6.13 Пусть плачет. Джим Моррисон: Жизнь, смерть, легенда

/ Просмотров: 94485

Джим Моррисон

Девятнадцатилетняя девушка, По Спэрроу, находилась примерно в десяти рядах от сцены. Позднее она вспоминала:

«Внезапно, непреодолимая сила перенесла меня к Джиму. Он сидел ссутулившись, локти на коленях, подпирая голову. Я нервно сжала фотоаппарат, остановившись в трех футах (около метра) от него. Пот капал у него с волос, тек по кожаным брюкам. Медленно он поднял голову… Я была в ужасе. Передо мной было лицо совершенно истощенного, сбитого с толку мужчины/ребенка. Мне хотелось убаюкать его, утешить… Мгновение он смотрел на меня, заставляя время остановиться – слабый, уязвимый, гравируя боль прямиком на кору моего головного мозга».

«Затем он изменился, подвергся преобразованиям так быстро, что меня тут же отбросило назад. Он улыбался, произносил высокопарные слова, которые я не могла разобрать за царившим гвалтом. Но это было неважно, потому что Джими был мертв, а его место занял Король Ящериц. Я помню, как шок накатывал волнами, быстро заполняя меня, не позволяя отвести взгляд. Концерт закончился и стерся из памяти. Я не помню, как вернулась домой».

ОГЛАВЛЕНИЕ 68


Нашли ошибку, напишите на admin@vavikin-horror.ru или в комментарии. Сделаем перевод книги лучше вместе :)

Сейчас главы выкладываются сразу в процессе перевода, в черновом варианте. После завершения перевода всей книги, текст будет окончательно вычитан и выложен в свободный доступ для скачивания в fb2 и др. форматах. Спасибо всем, кто уже помог с вычиткой!



6.13 Пусть плачет

В первой половине ноября Джим Моррисон и Doors снова отправились в турне, посещая на выходных города Среднего запада. Шесть крупных, похожих на защитников из американского футбола чернокожих телохранителей из филадельфийского детективного агентства «Sullivan» оберегали группу от фанатов и местных копов. Doors крайне нуждались в деньгах, поэтому спешно готовили к выпуску в качестве очередного сингла «Touch Me». Но тур был составлен второпях, рекламных акций проводилось мало, и билеты на многие выступления не распродавались. (Джим Моррисон ненавидел играть перед полупустым залом).

1 ноября в Милуоки, группа вышла на бис после выступления, исполненного на высоком уровне. «Ну, ладно, ладно, ладно, детки, - кричал Джим ревущей толпе. – Вот еще одна песня, которая придется вам по душе». Робби взорвался аккордами песни «Gloria», и остальные Doors энергично принялись за работу. Два вечера спустя в Чикаго, во время последнего шумного выступления, Джим выдал гипнотическое, почти зловещее представление. Они отыграли новую песню Робби «Tell All the People» и почти законченную «Celebration of the Lizard» На бис исполнив «Light My Fire» в беззаботной родио-версии, удовлетворив всех зрителей.

Ричард Никсон был избран президентом Соединенных Штатов во вторник 5 ноября – событие, повлиявшее на Джима Моррисона. В следующий четверг Doors играли на ярмарке «Arizona State Fair», и Джим бросался проклятиями и хватал других за промежности, соблазняя толпу подняться с мест, словно пытался спровоцировать охрану сцены, состоявшую из одетых в форму копов из дорожного патруля. Между «Tell All the People» и «When the Music’s Over» Джим вышел на край сцены и желчно объявил:

«Так, теперь у нас новый президент… (недовольный гул)… Верно… Он не наделал ошибок… пока! … Но когда он их допустит, мы достанем его… (аплодисменты, вопли, всеобщее согласие) … Именно! В самую точку! В самую точку! МЫ НЕ СТАНЕМ ВЫНОСИТЬ ЭТУ БРЕХНЮ ЕЩЕ ЧЕТЫРЕ ГОДА!»

Громыхнули продолжительные овации. Несколько сотен подростков ринулись к сцене, но их оттеснили начинавшие терять терпение раздраженные копы. Верхние ярусы начали спускаться. На сцену полетели фейерверки и бенгальские огни, которые затушили огнетушителем и убрали со сцены. Линия защиты была прорвана, и пришлось включить свет. Десять тысяч подростков недовольно гудели, а охрана сцены отступала.

Копы плотнее сомкнули ряды, и группа закончила выступление дикой песней «Unknown Soldier», в то время как зрители бросали на сцену одежду. Джим улыбался и бросал одежду обратно, пока не скрылся за занавесом. Вне зрительного зала была проведена дюжина арестов за непристойное поведение, и десять подростков попали в больницу с тяжелыми травмами.

Это было больше, чем обычный анархичный концерт Doors. Заведенное в ФБР дело на Джима Моррисона содержит отчет об этом концерте, хотя данные весьма размыты в результате жесткой цензуры. Анонимный информатор ФБР, ссылаясь на очевидцев и выдержки из газет, заявляет, что в тот вечер в Фениксе Джим Моррисон произносил неуточненные угрозы в адрес избранного, но еще не вступившего на пост президента Никсона.

Моррисоновское представление Джима в Аризоне – непристойные россказни, подстрекательские политические заявления – разозлили местных, которые выступали со-продюсерами шоу наряду с Ричем Линнелом и могли потерять вложенные деньги. Произнесенные речи начали расходиться через антрепренеров, рекламные проспекты, страховые информационные брошюры – так что приезд Doors воспринимался, как событие, обещавшее неприятности. Группа ссылалась на авторитетов, использовала непристойность, как часть шоу, распивая спиртные напитки на сцене, играла в полупустых залах. Это стало смертельным ударом для тура.

Некоторые из последующих концертов Doors на Среднем Западе уменьшились от шикарных площадок до хоккейных арен. Это, вкупе с плохой погодой и превратностями личной жизни Моррисона, повергли его в дурное расположение духа. Джим стал болезненно чувствительным. 8 ноября в пятницу он разломал стойку микрофона в Мэдисоне, штат Висконсин. (Как сообщает пресса, исполненный на бис «Celebration» заставил толпу подростков сидеть, открыв рот, глазея на пустую сцену, после того, как ушел Джим).

Следующим вечером в Сент-Луисе начиналась буря, и большинство зрителей решили остаться дома. Doors должны были играть в престижном зале «Kiel Auditorium», но были спешно понижены классом до убого «St. Louis Arena». Джим был вне себя. Появившись на сцене перед немногочисленными зрителями с бутылкой виски в правой руке, Джим предрек еще один провальный концерт, которые не раз называл «старый дерьмовник», и выдал пьяное шоу, вызвавшее отвращение к группе. Он либо метал свирепые взгляды, либо переставал петь, выводя зрителей из себя. Большую часть шоу он выступал с закрытыми глазами, прижав микрофон к лицу. Казалось, он не способен закончить большинство песен. Его рубашка поэта была разорвана, лицо покрыто густой щетиной, и он топал на сцене в одном из своих беспорядочных шаманских танцев, выглядевших почти комично.

Подростки в передних рядах отмечали, что атмосфера на сцене была напряженной. Робби был расстроен, играл, повернувшись к залу спиной, глядя на усилители, печально качая головой, слыша пьяные завывания Джима. Денсмор выглядел разгневанным. Подростки перед сценой видели равнодушный, бесчувственный взгляд Джима и отвечали ему тем же. Рэй солировал, опустив голову, старательно играя «Light My Fire», пытаясь доказать публике, что какие бы закидоны не вытворял на сцене Джим, они получат то, за что заплатили.

Состояние Джима ухудшалось, лирика становилась невнятной. Он смущал тинэйджеров Миссури, стоявших перед сценой, натирая промежность стойкой микрофона, пока не появилась эрекция. Крупный, похожий на байкера парень в первых рядах, который пришел с дочерьми, заорал на Джима, требуя перестать это делать. Джим подчинился. Потом, когда Рэй играл соло, он сел на край сцены, подперев голову руками.

Девятнадцатилетняя девушка, По Спэрроу, находилась примерно в десяти рядах от сцены. Позднее она вспоминала:

«Внезапно, непреодолимая сила перенесла меня к Джиму. Он сидел ссутулившись, локти на коленях, подпирая голову. Я нервно сжала фотоаппарат, остановившись в трех футах (около метра) от него. Пот капал у него с волос, тек по кожаным брюкам. Медленно он поднял голову… Я была в ужасе. Передо мной было лицо совершенно истощенного, сбитого с толку мужчины/ребенка. Мне хотелось убаюкать его, утешить… Мгновение он смотрел на меня, заставляя время остановиться – слабый, уязвимый, гравируя боль прямиком на кору моего головного мозга».

«Затем он изменился, подвергся преобразованиям так быстро, что меня тут же отбросило назад. Он улыбался, произносил высокопарные слова, которые я не могла разобрать за царившим гвалтом. Но это было неважно, потому что Джими был мертв, а его место занял Король Ящериц. Я помню, как шок накатывал волнами, быстро заполняя меня, не позволяя отвести взгляд. Концерт закончился и стерся из памяти. Я не помню, как вернулась домой».

Воскресным вечером в Миннеаполисе состоялся последний концерт тура. Милая, чрезвычайно взволнованная девушка заскочила в аэропорт и попросила у Джима автограф. Джим уже проспался от выпитого в самолете и невнятно произнес: «Может, подпишешь эту хрень сама, и все?» Денсмор готов был убить его, но парень девушки сказал Джиму: «Все нормально, чувак. Просто поставь автограф».

Группа начала экспериментировать с «Soul Kitchen» за пять минут до того, как появился Джим, вызвав гвалт аплодисментов, изучая публику. «Ладно, ладно, люди, дайте мне рассмотреть вас». В первых рядах было полно улыбчивых блондинок, так что Джим выдал хорошее шоу. Во время «When the Music’s Over» он начал безумно смеяться и танцевать, заслужив улыбки и аплодисменты. Джим почти всегда говорил со зрителями, как с равными, лишь изредка общаясь свысока. Он задавал им простые вопросы и слушал ответы.

Во время выступления случилась долгая заминка, и подростки начали беспокоиться, но под итог вопрос решился и на сцену вышла местная знаменитость (и артист «Electra») Тони Гловер со своей гармоникой, оставшись с Doors на протяжении всего шоу. В обед он взял у группы интервью для журнала «Circus», исполнив вместе с Джимом несколько импровизаций, используя гармонику, на песни «Back Door Man» и «Love Me Two Times», превратившиеся в «Mystery Train» Элвиса Пресли – мотив, который группа адаптирует для произвольных секций во время шоу.

Пара событий, произошедших с Джимом Моррисоном в течение следующих трех ноябрьских недель, считаются недоказанными и спорными. Ясно одно, что это был ключевой момент, изменивший жизни всех, кто был рядом с ним.

Doors продолжали работать над новым альбомом в студии «Electra». Эпизодическая рок-опера Джима «Soft Parade», которую не включили в последний альбом, была возрождена и улучшена. Джим не соглашался исполнять нескладную задорную лирику «Tell All the People». Робби отказывался менять слова, поэтому Джим настоял, чтобы с того момента в песнях Doors уточнялось, кто их написал – серьезный раскол в группе. Джордж Харрисон посетил записи «Soft Parade», отметив, маниакальную суету Ротшильда и сделал несколько ироничных замечаний, что все это так же скучно, как и сессии Beatles.

Затем Джим исчез. Однажды он просто не пришел, и его дружки не знали, где он или не пожелали говорить, что Джим вылетел в Лондон, чтобы вернуть Памелу Курсон. Она была в плохой форме, порвав с Кристофером Джонсом. Пэм надеялась на Джонса, считая, что жизнь с Джимом осталась в прошлом. Джонс написал безобидное письмо своей жене, матери его дочери, оставив его агенту, чтобы тот послал его по почте. Но Памела перехватила письмо, прочитала и восприняла как предательство. Она была в шоке, покупала героин, пользуясь связями Жана де Бретей – это был тот же дилер, что снабжал Кита Ричардса. Когда у нее кончились деньги, она в растерянности позвонила Джиму. Тон ее голоса напугал его. Он вылетел в Лондон сразу, как смог.

Вначале Джим не мог найти Памелу, и ему пришлось спрашивать беспомощного наркомана – графа де Бретей, которого ненавидел, где она может быть. Когда Джим отыскал ее, она сказала, что не хочет возвращаться, если он не уйдет из Doors. Джим разговаривал с ней в закрытом ночном клубе «Big O’Nails». Они спорили. Джим напился, начал плакать и обзывать Памелу. В полночь она выплеснула ему в лицо свою выпивку, заслужив аплодисменты нескольких свидетелей, и в гневе покинула клуб. Час спустя недалеко от Кэдоган-Скуэр Пэм постучала в дверь тайного убежища, в которое переехал Джонс.

«Где Джим?» - спросил Джонс, зная, что тот прилетел в Лондон, желая помириться с Памелой.

Она рассказала ему, что случилось.

«Так ты оставила его там в слезах? Почему бы тебе не пойти к нему?»

«Не думаю, что нужно идти, - сказала Памела, оставаясь на ночь. – Пусть плачет. Ему это нравится».


6.14 Богиня правосудия


Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей