6.11 Doors в Европе. Джим Моррисон: Жизнь, смерть, легенда

/ Просмотров: 91986

Джим Моррисон

Европейский тур Doors принес им большой триумф. Должен был принести, потому что европейские подростки ждали их. Лондонская музыкальная газета «Melody Marker» била в барабаны: «Берегись, Англия! Джим Моррисон идет, чтобы добраться до тебя… Как Джаггер и Stones Джим Моррисон производит впечатление рок-идола пятидесятых в узких кожаных штанах, но еще он поэт… Его поклонники знают, что это не шутка».

Doors откликнулись на эту лесть. Почти каждое шоу и трансляция были крайне хороши, подтверждая их европейскую репутацию наикрутейшей американской группы. Короткий тур стал свидетельством, что Джим Моррисон все еще способен поражать, если захочет.

Позднее Джим скажет, что второе шоу в «Roundhouse» стало зенитом выступлений Doors. Он поведал «New Musical Express»: «Зрители были лучшими из всех, что нам встречались. В штатах зрители получали удовольствие от самих себя, в той же степени, что и от прослушивания нас. Но в «Roundhouse», зрители пришли именно для того, чтобы слушать. Это было подобно возвращению к истокам. Это стимулировало нас. Зрители захватили меня врасплох, потому что я ожидал, что они будут немного безразличными, немного замкнутыми. Нас предупреждали, что там, возможно, будет враждебная обстановка, потому что мы американская группа. Но публика была просто фантастической – это все, что я могу сказать. Зрители были, вероятно, самыми образованными, восприимчивыми из всех, что мне доводилось видеть в своей жизни. Думаю, удовольствие от выступления в «Roundhouse» было самом большим из всех, что я получал когда-либо».

Многие фанаты Doors думают, что те финальные скандинавские концерты были последними настоящими шоу Doors, с бардовым певцом во все оружья, с вожделенным идолом, с орудием перемен воплоти, одетым в кожу и все еще напоминавшим романтического лорда и, если быть честным, хорошо игравшим эту роль. Скоро Джим начнет все менять, и будет ясно – Doors никогда не станут прежними.

ОГЛАВЛЕНИЕ 66


Нашли ошибку, напишите на admin@vavikin-horror.ru или в комментарии. Сделаем перевод книги лучше вместе :)

Сейчас главы выкладываются сразу в процессе перевода, в черновом варианте. После завершения перевода всей книги, текст будет окончательно вычитан и выложен в свободный доступ для скачивания в fb2 и др. форматах. Спасибо всем, кто уже помог с вычиткой!



6.11 Doors в Европе

Спустя пару месяцев Джим поведал Джерри Хопкинсу о попытках снять на пленку бунты Doors:

«Было забавно! (Джим смеется). Вообще-то это выглядит более динамично (на пленке), чем в действительности. В фильме все сжато. На самом деле напряжение не такое сильное. По-правде говоря, чаще это очень увлекает и веселит. Я получаю от этого удовольствие, иначе я бы этого не делал»

«Если серьезно, то это никогда не выходило из-под контроля. Просто шалость. Мы веселились, подростки веселились, копы веселились. Это была разновидность потустороннего треугольника… Иногда я выжимаю из себя все возможное и начинаю работать с людьми. Каждый новый раз отличается от другого. Зрительный зал ждет тебя, но ты не знаешь, как они тебя встретят. Так что ты выходишь на сцену, и тебя встречает весь этот возбужденный энергетический потенциал. Ты не знаешь, что случится. Поэтому я пытаюсь проверить границы реальности».

Хопкинс спросил Джима, что он делает, чтобы проверить границы.

«Просто позволяю ситуации зайти так далеко, как получится. Нужно смотреть на это логично. Если не будет копов, то будут ли зрители пытаться подняться на сцену? Когда они пытаются подняться, то выглядят миролюбиво. Они ничего не сделают. Единственный стимул атаковать сцену – это преграда. Если не будет преграды, не будет и стимула… Думаю, интересно понять, почему подростки испытывают копов. Вы видели копов сегодня? Бродят повсюду в униформе и с пистолетами, считая себя крутыми парнями, и всем становится интересно, что же случится, если напасть на такого? Что он будет делать? Я думаю, что подобное положение вещей идет только на пользу, потому что дает подросткам возможность бросить вызов власти».

Этим летом Джим Моррисон и Памела, с грехом пополам, снова сошлись. Он купил ей спортивный «Jaguar XKE». Он велел счетоводу Doors восстановить ее кредит, и она устроила марафон покупок. Они остановились в ее мрачной квартире и слушали «Axis: Bold as Love» и вуду-рок альбом «Gris-Gris» Доктора Джона. Вскоре истории об этой забавной паре начали циркулировать как отравленная кровь. Она ненавидела его пьянки и кутеж с друзьями. Ему не нравилось, что она принимает героин и кивает носом. Она ударила его вилкой, когда они были дома. Как-то вечером он приставил нож к ее горлу, и она вызвала полицию. Молодой коп, приехавший на вызов, узнал Джима и чуть ли не просил у него автограф, в то время как Памела требовала арестовать его. Копы проигнорировали ее и сказали Джиму вести себя спокойнее. Когда они уходили, он мстительно показал им толстую пачку неоплаченных штрафов за вождение, накопившихся у Памелы. Копы позвонили в участок и немедленно арестовали Памелу за игнорирование судебных постановлений. Джим забрал ее на поруки пару часов спустя, и они вернулись к их folie a deux (психическое расстройство наблюдаемое у двух близких людей), вверх по лестнице на Авеню Нортон.

По телевизору они смотрели полицейские бунты в Чикаго на демократической конвенции, где копы номинировали вице президента Губерта Хамфри от своей партии. Копы избивали каждого, кого встречали на улице: подростков, несогласных, депутатов, журналистов. Это был национальный позор.

Doors места себе не находили по причине своего первого Европейского тура, назначенного на сентябрь. (Часто с ними будут появляться Jefferson Airplane и Canned Heat). Они даже репетировали несколько раз в их студии, настроенные «не брать пленных» в Англии, Германии, Голландии, Швеции и Дании. Билеты на все шоу распродавались за считанные минуты. Джим просил Роберта Говера поехать с ними и написать о туре, рассчитывая, что это попадет в журнал «Эсквайр», которым восхищался Джим, потому что там печатали эссе Нормана Мейлера. (Говер не воспользовался возможностью). Джим повторно отредактировал свою поэму «Texas Radio & the Big Beat (The WASP)» для европейской программы.

Дженьюари Дженсен сшил Джиму новый кожаный костюм с широкими красными лацканами и сексуальным кожаным ремнем с массивными серебряными накладками. Британская музыкальная пресса – «Melody Maker», «New Musical Express» - кипела в ожидании. Было так много заказов на интервью, что лондонский офис «Electra», назначил вместо этого пресс-конференцию. «Granada Television» - самая влиятельная английская телевизионная компания, хотела снять документальный фильм о шоу в Лондоне. Beatles и Stones заказали билеты. Джим сбрил бороду, которую отращивал летом и привел в порядок волосы. Он хотел выглядеть на все сто для своего финального поклона.

В конце августа группа вылетела на восток для последней встречи со съемочной группой. Они представили тщательно спланированное, почти оперное «Celebration of the Lizard» в городе Колумбия, штата Мэриленд в пятницу, 30 августа. Следующим вечером в Асбери Парк, Нью-Джерси Джим вышел на сцену и стоял молча у микрофона несколько минут, в то время как завораживающее напряжение продолжало расти. По невидимому сигналу Денсмор начал играть, входя в «Break On Through», и Doors выдали выдающееся рок-шоу, которое никто, из бывших там в ту ночь, не смог забыть.

На следующий день Джим опоздал на самолет в Олбани. Он бежал через терминал аэропорта, затем остановился. Если самолет улетит без него, то это добавит проблем. Биллу Сиддонсу пришлось заказать чартерный рейс на маленьком самолете, чтобы доставить Джима и съемочную группу в Саратога Спрингс на вечернее шоу. Поскольку это был последний концерт, Джим из кожи вон лез, чтобы устроить зрелище. После саундчека Джима остановил куривший трубку евангелистский священник средних лет в пасторском воротничке, сказав, что энергия рок-концертов напоминает ему контакт с богом. На что Джим ответил, что Doors в действительности похожи на светскую религию. Позже в гримерке «Saratoga Performing Arts Center», Джим сел за рояль, и сыграл Дебюсси-подобные аккорды, импровизируя с одой, посвященной Фридриху Ницше, включавшей трагикомическое воссоздание под произвольную пианинную какофонию духовного упадка Ницше в Турине. «Пятнадцать лет в психушке он плакал и плакал, смеялся и смеялся…»

Другие Doors и их женщины растерянно, но вежливо похлопали, когда Джим закончил. Затем группа вышла и выдала замечательное шоу, закончившееся пылким «The End». Они отказались выступать на бис, но вышли поклониться после продолжительных громоподобных оваций. Неожиданно Джим бросился в первые ряды. Дюжина копов вернула его на сцену и проводила за кулисы. Публика встала со своих мест и скандировала его имя полчаса, пока, скрипя сердцем, не потянулась к выходу. В аэропорту «Скенектади» спустя час Джим настоял, чтобы сидеть с группой Siegal-Schwall Blue Band, игравшей в зале ожидания.

Doors находились в Нью-Йорке несколько дней, затем 5-го сентября вылетели в Лондон. Джим позвонил Памеле и попросил поддержать его. Она приехала в «Международный Аэропорт Лос-Анджелеса», припарковала свой «Jaguar XKE» в зоне, где нельзя было стоять дольше часа, и вылетела в аэропорт «Джона Кеннеди». На следующий день Копы отбуксировали машину на штраф-стоянку и нашли в багажнике фунт(453 грамма) марихуаны высокого качества. Пэм арестовали, когда несколько дней спустя она потребовала свою машину, но Макс Финк как-то отмазал ее.

Европейский тур Doors принес им большой триумф. Должен был принести, потому что европейские подростки ждали их. Лондонская музыкальная газета «Melody Marker» била в барабаны: «Берегись, Англия! Джим Моррисон идет, чтобы добраться до тебя… Как Джаггер и Stones Джим Моррисон производит впечатление рок-идола пятидесятых в узких кожаных штанах, но еще он поэт… Его поклонники знают, что это не шутка».

Doors откликнулись на эту лесть. Почти каждое шоу и трансляция были крайне хороши, подтверждая их европейскую репутацию наикрутейшей американской группы. Короткий тур стал свидетельством, что Джим Моррисон все еще способен поражать, если захочет. Как выяснилось, эти шоу так же обозначили окончание Doors, как той группы, которой она была прежде. Скоро, по настоянию Джима, они мутируют в группу иного рода.

Они прилетели в Лондон с пересадкой в аэропорту «Air India» 2 сентября 1968 года. Съемочная группа из «Granada TV» встретила их в «Heathrow Airport», сняв, как они покидают таможенный терминал. 5 сентября Doors исполнили «Hello, I Love You» на «BBC» в эфире «Top of the Pops». На следующий день Doors давали один из двух легендарных концертов в «Roundhouse» - старом акустическом здании бывшего железнодорожного депо в Чок-Фарм.

Первое шоу прошло нормально, но второе стало настоящей бомбой. Согласно расписанию оно должно было начаться в десять тридцать, но было отложено из-за двух с половиной часового (поразительного) выступления Airplane. Doors вышли на сцену во втором часу ночи. Многие из английских аристократов были там: Пол Маккартни, Джордж Харрисон, Мик Джаггер, Кит Ричардс, Cream, Traffic, и звезды кино, как Теренс Стамп и Джули Кристи. Пока съемочная группа «Granada» снимала каждую песню, Джим выступал с консервативной чувственностью и животной грацией, удивив даже свою группу.

Они начали с убийственной «Five to One» и стремительно прогнали семнадцать песен. Длинноволосые подростки восторженно приняли «Unknown Soldier», поскольку Англия в большинстве своем была против американского присутствия во Вьетнаме. Джим свел «Crawlin’ King Snake» в «Back Door Man», затем провел группу через сокращенную, но драматическую «Celebration of the Lizard», которая привела зал в уныние. Следом за «Hello, I Love You» они перешли к «Moonlight Drive», во время которой Джим цитировал «Horse Latitudes». После громких оваций, Doors вернулись на сцену и исполняли джем «Money» пока над сентябрьским Лондоном внезапно не забрезжил серый рассвет, пробиваясь сквозь стекла световых люков депо, являя нечто сверхъестественное для всех присутствующих.

Отдохнув несколько часов, Doors провели послеполуденную пресс-конференцию в лондонском институте для «Contemporary Art», где Джим отвечал на вопросы и отказался разбирать политический аспект таких песен, как «Unknown Soldier», сказав, что они говорят сами за себя. Денсмор: «Джим ослепил репортеров своими ораторскими способностями. Он контролировал беседу, делая долгие паузы между предложениями, взвешивая свои ответы. Можно было услышать, как скрипят колеса времени, когда он брал максимально допустимые паузы перед ответами».

Когда репортер затронул вопрос о сравнении с Миком Джаггером, Джим ответил: «Я всегда думал, что сравнения бесполезны и уродливы. Это символичная связь». Другой журналист задал вопрос о фанатах, которые обращаются к нему за советом. «Я получаю невероятные письма, - сказал Джим, подхватывая тему. – Но они учат меня жизни так же, как мы учим их. Мои фанаты – это интеллектуальный молодняк. Очень восприимчивые люди».

В этот вечер они снова давали два концерта в «Roundhouse». Airplane, английский певец Терри Рейд и Crazy World Артура Брауна выходили первыми. Робби Кригер пришел в себя после смены часовых поясов, угостив публику психоделическим гитарным выступлением, полыхавшим огнем и оригинальностью. Второе выступление закончилось, как и день назад, на рассвете получасовым чтением «The End», во время которого публика сидела прикованная к месту, словно проводила священный обряд.

Позднее Джим скажет, что второе шоу в «Roundhouse» стало зенитом выступлений Doors. Он поведал «New Musical Express»: «Зрители были лучшими из всех, что нам встречались. В штатах зрители получали удовольствие от самих себя, в той же степени, что и от прослушивания нас. Но в «Roundhouse», зрители пришли именно для того, чтобы слушать. Это было подобно возвращению к истокам. Это стимулировало нас. Зрители захватили меня врасплох, потому что я ожидал, что они будут немного безразличными, немного замкнутыми. Нас предупреждали, что там, возможно, будет враждебная обстановка, потому что мы американская группа. Но публика была просто фантастической – это все, что я могу сказать. Зрители были, вероятно, самыми образованными, восприимчивыми из всех, что мне доводилось видеть в своей жизни. Думаю, удовольствие от выступления в «Roundhouse» было самом большим из всех, что я получал когда-либо».

Памела Курсон присоединилась к Джиму в Лондоне перед тем, как Doors отправились на континент. Он поехал в аэропорт встретить ее, и все кто принимал участие в том туре, отмечали, что Джим и Памела выглядели необычайно близкими, любящими, устраивавшими друг друга. Она носила свеженапечатанное фолио с поэмами Джима, и он тратил долгие часы, вычитывая текст, делая карандашом пометки и исправления. Памела покупала одежду для своего бутика на Карнаби-Стрит и Кингс-Роуд. Ее и Джима видели вместе на рынке Портобелло-Роуд, выискивающими местные безделушки и антиквариат. Пэм арендовала апартаменты в фешенебельном районе Итон-Скуэр кварталов Бельгрейвии и вселилась, когда Doors начали 13-го сентября гастроли по Европе.

В полдень того дня Doors записали часть уличного выступления во Франкфурте для телевизионного поп-шоу «4-3-2-1 Hot und Sweet» канала «ZDF-TV», исполняя под фонограмму «Hello, I Love You» и «Light My Fire». Следующим вечером, 14 сентября, они отыграли два шумных выступления во франкфуртском «Kongresshalle», где открывали шоу их друзья из Canned Heat. Несколько тысяч американских солдат, находившихся среди зрителей, энергично подпевали во время «Unknown Soldier». Немецкие подростки разозлили группу тем, что сидели тихо во время выступления. Джим провоцировал их, угрожая проткнуть стойкой микрофона сидевших в первых рядах, но реакции не последовало. Они закончили выступление быстрее, чем обычно и, согласно Денсмору, заслужили лишь вежливые аплодисменты. Джим оживился только после того, как подросток промоутер привел ему на ночь молодую красивую немку по имени Франческа, и они пошли в израильский ночной клуб «Das Kinky».

На следующий день Doors вылетели в Амстердам. Служащая аэропорта попросила у Джима автограф; он написал ей поэму на гигиеническом бортовом пакете. «О, стюардесса / Будь внимательна / Когда-нибудь ты нальешь вино / Усталому человеку».

В тот полдень Doors и Airplane бродили по старому городу Амстердама. Они пересекли мосты через городские каналы, оказавшись в районе причудливых, ярко декорированных магазинов и кафе, напомнившем им о Сан-Франциско. Когда они шли по улице, голландские мальчишки подходили и предлагали им гашиш и различные таблетки всевозможных цветов. Другие предусмотрительно убирали дурь в карманы – Амстердам был широко известен толерантным отношением к распространению наркотиков на улице – но Джим Моррисон глотал все, что попадало ему в руки, не задавая вопросов. Позднее Грэйс Слик говорила, что Джим, вероятно, принял тогда унцию (28 граммов) гашиша и полдюжины пилюль.

В тот вечер Джим примчался на шоу в древний концертный зал «Concertgebouw» к восьми часовому открытию, когда выступали Airplane. Он выглядел скучающим и долго торчал с Doors в гримерке, ну а потом запрыгнул на сцену к Airplane во время «Plastic Fantastic Lover», исполнив в кожаной одежде безумный танец дервиша, запутавшись в проводах электрогитары, окончательно выбесив группу. Джим вращался, пока не закружилась голова, и он не упал. Ему оказали помощь за кулисами, а затем его вырвало, и он отрубился.

Никто не мог разбудить его. Дыхание его было неглубоким, цвет кожи – мертвецки бледным. Промоутер, испугался, что Джим умрет у него и вызвал неотложку. Джима в бессознательном состоянии вынесли на носилках и доставили в госпиталь. Доктора осмотрели его и сказали, что ему нужно остаться на ночь и проспаться. Так что Doors выступали без своего певца. Публике сказали, что Джим заболел и предложили вернуть деньги, но все остались, чтобы послушать, как Рэй Манзарек поет вместо Джима. Тройка Doors отыграла так два полных шоу. Голландская пресса отметила, что группа вышла из сложившихся трудностей достойно.

Джим проснулся на следующее утро, чувствуя себе отдохнувшим, и спросил, что случилось. Денсмор с гордостью сказал, что Doors справились без него.

17 сентября 1968 года. Doors и британская блюз-рок группа Savoy Brown играли в «Falkoner Theatret» в Копенгагене, Дания. Восстановившись после своего коллапса в Голландии, Джим выдал напряженное, агрессивное шоу, которое, как говорят, сбило с толку датских подростков, не привыкших к психоделическим рок-концертам. Их озадачила песня «Texas Radio», исполненная Джимом, как вступление к «Hello, I Love You». Когда подростки начали ритмично аплодировать между песнями, Джим остановил их, сказав: «О, не надо этого!».

Doors начала спорить, что играть дальше. Джим хотел «Little Red Rooster», но Рэй и Джон не хотели играть блюзовые песни. Джим капризничал, но согласился, когда Рэй начал играть «Soul Kitchen». «When the Music Over» было исполнено превосходно, включая соло Рэя, когда он исполнил «Bag’s Groove» джазового вибрафониста Милта Джексона. Doors так же представили две новые песни: «Wild Child» и фрагмент «Touch Me». В «Light My Fire» во время своего соло, Робби исполнил мелодию из «Eleanor Rigby» группы Beatles. Джим настоял, чтобы выключили свет для «The End», которую Doors начали с резкого, научно-фантастического интро, отыграв образцово по степени накала – то, что будет крайне редко демонстрироваться ими в последствии.

На следующий день, в десять утра, осоловелые от недостатка сна, Джим (на стуле) и Doors записали шесть песен для датского телевидения, включая «Texas Radio» и полную версию «Unknown Soldier». Позднее в тот день Грейс Слик постучала в дверь гостиничного номера Джима. Она наблюдала за ним во время тура, но еще не установила контакт. Если она говорила что-то ему, то он отвечал, отводя глаза и гностически нелогично. «Меня впечатлило то, как менялся его характер, словно сознание переносилось из одной части мозга в другую, игнорируя все синоптические связи, - подмечала она позднее. – Его красота? Он был похож на безумного Джони Деппа – хорошие формы и дьявольская абстрактность. Грейс сделала несколько рисунков Джима углем – ее отговорка, чтобы постучаться к нему, якобы с целью показать наброски.

Джим открыл дверь и улыбнулся Грейс. «Привет? Чё случилось?» Она вошла в комнату и увидела чашу с клубникой на кофейном столике. Джим начал давить фрукты в руках, предлагая сочащиеся капли Грейс. Они начали разрисовывать постельное покрывало соком. Затем Джим поднялся, открыл верхний ящик комода, снова закрыл. Потом они разделись. Разговоров было мало. «Он был хорошо сложенным парнем, его член был чуть больше среднего, и он был достаточно молод, чтобы не упустить момент. В то же время он был на удивление обходителен. Я ждала безумного горизонтального ритуала. Джим удивил меня неземной экспрессией, а его бедра не переставали двигаться по кругу, словно в танце».

«Я понятия не имею, как долго мы были вместе, но я поняла, что нужно уходить, пока нас не застукали – у каждого из нас были другие отношения. Я чувствовала себя незваным гостем. Я оделась так быстро, как только смогла. Джим, не обращая внимания, лежал на кровати как будто без сознания: голый, глаза закрыты. Ни один его мускул не вздрогнул, когда он спросил: «Почему бы тебе не прийти снова?»

«Только если ты попросишь», - сказала Грейс.

Джим не попросил.

Европейский тур Doors закончился в пятницу 20 сентября в Стокгольме, Швеция. На открытии играли Airplane, Savoy Brown и Терри Рид. Во время первого выхода Doors представили раннее редко исполняемую «Love Street», плюс «Wake Up!» и «Hill Dwellers» из «Celebration». Во втором сете была представлена «Ballad of Mack the Knife» в качестве прелюдии к «Alabama Song». Оба шоу были записаны для последующего включения на главной поп-радиостанции Швеции «Radiohuset».

Многие фанаты Doors думают, что те финальные скандинавские концерты были последними настоящими шоу Doors, с бардовым певцом во все оружья, с вожделенным идолом, с орудием перемен воплоти, одетым в кожу и все еще напоминавшим романтического лорда и, если быть честным, хорошо игравшим эту роль. Скоро Джим начнет все менять, и будет ясно – Doors никогда не станут прежними.


6.12 Поэтический тур


Комментариев: 2 RSS
Урсула де Лилибон1
2014-04-28 в 23:47:06

«Texas Radio & the Big Beat (The WASP)» для в европейской программы

Пользуясь случаем, выражаю Вам свою благодарность за Ваш труд, и этот прекрасный перевод восхитительной книги!

Здоровья Вам и счастья!

Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей