7.8 «Старый блюзмен». Джим Моррисон: Жизнь, Смерть, Легенда

/ Просмотров: 89781

Джим Моррисон

Второе шоу оказалось еще длиннее и небрежнее. «Вечер наш, - объявил Джим. – Мы можем оставаться здесь так долго, как захотим». В добавление к переформированию Doors, Джим репозиционировал и самого себя. Во время «Back Door Man» (в обоих выступлениях) он пел: «Я старый блюзмен». Такую личину он будет разыгрывать в следующие годы, как если бы подобрал роль блюзмена, которую неловко примерял Брайан Джонс. Кто-то должен был нести этот огонь. Но роль «старого блюзмена» была для Джима Моррисона так же бесполезна в качестве поддержки, как губительно для Брайана Джонса.

ОГЛАВЛЕНИЕ 67


Нашли ошибку, напишите на admin@vavikin-horror.ru или в комментарии. Сделаем перевод книги лучше вместе :)

Сейчас главы выкладываются сразу в процессе перевода, в черновом варианте. После завершения перевода всей книги, текст будет окончательно вычитан и выложен в свободный доступ для скачивания в fb2 и др. форматах. Спасибо всем, кто уже помог с вычиткой!



7.8 «Старый блюзмен»

В конце июня 1969 Doors вылетели в Мехико. Как и обычно с их верным, сдержанным и очень молодым штатом менеджеров группа облажалась. Они изначально согласились появиться 31 мая на самой большой родео-арене в мире «Plaza Monumental». Затея провалилась в последнюю минуту, когда репрессивное правительство Мексики выяснило, кто такие Doors. За восемь месяцев до этого, в октябре 1968, выступающие с протестом студенты на главной площади были расстреляны мексиканской армией из пулеметов, погибли сотни. Теперь авторитарные власти боялись бунтов, которые могли начаться, если влиятельная американская группа взбудоражит толпы подростков, и постановили, что Doors не появятся на родео-арене.

Вместо этого Doors были размещены в фешенебельном ночном клубе «El Forum», где появлялись такие представители «Крысиного гнезда», как Сэмми Дэйвис младший. Doors давали четыре выступления (пять тысяч долларов за каждое) для набившихся в здание богатых подростков в пиджаках и галстуках, с расфуфыренными подружками. Это досаждало, но Джим поприветствовал публику на испанском и представил группу как Рамона, Хуана и Роберто. Джим носил цветочную рубашку навыпуск и работал с толпой: заводил, жестикулировал, вызывал безудержные овации, особенно за «The End». Группу удивило, что благородные подростки выкрикивают лирику вместе с Джимом в бурном двойном катарсисе группы и зрительного зала. Мексиканский промоутер позднее сказал Джиму, что «The End» была самой уважаемое песней за ее смелую лирику. В Мексике, объяснял он, каждый хотел убить своего отца и трахнуть мать.

В течение четырех дней, пока Doors были в Мехико, милая девушка тайно присоединилась к Джиму в клубе, оставаясь рядом. (Двадцать лет спустя она стала крайне уважаемой, занимающейся благотворительностью женой одного из самых влиятельных лиц в мексиканском правительстве). Женщина Джона Денсмора сделала аборт. Днем Doors отправились смотреть достопримечательности, поднявшись по лестнице для жертвоприношений возле ацтекских пирамид (с сильно бородатым Джимом в кожаных штанах и клацающих высоких сапогах), и посетили музей антропологии «Museo de Antropologia». Doors получили восторженные отзывы в мексиканской прессе, и те концерты 1969-го до сих пор вспоминаются определяющим моментом мексиканской престарелой элитой.

Но в других местах у Doors не сложилось. Накрылись хорошие деньги за выступления на Гавайях и в Сиэтле. В агентстве группы ходили слухи, что местный офис ФБР предупреждал промоутеров держаться подальше от Doors. Письма, сплетничавшие касательно «разврата» Doors, продолжали поступать Эдгару Гуверу мл., формируя досье Doors. Затем, 3-го июля, в Англии умер Брайан Джонс (таинственно, в двадцать семь) в бассейне. Событие потрясло Джима. Основатель Rolling Stones был идолом для Джима, кроме того слава значила для Брайана Джонса больше, чем музыка, и он страдал от публичного заката в течение двух лет. Его уволили из Rolling Stones, у него началась алкогольная жировая дистрофия и задурманенная таблетками леность. В Лондоне его часто арестовывали, не всегда справедливо, за владение наркотическими средствами. Он потерял свою бесценную подругу, которая променяла его на лучшего друга, Кита Ричардса. Известие о том, что Брайан был убит, появились в Лондоне и тут же достигла Лос-Анджелеса. Смерть Брайана Джонса положила начало серии странных вымираний рок-звезд, закончившейся два года спустя в парижской ванне, в тот же день, что так и не объясненная смерть Джонса.

Кривая Брайана Джонса от легендарной рок-звезды до безнадежного призрака должна была заставить Джима призадуматься, потому что он спросил Стива Харриса из «Electra», что случится с Doors, если он, Джим, умрет. На эмоциональном подъеме, Джим лихорадочно компоновал то, что некоторые считают лучшей поэмой «Ode to L.A. While Thinking of Brian Jones, Deceased». Это стало его самой горестной поэмой. Название благоухало элегическими одами Шелли, Китса и лорда Байрона, но стиль заимствовал в основном бит-строфы Кеннета Пэтчена. Он захватывал «грязный горн сатира» Брайана и развивал в звездную начальную катодно-лучевую ауру: «Тебя обесцветили/Солнце/для телевизионного полдня». Брайан Джонс ушел, чтобы «кормить небеса» с каннибалами и евреями: «Я надеюсь ты станешь/улыбаясь/ как ребенок/холодным реликтом/мечты».

Майкл Макклюр видел это ясным, очевидным. Брайан Джонс в своем трагическом распаде преподносился Джимом Моррисоном в метафорах.

Новый «Aquarius Theater» на Сансет был недавно клубом «Hullabaloo», и многими другими предыдущими инкарнациями, но летом 1969 там находилась лос-анджелесская компания «Hair» (психоделический мюзикл «Волосы», является вехой хиппи-движения 60-ых) - убойный хит «American Tribal Love Rock Musical». Ища место для записи живого альбома Doors, «Electra» арендовала «Aquarius» на вечер понедельника, когда театр был обычно пуст. Doors отыграли два шоу 21 июля. Обладатели билетов получили на входе копии новой элегии Брайану Джонсу, отмечая эти концерты как дань памяти Джима основателю рок-движения.

Doors уже провели спешную проверку звука при пустом зале. Публика заходила и видела «мистера Гениальность», сидящим на стуле в центре сцены, одетого в рабочую одежду армейского образца. Некоторые принимали его за администратора гастролирующей группы, потому что Джим был похож на понтового железнодорожного работника. Озаренный мистическим синим светом, Джим чувствовал себя комфортно, с надетыми очками в проволочной оправе, покрашенными в синий цвет, и готовый к работе. Закидоны рок-звезды отошли на второй план. Это был горделивый способ Джима провести выступление – греческий бог, канувший в небытие.

В восемь чесов Джим протянул: «Ну, мы давно хотели записать живой альбом в родном городе – так что мы делаем это сегодня!»

Денсмор начал отбивать на тамтаме «Back Door Man», и Doors явили публике свою следующую инкарнацию пост-психоделической группы из придорожной закусочной. В первом шоу были исполнены хиты, а так же представлены новые импровизации как «Mystery Train», переходящая в спонтанную арию «Away in India» Джима, заканчиваясь искаженной переработкой «Crossroads» Роберта Джонсона.

Такая спокойная триада блюзовых песен использовалась Джимом на протяжении всей карьеры. Они так же попробовали исполнить «People Get Ready» Кертиса Мэйфилда и закончили «Celebration of the Lizard». На протяжении всего шоу Джим пел, сидя на стуле, почти неподвижно, работая с сосредоточенной жестокостью. Было во время выступления и спонтанное сочинение, когда Джим переделал «Light My Fire» новыми гневными рифмами: «Дохлый кот в цилиндре (критикан из высшего общества)/сосущий кровь молодых».

Второе шоу оказалось еще длиннее и небрежнее. «Вечер наш, - объявил Джим. – Мы можем оставаться здесь так долго, как захотим». В добавление к переформированию Doors, Джим репозиционировал и самого себя. Во время «Back Door Man» (в обоих выступлениях) он пел: «Я старый блюзмен». Такую личину он будет разыгрывать в следующие годы, как если бы подобрал роль блюзмена, которую неловко примерял Брайан Джонс. Кто-то должен был нести этот огонь. Но роль «старого блюзмена» была для Джима Моррисона так же бесполезна в качестве поддержки, как губительно для Брайана Джонса.

Второй сет в «Aquarius» представил новые песни: «Make Me Real», «Universal Mind», «Blue Sunday». Джим прервал «Gloria» прочитав поэму «Coda Queen». Группа представила «Peace Frog» Робби Кригера без Джима. Менеджмент «Aquarius» заранее договорился, что Джим не будет трогать реквизиты актеров «Волос», используемые для того, чтобы подняться над публикой. Но во время второго шоу архибунтарь не смог сдержать себя и перемахнул через балкон как Тарзан в начале урезанного, но огненного ритуала «Ящерицы» - безумного и лихорадочного выступления конца эпических шестидесятых.

Doors отыграли больше двадцати песен. Затем был показан «Feast of Friends». Завороженные зрители ушли в три утра. Но «Electra» не удовлетворилась шоу. Для них Doors звучали коряво. Джим, казалось, просто болтал стихами. Пол Ротшильд волновался, что у них ничего не вышло. Управляющий персонал считал, что Doors звучат вяло. Поскольку инструменты группы были установлены, они отыграли еще одно приватное шоу в полдень следующего дня, чтобы получить больше материала для альбома live. Группа переиграла «Peace Frog», «Blue Sunday», «Maggie M’Gill», «Build Me a Woman». Они исполнили много импровизированных блюзов, и Джим без подготовки выдал несколько строк, которые стали известны, как «Assassination».

Так умер Король Ящериц. Славься Старый Блюзмен. Череда пресс-обзоров признала, что Doors оставили попсовую чепуху, сделав выбор в пользу зрелого и серьезного:

«Cash Box»: «…лучшие и самые сильные местные выступления».

«Los Angeles Herald-Examiner»: «… напористо… жестко… гениально».

«Los Angeles Free Press»: «Джим Моррисон был больше бунтарем-студентом, чем секс-богом, и чувствовал себя вполне комфортно в новом обличье. Как можно обвинять Моррисона в плохом исполнении, за то, что антагонизм и чувственность уступили место чему-то более богатому, глубокому, агрессивно решительному? Они уже приблизились к Искусству, и не важно как сильно они обидели, обрадовали или даже привели в восторг рок-критиков. Стандарты, посредством которых можно было измерить их искусство, должны были быть старше и глубже. (Doors нравился этот обзор, и вскоре автор, Харви Перр, был нанят на работу в качестве пиарщика).

Так Doors обзавелись теперь шаблоном на будущее – белая группа R&B с некоторыми психоделическими записями. Многие думали, что им пришел конец, но в этом обличие Doors выпустят два альбома, подаривших миру самые живучие песни группы, а так же находящиеся вне времени рожденные в голове Джима образы американской ночи – придорожной закусочной, королевы магистрали, мирной лягушки, оседлавшего бурю всадника (имеется в виду отсылка к песням: «American night-Roadhouse», «Queen of the Highway», «Peace Frog», «Riders on the Storm»).

25 июля в Сан-Франциско Билл Грэм представил Doors в «Cow Palace» вместе с блюзменом из «Electra Records» Элвином Бишопом и Лонни Маком. Четырнадцать тысяч билетов распродались за час. Следующим вечером Doors были главным номером в Университете Орегона, поддерживая новую группу, Alice Cooper, манерничавших как раньше Doors, даже больше. За день до этого, они полетели в Вашингтон, чтобы сыграть на музыкальном фестивале «Seattle Pop Festival» со всеми грандами того времени: Led Zeppelin, Burritos, Vanilla Fudge, Ten Years After, Сантана, Flock, Чарльз Ллойд, Byrds, Youngbloods, Spirit, Бо Дидли, Чак Берри и многими другими.

Джим прибыл на вертолете, пьяный. Это тут же заметил «road mangler», знаменитый дорожный менеджер Грэма Парсонса по имени Фил Кауфман, который тут же усадил Джима на заднее сиденье арендованного «Кадиллака», чтобы поддержать пьяного и находящегося под кокаином главу Burrito. Кауфман высадил Джима несколько часов спустя, когда настало время выступать Doors. С краю сцены стоял Роберт Плант, англичанин двадцати одного года, бывший лидером в Led Zeppelin.

За десять месяцев до этого, Роберт был слишком беден, чтобы посетить концерт Doors в Лондоне. Ему нравились все калифорнийские группы, но к Doors была особенная любовь. Теперь его собственная группа была самой востребованной в мире. В начале года Led Zeppelin уже пленили «Whisky» и Сансет Стрип, завоевав Америку непрерывным и виртуозным туром, и теперь их второй альбом, «LZ 2», стал первым номером в мире благодаря таким бомбам, как «Whole Lotta Love». Доминирование Led Zeppelin продолжится и в семидесятых, как величайшее событие рок-движения тех прославленных лет.

Роберт стал свидетелем не лучшего выступления Doors. Джим начал относиться к подросткам в зале с презрением после того, как они явно заскучали во время исполнения «When the Music’s Over». В ответ они сыпали проклятиями и смеялись над ним. Он совсем был непохож на «Джима Моррисона». Некоторые думали, что Джим был парнем из Canned Heat. Подростки перед сценой видели, что он использует стойку микрофона, чтобы возбудить себя. Он пытался болтать с ними во время «Light My Fire» и кто-то бросил в него стакан с пивом. Джим показал ему средний палец. Снова посыпались проклятия, и Джим выплюнул: «Эй, эй, эй – вы, трепливые ублюдки, скажите еще раз. Вываливайте все – всю свою ненависть, все, что кипит внутри вас. Вперед, добейте меня!»

«Пошел ты!» - проорала дюжина подростков.

«Это я и хотел услышать, - презрительно усмехнулся Джим. – Но этого мало». Затем он рассказал историю своей жизни двадцати двум тысячам человек. «Я читал в газете, где один мозгоправ назвал… людей, выступающих, как и я, на сцене, безумцами».

Аплодисменты. Джим повысил голос: «Я читал, что их недостаточно любили в детстве. – И он начал выкрикивать: - МЕНЯ НЕДОСТАТОЧНО ЛЮБИЛИ».

После исполнения «The End» Джим принял крестообразную позу, один в кроваво-красном пятаке света. Другие музыканты уже разошлись, но Джим продолжал стоять на протяжении трех минут, пока дорожные менеджеры готовили сцену для следующего выступления. Наконец красный свет прожектора погас, Джим ушел со сцены в ожидающий его вертолет.

Следом за ним выступали Led Zeppelin – за шесть часов до бесчисленных поклонниц, барабанящих в двери прибрежного отеля с мертвыми акулами. Они играли почти три часа, показав лучшее рок-выступление из возможных. Когда Zeppelin вернулись в Лондон, Роберт описал Doors в музыкальной газете «Melody Maker»: «Было похоже, что (Джим) сдулся… Он стоял на краю сцены и едва не валился на публику. Он был просто на мили выше нашего понимания. Казалось, он понимает, что Doors катятся вниз. Он вышел на сцену, убежденный в это, и тут же начал говорить вещи, в которые никто не врубался.


7.9 Была резня здесь


Комментариев: 2 RSS
Надежда1
2014-11-14 в 12:16:45

Менеджмент «Aquarius» заранее договорился, что Джим не будет трогать снасти актеров «Волос»,

Может, заменить "снасти" на "реквизит"?

Спасибо. Что-то меня и правда бес попутал, видимо о рыбалке в тот момент размечтался )))

Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей