ней, чтобы привести в бар и показать свое выступление, но никто не хотел утруждать себя переговорами с «London Fog» и группами лузеров-изгоев, которые выступали там. Но Ронни пообещала Джиму, что как-нибудь зайдет.

Doors так же играли в «Night Flight», спорадичное, внеурочное кабаре в крошечном «Warner Playhouse» в Голливуде. Doors чередовались с экзотической танцовщицей Клодетт с двух до четырех ночи, два или три раза в неделю. Клодетт тоже отвела Джима к себе домой. Она снимала комнату в знаменитом мотеле «Tropicana» - излюбленное место подающих надежды людей, фанатов-туристов и местных сомнительных личностей. (Там был бассейн без воды). Когда у Джима появятся деньги, он тоже будет жить там.

Джесси Джеймс дал Doors двухнедельное уведомление 6 мая, но уволил их на следующую ночь, когда Джим спровоцировал потасовку между двумя пьяницами и Хвастуном Джои, которая привела к появлению копов и незначительному урону. Но Ронни Харан приходила на ранние шоу и любила группу. «Я поняла, что Джим Моррисон большая звезда, как только услышала его пение, - позднее вспоминала она. – Поэзия слова; я никогда не слышала подобной лирики… Им (Doors) нужно было еще многое подшлифовать, но звук у них уже был».

Ронни Харан пошла к своим боссам в «Whisky» и сказала, что они должны нанять Doors. Она привлекала своих подруг, чтобы они докричались до Елмера Валентайна, прося за Doors. Так в понедельник 9 мая у Doors состоялось прослушивание – «Break On Through», «Light My Fire», «Crystal Ship» - и Валентайн тут же нанял их, как легендарную домашнюю группу клуба за пятьсот долларов в неделю. (Денсмор в своих мемуарах утверждает, что их наняли на работу вообще не глядя). Джим сказал Ронни, что им нужно несколько дней, чтобы обдумать предложение. Затем Doors исчезли на пару недель.

««Whisky» было местом, где собирался весь ультрасовременный Голливуд, - позднее скажет Рэй. – Когда мы учились в Калифорнийском Университете Лос-Анджелеса, это было полным противопоставлением всему художественному, что мы только могли представить. Все высмеивали Голливуд и Сансет Стрип, считали банальностью, рок-н-ролл версией «Крысиного Гнезда». А потом мы оказались их домашней группой. Как иронично».

Doors продолжали играть в «Night Flight» - долгие-долгие переходы «Latin Bullshit №1», где Джим даже не появлялся – а так же пару ночей в «Brave New World» в Голливуде. Ронни Харан не могла найти их, чтобы вызвать на работу в «Whisky». У нее не было их контактного номера, а «London Fog» уже был закрыт. Она слышала, что Джим спит под пирсом на пляже в Венеции. У Doors не было ни телефонов, ни менеджера. Наконец-то, Джим позвонил ей и сказал, что Doors согласны и, так, между делом, не хочет ли она приготовить ему ужин.

Так Джим переехал к Ронни на месяц, и она начала управлять делами Doors. Все, кто работал в «Whisky», должны были быть членами профсоюза, поэтому Ронни сделала Doors членами профсоюза музыкантов. Она купила Джиму новую одежду – рубашки и брюки – в магазине, торгующем излишками обмундирования ВМФ. «У него не было ни гроша», - вспоминала Ронни. Она составила расписание выступлений и привела Doors к их первой славе. Ронни Харан была их «большим прорывом». Пока Джим жил с ней, он выкурил всю ее траву. Джим сворачивал толстые, размером с большой палец косяки, и прикуривал их один за другим, пока не истощил все запасы. Другие парни, которых она знала, не вели себя так.

Май 1966. Энди Уорхол и его труппа прибыли в Лос-Анджелес, и вскружили Джиму голову. После он вскружит голову им.

Энди Уорхол был самым известным художником в Америке. Прибыв в Нью-Йорк из Питтсбурга, он сделал себе имя успешного коммерческого художника. В 1950-ых художественная сцена Нью-Йорка была заполнена абстрактными экспрессионистами – группы мачо и шумных пьяниц, как Джексон Поллок и Виллем де Кунинг. В 1960-ом так называемые поп-художники начали отворачиваться от интроспективной абстракции и апроприировать вульгарные образы из печатной рекламы и комиксов. Поп-художники, как Джаспер Джонс и Рой Лихтенштейн создавали простые, легко узнаваемые образы – флаги, мультяшные панели, бутылки газировки. Это был рост коммерческого искусства, которое ненавидели вдохновленные битниками художники абстракционисты.

Впервые показанные Энди Уорхолом картинки консервов с супом в Лос-Анджелесе в 1962 стали мгновенно сенсацией. Уорхол копировал национальные иконы – Джекки Кеннеди, Мерлин Монро, коробки «Брилло», «Зеленые марки» - и превращал их в нечто радикальное, гиперреальное, прекрасное. Уорхол писал: «Подхватишь «поп-арт» один раз, и может, больше никогда не заметишь его симптомов снова. Подумаешь, как «поп-художник» хоть раз, и ты больше никогда не сможешь смотреть на Америку прежним взглядом».

Поп-художники, как Уорхол отличались друг от друга. Их непровозглашенный манифест гласил, что пост-абстрактная экспрессионистская чувствительность будет гомосексуальной или сексуально амбивалентной, не гипермужественной. Начиная с 1965-го, поп-арт гей (или женоподобные) наклонности начали просачиваться в поп-культуру, оказывая воздействия на такие легендарные хиты Rolling Stones в середине шестидесятых, как «Satisfaction» и «Have You Seen Your Mother, Baby, Standing in the Shadow», а затем отражаясь эхом в Velvet Underground, David Bowie и диско-движении семидесятых.

Покорив мир искусства, Уорхол в 1963 году начал делать фильмы. Его эпическая продукция, как «Sleep and Empire» завоевали кинематограф того времени и внимание той публики, которую прежде не удавалось привлечь. Вскоре эти фильмы стали обязательными для просмотра в школах кино, как, например, в Калифорнийском Университете Лос-Анджелеса. Затем, беря за основу дешевые порно-фильмы, Уорхол и его коллега Пол Моррисси начали, используя 16-миллимитровую камеру «Bolex», документировать, как искусственно-гламурные потерянные мотыльки, привлеченные сиянием славы Уорхола, уничтожают себя, воплощая в жизнь свои сексуальные фантазии на «Factory» - студии Уорхола на Восточной Сорок-седьмой Стрит. Такие «суперзвезды» Уорхола, как Эди Седжвик, Вива и Ультра Вайолет стали героями культуры «андеграунда» распускающихся шестидесятых. Технические приемы Уорхола, применяемые в кинематографе, как «Chelsea Girl» - долгая болтовня на протяжении всей катушки без монтажа – установили новые основные принципы фильма, почти так же, как яркие образы Боба Дилана изменили поп-музыку. Уорхол хотел подключиться к новой энергии поп-музыки. Он был расстроен своими натянутыми отношениями с Диланом и Rolling Stones, которые держали его на расстоянии. Кое-кто предложил Уорхолу компилировать некую разновидность клубной жизни. Все, что от него требовалось, это появляться на пару минут каждую ночь, создавая атмосферу, и все будут получать деньги. Уорхол сказал: «Да, точно, но там должна быть задействована рок-группа».

Затем один из друзей Уорхола нашел «Velvet Underground» - местную группу, которая играла в Виллидж. Ее представляли два молодых музыканта – Лу Рид и Джон Кэйл. Люди Уорхола арендовали зал под названием «Dom» на площади Святого Марка в Восточном Виллидж, и начали постановку медиа шоу: пульсация рок-группы в сопровождении проблесковых маячков и проекций из андеграунд-фильмов Уорхола – «Eat», «Vinyl» и так называемые «пробы» постоянных и приглашенных людей «Factory». «Dom» был забит до отказа каждый вечер. После нескольких таких выступлений Уорхол и Моррисси решили, что Лу Рид не может поддерживать шоу на должном уровне в одиночку, поэтому для щепотки мрачной привлекательности они ввели в шоу немецкую актрису, привлеченную на «Factory» Брайаном Джонсом.


4.3.1 Нико



Комментариев: 2 RSS
Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей