4.4 Покажи мне путь. Джим Моррисон / Жизнь, смерть, легенда

/ Просмотров: 148891

Покажи мне путь

«Это было важным для меня, - скажет в 1971 году Джим Моррисон журналу «Rolling Stone», - понять, что все эти вещи – исполнение рок-н-рольных песен – было почти тоже, что и театральный трип. Вот когда я понял, что это такое на самом деле».

ОГЛАВЛЕНИЕ 66


4.4 Покажи мне путь

Doors начали свой эпохальный концерт в «Whisky a Go Go», расположенном по адресу 8901 на Сансет-Бульвар, в понедельник 23 мая. Реклама гласила: Captain Beefheart and the Magic Group (с молодым гитаристом Раем Кудером) и новая горячая группа Buffalo Springfield.

На протяжении следующих трех с половиной месяцев Doors совершенствовались в «Classic Rockology», выступая на разогреве у лучших поп-групп. В результате они превратятся в неистовую рок-группу, которая добилась контракта с одной из лучших среди звукозаписывающих студией в этой отрасли, и стали приобретать печально известную репутацию, как мрачная, артистично способная группа, представленная потенциальной суперзвездой и ждущим своего часа божественным идолом. Но вначале все это продвигалось медленно, да и репутация «Whisky», как клуба, где собираются в основном зануды, не помогало становлению группы. В Голливуде «Trip», «Ash Grove» и «Troubadour» рассматривались, как клевые клубы, в то время как «Whisky» выглядел скучным со всеми его приезжими клиентами, похожими на мафиози громилами, веселящимися людьми в жакетах, галстуках и их женами с прическами «пчелиное гнездо». Кроме того, в 1966 году подход к дискотекам и go-go танцам оставался таким же, как и в 1964.

Когда Doors впервые появились в «Whisky» некоторые из посетителей ошибочно приняли Рэя Манзарека за Джона Себастиана, чьи веселые поп-мелодии в Lovin’ Spoonful («Do You Believe In Magic?») висели на радио вместе с такими песнями Beatles как «Penny Lane». Джим Моррисон выглядел нервозно первые несколько шоу. Люди, которые посещали «Whisky», считают, что душещипательные крики Джима и его бит-поэтические шпильки были посредственными и вычурными, ставя в неловкое положение как его самого, так и клуб. Но Doors нравились Captain Beefheart – художник Дон ван Влиет – и его патрону Фрэнку Заппе.

Все группы Лос-Анджелеса претендовали на художественную неприкосновенность. Одна из них – Mothers of Invention, которая состояла из действующих музыкантов под предводительством Заппы, живущего в каньоне Лорел со своей женой и общиной хиппи. Тем летом вышел первый альбом Mothers of Invention «No Commercial Potential», и он был представлен, как дикая, анти-поп сатира. Несмотря на всю свою циничность, Заппа проникся тем, что пытался делать Джим Моррисон. Заппа активно хвалил Doors, и даже рассматривал возможность подписать их в звукозаписывающей студии, которую он планировал открыть.

Еще одной группой на афише была Buffalo Springfield, старше лишь на несколько месяцев Doors и все еще неизвестная за пределами Стрип. Но головокружительная карьера группы быстро затмила Doors. Люди стали считать Нейла Янга и Стивена Стиллса суперзвездами раньше, чем Моррисона, да и группа подписала контракт с «Atlantic Records». (Джиму Моррисону очень нравился «Mr. Soul», длинная накидка из оленьих шкур Нейла Янга, транс-рок гитарные ритмы). К июлю, когда группе не было и десяти месяцев, Buffalo Springfield будут открывать «Aftermath-era Rolling Stones» в Голливуд Боул. Несколько месяцев спустя они стали официальным голосом Стрип, когда песня Стиллса «For What It’s Worth» ворвется на радио и чарты, предупреждая слушателей о брутальном подавлении полицией бунтов Сансет Стрип, вызвавших большое недовольство той осенью. В последний уик-энд мая Doors играли на разогреве для Love, которые выступали по поводу релиза замечательного сингла «Little Red Rock» в «Electra Records». Это был первый раз, когда Артур Ли увидел Джима Моррисона, и Ли был впечатлен. Он пригласил Джима в свой дом в Голливуд-Хиллс, который Джим начал использовать, как одно из своих убежищ. Во время следующего разговора с президентом «Electra Records», Артур Ли расскажет Джеку Хользману о новой группе Doors, которая когда-нибудь станет одной из самых знаменитых на Стрип. Но Doors быстро обосновались на новом месте. Джим выступал в футболке и белых джинсах «Lee Rider». Он пел повернувшись спиной к залу на протяжении двадцати минут, когда нужно было растянуть выступление, стуча по деревяшкам барабанными палочками во время инструментальных пассажей. Doors играли по два сета продолжительностью по часу за одну ночь, начиная около девяти, когда клуб был почти пуст. Они открывали выступление песней «Break On Through». Джим закрывал глаза, как будто желая усилить ощущение вагины в «Я нашел остров в твоем сердце, страну в твоих глазах». Затем, список песен менялся каждую ночь. Они играли «Take it as it Comes», «Moonlight Drive», «Twenty Century Fox» (любимая песня кишащего длинноволосыми, почти раздетыми танцовщицами гарема Вито Полекаса), «I Looked at You», «Close to You» (где пел Рэй Манзарек), «Money», «Little Red Rooster» (где Робби мог во всей красе продемонстрировать свои навыки игры на слайд-гитаре), «Unhappy Girl» и «When the Music’s Over».

Пока выступал ведущий, и готовилась выйти на сцену другая группа, Doors ели и накуривались. Обычно Джим сидел с Памелой, а если ее не было, то флиртовал с другими девушками и назначал им свидания после шоу. Однажды Пэм пришла, когда Джим запустил руку под мини-юбку Сьюзи Кримчиз, и ее пришлось спешно уводить из клуба, пока Памела с безумными глазами не проткнула ее ножницами.

Часто Джим проводил второй сет Doors с плотно закрытыми глазами, как если бы он находился в шаманистическом трансе. «Alabama Song» часто шла первой. Джим исполнял ее с декадентским акцентом Лотти Ленньи: «Аа-лаа-баа-маа». Затем «My Eyes Have Seen You», «Summer’s Almost Gone» и долгая джаз-модулированная «Light My Fire». Танцоры Вито ненавидели «Crystal Ship», которая была настолько медленной, что они не могли танцевать под нее. Doors врывались в песню «Gloria» с грязными импровизациями Джима касательно отсосавшей ему школьницы. «Эй, малышка, ну, как, те понравилось сосать мне?» Грязный язык Джима раздражал Элмера Валентайна и Фила Танзини – менеджера «Whisky» и вызывал электрические флуктуации напряжения между группой и клубом. Иногда, в середине песни Джим смотрел на Валентайна и вопил: «Иди ты на хер, Элмер!» Или Джим просто начинал браниться на чем свет стоит, лишь для того, чтобы досадить Танзини, который угрожал уволить группу, если они продолжат в том же духе. Но Джим уже давно уяснил, что ему многое сойдет с рук, потому что Валентайн видел, что Doors привлекает в клуб посетителей. (Джим так же использовал дом Валентайна, расположенный выше по Стрип, как место, где можно скрыться от Памелы или группы, когда он не хотел, чтобы они нашли его). «Gloria» заканчивалась джазовым миксом, группа замедлялась, готовая перейти к «The End of the Night». На последок шла «Soul Kitchen», сигнализирующая, что пришло время закругляться, и сет заканчивался на восторженной ноте. На бис Doors всегда исполняли «The End», затем спокойную прощальную любовную песню с интерлюдией гитары фламенко, во время которой Джим импровизировал озвучивая образы своего подсознания или цитировал строки из заученных наизусть стихов. Быстрый темп секции «ride the snake», с Джимом, напевающим «fuck fuck fuck» в микрофон, так сильно напрягал танцоров, что некоторые ведущие группы не желали выступать следом за Doors на протяжении всего лета 1966 года.

Вскоре высказывания Джима стали известными, и к Doors, к этой новой группе в «Whisky», начали относиться серьезно. Новое поколение подростков – выпускники Беверли-Хиллс, Вэлли, округа Орандж – начали толпиться, пересекая Сансет и Кларк в конце недели, заполняя улицы, блокируя автомобильный трафик, пытаясь пройти в клуб, чтобы увидеть Doors. Иногда Джим выглядел крайне стеснительным, даже напуганным, когда был на сцене, особенно под кислотой. Но спустя две недели Джим начал поворачиваться к залу лицом и контактировать с публикой.

«Это было важным для меня, - скажет в 1971 году Джим Моррисон журналу «Rolling Stone», - понять, что все эти вещи – исполнение рок-н-рольных песен – было почти тоже, что и театральный трип. Вот когда я понял, что это такое на самом деле».

Второго июля Ван Моррисон прибыл в «Whisky» со своей группой Them. Их приглашали уже две недели. Они были несговорчивой R&B группой из Белфаста, у которых была пара хитов «Gloria» и «Here Comes the Night», записанных в «Britain and America». Doors видели, как в стельку пьяный Ван Моррисон разыгрывает чисто ирландского берсеркера, пока его группа пытается прорваться сквозь критику их длинных версий «Baby Please Don’t Go», «Boom Boom» и «Mystic Eyes». Whisky еще никогда прежде не видел такого рок-н-рольного безумия прежде. Ван работал с микрофоном, как чокнутый – тряс его стойку над головой и пел в микрофон вверх ногами, пока не бил им о сцену в гневе человека, рожденного под знаком девы и в соответствии с R&B взглядами. Два Моррисона, Джим и Ван, поладили. Они пили вместе пару раз и удивлялись, если находили общие черты друг в друге. Две группы нравились друг другу, так что в последний вечер выступлений Them в клубе, Doors установили свои инструменты рядом. Them и Doors пели «In the Midnight Hour» Уилсона Пикеттса. После получасового выступления, они добрались до «Gloria», где Джим и Ван чередовали куплеты затягивая вместе «Глория». Правила профсоюза запрещали делать запись в клубе, поэтому исторический джем был утерян, но есть фотографии, на которых Джим (в черном) и Ван (с лохматой прической) восторженно поют, в то время как два барабанщика зажигают за их спинами. Такое было только в американском туре Them. Еще дважды Doors будут играть на разогреве у Them. Затем Them вернулись в Англию, Ван Моррисон покинул группу, переехал в Бостон, потом в Вудсток и, наконец, в Калифорнию.

К середине июля сарафанное радио Сансет Стрип разнесло слух о плотских, сексуальных сеансах Джима Моррисона в Whisky. Студенческая газета Калифорнийского Университета Лос-Анджелеса, «Daily Bruin», опубликовала позитивный обзор, описав Джима, как «сухопарый, голодный Ариэль из ада… выкрикивающий с нарастанием стихи и слова песен». Затем в дело вступила «Los Angeles Times», появившись в субботу 16-го июля, когда Doors играла на разогреве у Turtles, которые уже записали национальный хит фолк-рок версии песни Боба Дилана «It Ain’t Me, Babe».

Критик Пит Джонсон посвятил свой последний параграф акту открытия: «В стоимость билета входит и Doors – квартет с голодными глазами и интересной, оригинальной музыкой, но, возможно, худшим поведением на сцене из всех зависимых рок-н-рольных групп. Певец ведет себя эмоционально, закрывая глаза; клавишник гнется через электронное пианино, как будто читает на клавишах какие-то тайны; гитарист дрифтует произвольно по сцене и кажется потерявшимся в этом замкнутом мире».

Джим принял этот обзор близко к сердцу. Он начал закрывать глаза в раздевалке, отгораживаясь ото всего, что не касается его личных грез, откуда он будет подниматься к сценической чувствительности. Какое-то время другие парни из группы будут по очереди водить его по лестнице на выступление, словно он был слепцом.


4.5 Следующая великая группа



Комментариев: 6 RSS

Как и обещал, выкладываю новую главу пораньше.

Правда Дэйвис со своими сложносочиненными предложениями начинает немного напрягать - вынос мозга капитальный ).

Приятного прочтения!

спасибо огромное! жду с нетерпением перевод следующей главы

Ждем сразу все и уже завтра, давай автор, жги бумагу !

Сегодня вечером или завтра постараюсь выложить новую главу.

Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей