6.10 Невинный наблюдатель. Джим Моррисон: Жизнь, смерть, легенда

/ Просмотров: 89627

Джим Моррисон

Пит Таунсенд – яркий, интеллектуальный ведущий гитарист группы Who, наблюдал за этой дикой драмой из-за сцены. Он видел, как Джим апатично смотрит на избиения охранниками подростков, которые просто хотели подобраться поближе к нему. Таунсенд думал, что все уже видел, но его удивило то, как Джим рассчитывал переход толпы от преклонения к восхищению, а затем к хаосу и жестокости. Вскоре после этого Таунсенд написал песню «Sally Simpson» - неофициальная дань уважения Джиму.

За сценой, пока камера съемочной группы продолжала работать, Джим утешал девушку, которой в голову попал брошенный стул. Из разбитой головы у девушки текла кровь. Джим обнимал ее, а она пыталась перестать плакать.

«Демократия, - сказал мягко Джим с кривой ухмылкой, глядя в камеру. – Кто-то запустил в девочку стулом. Нет способа узнать, кто, - нежно Джим вытер кровь с лица девушки. – Уже началось свертывание, - проворковал он. – Она была просто невинным наблюдателем».

ОГЛАВЛЕНИЕ 66


Нашли ошибку, напишите на admin@vavikin-horror.ru или в комментарии. Сделаем перевод книги лучше вместе :)

Сейчас главы выкладываются сразу в процессе перевода, в черновом варианте. После завершения перевода всей книги, текст будет окончательно вычитан и выложен в свободный доступ для скачивания в fb2 и др. форматах. Спасибо всем, кто уже помог с вычиткой!



6.10 Невинный наблюдатель

Когда Doors снова отправились на восток со своей съемочной группой в начале августа 1968, Джим выглядел здорово. Хоть и на половину пьяный, с закрытыми глазами он выдал захватывающее, собранное шоу в Бриджпорте, штат Коннектикут 1-го Августа, почти не двигаясь, в то время как летняя гроза разносилась призрачным эхом над проливом Лонг-Айленд. Атмосфера концерта стала сюрреалистичной, когда Джим атаковал зрителей песнями и поэмами исполненными с гиперболической яркостью. Публика не двигалась, прикованная к месту, а после исполненных на бис «Little Red Rooster» и «Unknown Soldier» уходила молча.

Следующим вечером, 2-го августа, съемочная группа наконец смогла снять беспорядки.

В Нью-Йорке был жаркий пятничный вечер. Doors считались главными звездами «Singer Bowl», расположенного в парковом комплексе Куинса «Flushing Meadows». За сценой было напряженно. На открытии играла возможно самая горячая английская группа того лета – Who, которые злились, что главными звездами шоу назвали Doors, и потому настояли, чтобы оборудование Doors не стояло на сцене во время их зажигательного выступления, заканчивавшегося гитарным взрывом. Во время выступления Who поворотная сцена «Singer Bowl» начала сбоить, не позволив многим зрителям увидеть шоу, вызвав бурные возмущения.

Джим приехал на концерт в лимузине с Жаком Хольцманом и Элен Сандер, которая позднее писала: «Моррисон и «ребята» отдалились друг от друга. Он был слишком чокнутым, слишком неблагонадежным, слишком умным, слишком тщеславным, но самое главное он всегда был слишком неуверенным. Они отдалились от него социально, и он ответил им угрозами, что хочет уйти из группы. Он был одиноким, как и большинство писателей, и часто напивался до беспамятства, устраивая сцены. Он был весьма славным парнем, когда держал свои подавленные желания при себе».

По дороге на концерт Джим пролистал «Village Voice», жалуясь, что выступления в Нью-Йорке его утомили. Водитель заблудился. «Гребаная анархия», - сказал Джим и начал петь «Eleanor Rigby». Сандер сказала ему, что он странный, а Джим сказал: «Я стараюсь». В пробке недалеко от «Singer Bowl» Джим опустил стекло лимузина и позволил толпе возбужденных подростков полапать себя.

«Хочет ли кто-нибудь из цыпочек проводить меня за сцену? – спросил он. – Я могу взять целую толпу или типа того».

За сценой было тесно и туда не пропускали посторонних. Когда проверяли съемочную группу, Джим отступил в толпу подростков, которые тут же окружили его, но, казалось, боятся подойти слишком близко. Он дал несколько автографов, затем исчез за сценой.

Когда Doors наконец-то появились с опозданием в час, началось настоящее вавилонское столпотворение. Группу провела через пятнадцатитысячную толпу недавно нанятая фаланга чернокожих филадельфийских частных сыщиков в короткополых шляпах. Находившаяся не на дежурстве, но одетая в форму полиция отразила первый натиск на сцену, затем сформировала защитный периметр. Джим должен был прокладывать себе дорогу к публике сквозь оцепление крепких нью-йоркских полицейских, привыкших патрулировать улицы.

«Успокойтесь, - сказал Джим. – Мы пробудем здесь достаточно долго».

Он проповедовал залу, кричал, ныл, падал, крался вдоль края сцены. Подростки пытались схватиться за него, а двадцать копов должны были оттаскивать их от Джима. Он прерывал известные песни, читая куски из «Celebration» и другие отрывки сюрреалистичных, импровизированных стихов, которые приводили в замешательство беспокойных подростков Лонг-Айленда. Когда копы проявили жестокость в отношении подростков в первых рядах, на сцену полетели деревянные стулья. Джим хватал эти стулья и бросал обратно в беспокойные толпы. Съемочная группа продолжала снимать, уклоняясь от летающих обломков.

Последней песней вечера была «The End». Не понимавшие песню подростки были разочарованы, расстроены и очень шумели. Многие пытались заговорить с Джимом. Другие орали: «Сядь на место», обращаясь к перевозбужденным подросткам, забравшимся на стулья, чтобы лучше видеть.

«Тшшш, - зашептал Джим. – Эй, вы все! Это серьезная песня. Замолчали. Иначе все испортите. Тшшш».

Он продолжил прерывать привычное течение студийной версии поэтическими вставками – «Падите ниц, чужие боги идут» - и другими импровизациями. В какой-то момент Джим завопил, словно увидел ночной кошмар: «Не приходите сюда! Не приходите!» Затем он перешел к строкам об Эдипе. Публика опережала его и орала: «И он вышел в коридор» прежде, чем Джим успевал исполнить эту строчку. Потом он добрался до кульминации: «Мать?» - сотни девушек закричала в ужасе. Когда группа перешла к финальному проигрышу, Джим рухнул на сцену, будто его застрелили, и стадион взорвался. Робби Кригер закончил сет электрическим штормом ревербератора и «заводки» звука.

Но Джим еще не закончил. Когда шоу подошло к концу, он вышел на край сцены и установил негативный контакт с молодой испанской парой, на которую обратил внимание прежде. Он посмотрел на крупного пуэрто-риканского парня и спросил: «Что за мексиканская шлюха сегодня с тобой?»

Парень схватил свой стул и швырнул в Джима. Все первые ряды извергли дюжины стульев, которые полетели на сцену рассекая горячий, влажный воздух. Джим продолжал танцевать и истерично смеяться. Копы попытались убрать его со сцены, но он лег, и им не удалось сдвинуть его с места. Наконец, бесцеремонные афроамериканские охранники отправили группу в гримерку. Копы дрались с подростками, и мини-бунт перерос в дюжину арестов и телесных повреждений, о которых расскажут на следующий день газеты.

Сопровождающей Doors команде пришлось защищать усилители, чтобы их не разбили. Затем толпа ушла, оставив «Singer Bowl» в состоянии, словно после бомбежки.

Пит Таунсенд – яркий, интеллектуальный ведущий гитарист группы Who, наблюдал за этой дикой драмой из-за сцены. Он видел, как Джим апатично смотрит на избиения охранниками подростков, которые просто хотели подобраться поближе к нему. Таунсенд думал, что все уже видел, но его удивило то, как Джим рассчитывал переход толпы от преклонения к восхищению, а затем к хаосу и жестокости. Вскоре после этого Таунсенд написал песню «Sally Simpson» - неофициальная дань уважения Джиму.

За сценой, пока камера съемочной группы продолжала работать, Джим утешал девушку, которой в голову попал брошенный стул. Из разбитой головы у девушки текла кровь. Джим обнимал ее, а она пыталась перестать плакать.

«Демократия, - сказал мягко Джим с кривой ухмылкой, глядя в камеру. – Кто-то запустил в девочку стулом. Нет способа узнать, кто, - нежно Джим вытер кровь с лица девушки. – Уже началось свертывание, - проворковал он. – Она была просто невинным наблюдателем».

Когда мимо проскользнула поклонница в красном, Джим схватил ее и запустил руки под платье, широко улыбаясь для финальных кадров. Позднее он спросил: «Думаешь, это смотрелось фальшиво: что я разговаривал с ней вот так?»

В субботу 3 августа 1968 года «Hello, I Love You» стала лучшим синглом страны, надрываясь во всех автомобильных радио. В тот вечер Doors выступали в «Public Auditorium» Кливленда, а Джим снова пытался завести толпу, дав материал съемочной группе. Он пришел на концерт пьяный в говно, и группа играла без него «Break On Through» целых пять минут. Когда Джим наконец появился, то в правой его руке была зажата квартовая (1.1 литра) бутылка виски «Jack Daniel’s», а левая показывала забитому под завалку залу средний палец. Он начал кричать и ходить, шатаясь из стороны в сторону, бессвязно пытаясь петь, в то время как Кригер старался заглушить его голос сверх громким «заводом» звука и эхом. Это выбесило Джима.

«Я не слышу себя! Я дам тебе время, но сейчас мне нужна тишина, - он повернулся к группе. – Если я не буду слышать себя, то достану ствол и пристрелю кого-нибудь. Во время жуткой версии «Five to One» Джим начал болтать с подростками в зале, вызывая улыбки, насмешки и аплодисменты. Затем он завопил: «Слушайте! Слушайте! Мне нужно, чтобы вы почувствовали это. Я не шучу. Мне нужно, чтобы вы почувствовали это!»

Он пропустил все свои вокальные реплики во время «When the Music’s Over», и Кригер пытался скрыть все эти кривлянья волнами электрического шума. Джим снова взялся за микрофон. «Тише, детка, тише. Нужно почувствовать это изнутри. Проникнуть глубже… Эй, слушайте. Я хочу рассказать вам кое-что о себе. Хорошо! Хорошо! Мне есть, что сказать, если вы не возражаете… Я не знаю, где я и как вообще оказался здесь, но все вышло, как вышло». Джим начал читать свою поэму: «Vast Radiant Beach» (Безбрежный лучезарный пляж) и «Royal Sperm» (Королевское семя). Он попросил сигарету и дюжины «Мальборо» приземлились у его ног. Группа набросилась на «Soul Kitchen», но Джим выдохся и отошел от микрофона. Казалось, что его рвет где-то на краю сцены. Это вызвало взрыв аплодисментов. Группа перешла к «Light My Fire», но Джим уже смутно понимал, где находится. Он орал: «Давай», в то время как Рэй играл соло. Когда Робби начал играть, Джима завопил что было сил:

«Ты знаешь, что я не могу это выносить! Ты знаешь! Я не могу больше выносить это! Давай! Да! Давай!»

Неожиданно Джим нырнул в толпу с включенным микрофоном. Это выглядело, как футбольная потасовка. Стычки начались, когда Джим пошел буквально по головам собравшихся, голося, как радикально настроенный хиппи: «Сделай это! Сделай это!» К моменту, когда он вернулся на сцену, его голос был сорван, и группа сбежала, доиграв «Light My Fire».

Подростки нараспев произносили имя Джима, но на бис никто не вышел. Подростки начали бросать стулья, крушить киоски и разносить в щепки деревянные двери в беспричинном ритуале разрушения.

***

Последнее выступление дикого уик-энда состоялось воскресным вечером четвертого августа на филадельфийской арене, расположенной на Маркет-Стрит. Шоу было роскошным. На душную сцену хоккейной арены Джим вышел в десять тридцать. Он был трезвым, вел себя властно; даже попросил публику перестать цепляться к молодым копам, охранявшим сцену. Когда «Back Door Man» перетек в «Five to One», Джим стрельнул сигарету и пиво у зрителей. Он стоял позади и смотрел, как Робби играет грубое, корявое гитарное соло из «Spanish Caravan».

«Что вы хотите услышать?» - спросил Джим, перед началом последней секции концерта. Сотни людей начали выкрикивать пожелания. «Не все сразу, - попытался вразумить их Джим. – Я не могу разобрать всех сразу». В итоге он прочел «Texas Radio», сдобренное похожими на проповеди каденциями и образами негров в лесу и прочей экзотики. Затем «Hello, I Love You» получила небольшие вставки, за ней последовала «Wake Up!» и «Light My Fire», во время которой Джим кричал, вертелся и плясал в возбуждении вокруг микрофона. Толпа хлынула к сцене, и копы сформировали защитный периметр, пока Doors не закончили выступление.

Группа взяла перерыв к концу августа. Джим окончательно вошел в штопор, но как бы там ни было альбом «Waiting for the Sun» продавался и без его участия. Неожиданно, эта слепленная на скорую руку смесь поп-мелодий и авторских песен стала к началу сентября альбомом номер один в Америке.


6.11 Doors в Европе


Комментариев: 2 RSS

Когда Doors снова отправились на восток со своей съемочной группой в начале августа 1964, Джим выглядел здорово - вероятно здесь опечатка. Это не мог быть 1964 год

Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей