6.8 Мертвец в «Hollywood Bowl». Джим Моррисон: Жизнь, смерть, легенда

/ Просмотров: 107825

Джим Моррисон

Мик Джагер понятия не имел, как проводить концерты на американских аренах. Тито Бернс предложил ему слетать в Los Angeles и посмотреть, как Doors справится с выступлением перед десятитысячной аудиторией в «Hollywood Bowl» 5 июля.

Две рок-звезды никогда не встречались прежде. Джагер был на пять месяцев старше Джима и находился в ранге звезды на три года дольше. Джим встал и пожал Мику руку, затем вернулся в кровать, отдыхая перед вечерним концертом в «Hollywood Bowl».

Мик спросил Джима, не медитирует ли он перед шоу.

Джим посмотрел на него как на безумца: «Медитирую? Нет, чувак. Этим занимаются Робби и Джон».

Дженсен позднее говорил Фрэнку Лисиандро: «Они разговаривали о танцах на сцене. Мик говорил, что его смущают танцы Джима. Он говорил, что единственная вещь, которую он не может делать – танцевать. И Джим и Мик соболезновали, что крайне сложно чувствовать себя комфортно и уместно, когда нужно танцевать на сцене. Больше зрителей, больше рабочего пространства и больше сложностей установить связь с публикой. Все должно быть чрезмерно раздутым. Джим сказал Мику: «Если ты падаешь, чувак, то падаешь на самом деле».

«Они рассмеялись над тем, каким пафосным и громадным все было. Они выросли на звездах кино и героях дикого запада, а сейчас вдруг сами стали центром этого мира. Они оба были ребячливо-застенчивыми в отношении своей славы. И было хорошо видно, что они уважают таланты друг друга».

ОГЛАВЛЕНИЕ 67


Нашли ошибку, напишите на admin@vavikin-horror.ru или в комментарии. Сделаем перевод книги лучше вместе :)

Сейчас главы выкладываются сразу в процессе перевода, в черновом варианте. После завершения перевода всей книги, текст будет окончательно вычитан и выложен в свободный доступ для скачивания в fb2 и др. форматах. Спасибо всем, кто уже помог с вычиткой!



6.8 Мертвец в «Hollywood Bowl»

В начале июня 1968 Rolling Stones завершили в Лондоне запись своего нового гениального альбома «Beggar’s Banquet». Мик Джагер чрезвычайно интересовался Джимом Моррисоном из-за льстивой рекламы в музыкальной прессе Лондона, за которой он следил, и по причине того, что импресарио Rolling Stones – Тито Бернс, сообщал, что крайне заинтересован устроить в конце года для Doors европейский тур. У Stones не было туров по Америке с 1966, и весь концертный бизнес уже изменился. Все стало значительнее и профессиональней. Великие американские музыканты, как Джими Хендрикс и Doors выросли из танцевальных залов и давали представления на больших аренах, где надлежало играть и Stones, если они хотели заработать.

Мик Джагер понятия не имел, как проводить концерты на американских аренах. Тито Бернс предложил ему слетать в Los Angeles и посмотреть, как Doors справится с выступлением перед десятитысячной аудиторией в «Hollywood Bowl» 5 июля. Так что, закончив сведение альбома «Banquet», Джагер вылетел в аэропорт Лос-Анджелеса, взяв подругу Марианну Фэйтфулл и продюсера Stones Джимми Миллера. Два дня спустя Джагер нарисовался в офисе Doors и спросил, где он может найти Джима Моррисона.

Дженьюари Дженсен снял трубку звонящего платного телефона недалеко от комнаты 32 в мотеле «Alta Cienega» на другой стороне улицы. Джим лежал на кровати и смотрел телевизор с выключенным звуком. Тим Хардин вмазывался в ванной.

Дженсен: «Из офиса звонили. Они в панике кричали: «Джагер здесь! Он переходит улицу!» Я сказал: «Джим… э-э, Мик Джагер на другой стороне улицы. Он идет к нам». Джим сказал: «Нормально».

«Потом раздался очень тихий стук в дверь. Джим кивнул мне, и я открыл дверь. И (Джагер) сказал: «Алло, я Мик». А я сказал: «Ты прав, твою мать». Это было блестяще. Энергия буквально искрилась в воздухе. Потом Мик вошел в комнату».

Если Джагер, который жил в Лондоне в элегантном доме на Честер-Сквер, и почувствовал неприязнь относительно скудной берлоги Джима, то он скрыл это очень хорошо. «Мик чувствовал себя комфортно, - вспоминает Дженсен. – Нет, он не оглядывался по сторонам и не спрашивал: что случилось с этой дырой? Для него это было приемлемо – прямо напротив офиса».

Две рок-звезды никогда не встречались прежде. Джагер был на пять месяцев старше Джима и находился в ранге звезды на три года дольше. Джим встал и пожал Мику руку, затем вернулся в кровать, отдыхая перед вечерним концертом в «Hollywood Bowl».

Мик спросил Джима, не медитирует ли он перед шоу.

Джим посмотрел на него как на безумца: «Медитирую? Нет, чувак. Этим занимаются Робби и Джон».

Мик хотел поговорить о драматическом мастерстве, изъявив желание изучить, как работать с большой толпой. Он сказал Джиму, что Stones не выступали уже пятнадцать месяцев и реально заржавели. Джим спросил Мика о Брайане Джонсе. Мик закатил глаза и сказал, что у Брайана сейчас трудные времена. Его женщина ушла к Киту год назад. Мик сказал, что Брайан может быть сейчас в Морокко – записывает музыку племен в горах, с группой музыкантов и по совместительству фокусников. О них Брайану Джонсу рассказал Брайан Гизин – друг Уильяма Берроуза.

«Ты знаешь Уильяма?» - спросил Мик.

Джим отрицательно качнул головой.

Дженсен позднее говорил Фрэнку Лисиандро: «Они разговаривали о танцах на сцене. Мик говорил, что его смущают танцы Джима. Он говорил, что единственная вещь, которую он не может делать – танцевать. И Джим и Мик соболезновали, что крайне сложно чувствовать себя комфортно и уместно, когда нужно танцевать на сцене. Больше зрителей, больше рабочего пространства и больше сложностей установить связь с публикой. Все должно быть чрезмерно раздутым. Джим сказал Мику: «Если ты падаешь, чувак, то падаешь на самом деле».

«Они рассмеялись над тем, каким пафосным и громадным все было. Они выросли на звездах кино и героях дикого запада, а сейчас вдруг сами стали центром этого мира. Они оба были ребячливо-застенчивыми в отношении своей славы. И было хорошо видно, что они уважают таланты друг друга».

Есть ряд заявлений, что Мик дал Джиму ЛСД-25, которое Джагер получил от друга в Лос-Анджелесе за день до этого, и что Джим проглотил таблетки сразу, как Мик ушел. Когда Тим Хардин наконец-то вышел из ванной, они сказали ему, что он пропустил визит Мика Джагера. Обдолбаный Тим не поверил, потребовав перестать нести чушь.

После того, как Джагер ушел, Джим позвонил Памеле, рассказал о визите Мика и попросил заехать за ним и отвезти на концерт. Перед этим Пэм прислала ему красивый темно-синий жилет, замысловато расшитый золотыми нитями, который она привезла с базаров Марракеша. Памела сказала, что не одна и не приедет. Он сказал ей, что ему следует оставить Doors и стать поэтом. Об этом она говорила ему уже не один месяц. Пэм ненавидела Doors, считала, что Джим слишком талантлив для них, и это убивает его. Джим не спорил с ней, лишь напоминал, что Doors оплачивают ее счета за жилье, бутик и за все остальное. Пэм сказала Джиму, что придет на концерт с Кристофером Джонсом.

«Hollywood Bowl» был построен на бульваре Кахуенга в 1922 году как звездный амфитеатр на восемнадцать тысяч сидячих мест, расположенный в холмах над городом. Это было идеальным местом в Лос-Анджелесе для филармоний и оперных артистов, но выступление там рок-звезд становилось проблемой. Команда Doors прибыла за два дня до выступления, чтобы установить оборудование – пятьдесят четыре усилителя, выстроенные вряд в 30 ярдах (27.5 метров) параллельно сцене, обещая сделать шоу достаточно громким, чтобы было слышно за мили вокруг. Новый член команды Doors – Харрисон Форд, был честолюбивым актером; в его рутинные обязанности входило плотничье дело и (согласно недоказанным голливудским слухам) снабжение группы травой. Он так же работал с одной из четырех камер, во время концерта.

Билеты на шоу были полностью распроданы. Представление стало одним из самых ожидаемых в Лос-Анджелесе. Один из диск-жокеев радио «KHJ» отметил, что толпа была даже безумнее, чем собравшаяся у группы Monkees несколькими месяцами ранее. Жарким вечером на открытии выступали Steppenwolf с их новыми хитами «Born to Be Wild» и «Magic Carpet Ride». Chambers Brothers оживили подростков своим долгим психоделическим джемом «Time Has Come Today». Мик Джагер, ходивший ужинать с Doors перед шоу, сидел перед самой сценой и внимательно наблюдал за тем, как все происходит.

Doors вышли на сцену около девяти, когда толпа уже кипела, и выдали невнятное, подавленное выступление, разочаровавшее всех в тот вечер. Пламенный рок-бог не спустился с небес. Эротический политикан, удивительный шаман, Король Ящериц – ни одна из этих личностей, не проявилась. Вместо этого Джим шокировал всех и просто пел, мурлыкая свои песни, одетый в кожаные брюки и жилет, привезенный из Морроко, стоя в фиксированном пятне прожектора. Он надел на шею серебряный крест, который никто не видел на нем прежде, курил сигареты одну за другой, что было так же не свойственно ему. Только когда нужно было издавать крик, он сгибался над микрофоном и переставал сдерживаться, да изредка позволял себе пускаться в прикольные, сгорбленные танцы индейцев хопи.

Другие музыканты переглядывались растерянно, когда Джим отработал хиты и перешел к песням недавно представленного публике альбома «Waiting for the Sun»: «Five to One», «Hello, I Love You», «Spanish Caravan» и «Unknown Soldier». После каждой песни рой подростков орал, требуя исполнить «Light My Fire». Джим втиснул две секции из «Celebration» в «Horse Latitudes» и три новых поэмы («Accident», «Grasshopper» и «Ensenada») в «The End». На протяжении всего выступления Джим сохранял безучастный взгляд, едва уловимую улыбку, не заботясь о том, чтобы установить контакт со зрителями.

Было несколько факторов, повлекших это равнодушное шоу. Мик Джагер, Марианна Фэйтфулл и Джимми Миллер сидели в первом ряду, так что Джим находился под пристальным взглядом Джагера. В нескольких рядах за ними жались друг к другу Памела и ее бойфренд. Теплое белое освящение делало обыкновенно погруженное в полумрак шоу Doors раскаленным добела. Вероятно, Джим чувствовал себя некомфортно со всем этим гигантизмом «Bowl» и незрелыми беспокойными подростками, которые высмеивали группу, освистывали новые песни и бегали по залу во время шоу. Если, как сказала Пэм Джонсу, Джим играл под ЛСД, то справлялся очень хорошо, выдавая музыкально безупречные выступления, которые продолжали волновать всех несмышленышей. Подростки ожидали вульгарный рок-театр о человеческих жертвоприношениях, а получили вместо этого ТВ шоу в прямом эфире. Джон Денсмор неистовствовал, услышав от Робби, что Джим закинулся парой таблеток ЛСД перед выходом на сцену.

Мик и Марианна пропустили заключительную часть. Джимми Миллер позднее сказал, что по дороге назад в отель Мик Джагер объяснил уход с концерта тем, что Doors наскучили ему. Концерт в «Hollywood Bowl» оказался успешным в коммерческом плане, но крайне нудным. Doors переживали, что писательница Элен Сандер (ныне подруга Жака Хольцмана), услышав нелестные отзывы выпускников старших классов о группе, назвала происходящее «драматическое снижение местного престижа». Мик Джагер понял, как не надо давать большие концерты.

Памела и Кристофер Джонс прошли за сцену после шоу. Джонс ждал за дверью, пока Пэм заходила в гримерку. Затем она высунула голову и жестом предложила Кристоферу войти. Когда он оказался внутри, Джим сгреб Памелу и усадил себе на колени так, что ее ноги оказались раздвинутыми. «Он просто сидел там и ухмылялся мне, - говорил Джонс писательнице Патриции Батлер. – Пэм сидела у него на коленях и смотрела на меня как-то нервно. Но Джим знал о нас, и старался перещеголять меня. Но я просто стоял и делано улыбался ему, понимаешь? Кого он хотел обмануть?»


6.9 Lords


Комментариев: 2 RSS
Евгений1
2014-03-24 в 14:19:46

Крутой перевод. Читаю главы, как интересный сериал. Надеюсь у вас найдется издатель для печати.

Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей