8.2 Королева Ящериц. Джим Моррисон: Жизнь, Смерть, Легенда

/ Просмотров: 83700

Джим Моррисон

Джим возобновил контакт с Патришией Кеннели, редактором ежемесячного музыкального журнала «Jazz & Pop». Он уже встречал ее в отеле «Plaza» двумя годами ранее. Ей было двадцать четыре года, милая, очень умная, с рыжими волосами. После смерти Джима Патришия Кеннели начала делать поразительные заявления. Пока ясным остается только то, что у нее и Джима Моррисона была некая связь в 1970-ом (Их сфотографируют вместе в офисе журнала, и «Jazz & Pop» в сентябре 1970-го опубликует новую поэму Джима «Anatomy of Rock»), остальная часть того, что описывала Кеннели как страстную мелодраму, закончившуюся оккультной свадьбой и клятвами на крови, не подтверждено достоверными, независимыми источниками.

Она говорит, что стала женой Джима во время брачной церемонии, проведенной при свечах жрицами черной магии – религии древних богинь. Этот обряд включал обмен кровью, заклинания и магические круги. Она опубликовала документ свадебной мессы с перечнем имен вступивших в брак людей, засвидетельствованный 24 июня 1970, в комплекте с подписью, похожей на Моррисоновскую.

ОГЛАВЛЕНИЕ



Нашли ошибку, напишите на admin@vavikin-horror.ru или в комментарии. Вместе сделаем перевод книги лучше :)

Сейчас главы выкладываются сразу в процессе перевода, в черновом варианте. После завершения перевода всей книги, текст будет окончательно вычитан и выложен в свободный доступ для скачивания в fb2 и др. форматах. Спасибо всем, кто уже помог с вычиткой!



8.2 Королева Ящериц

Холодным вечером в понедельник, после выступлений в Нью-Йорке, «Electra» закатила для Doors шикарную вечеринку в пентхаусе отеля «Hilton». Контракт группы с лэйблом заканчивался, и другие компании несомненно были заинтересованы в том, чтобы подписать его. «Electra» хотела сохранить Doors, и вечеринка стала способом Жака Хольцмана дать знать группе, что их ценят. Это была тусовка людей, связанных с миром музыки и кино. Ожидали Энди Уорхола, но завалился один из его окружения. С Джимом была Памела при параде: красивая рубашка с аппликациями, персидские туфли и украшенная марокканская жилетка. Как и обычно она была самой красивой женщиной, но в центре внимания был Джим, поскольку люди подходили поцеловать его или просто прикоснуться к его плечу. Он оставался трезвым и вежливым. Они были одними из последних, кто покинул вечеринку, и когда выскользнули за дверь, Памела прошептала Хольцману: «Ну, Жак, на случай, если мы на следующий год будем в «Atlantic», спасибо за великолепную вечеринку».

На это подтолкнул ее Джим. «Я почти умер», - вспоминал позднее Хольцман.

По этому вопросу Джим возобновил контакт с Патришией Кеннели, редактором ежемесячного музыкального журнала «Jazz & Pop». Он уже встречал ее в отеле «Plaza» двумя годами ранее. Ей было двадцать четыре года, милая, очень умная, с рыжими волосами. После смерти Джима Патришия Кеннели начала делать поразительные заявления. Пока ясным остается только то, что у нее и Джима Моррисона была некая связь в 1970-ом (Их сфотографируют вместе в офисе журнала, и «Jazz & Pop» в сентябре 1970-го опубликует новую поэму Джима «Anatomy of Rock»), остальная часть того, что описывала Кеннели как страстную мелодраму, закончившуюся оккультной свадьбой и клятвами на крови, не подтверждено достоверными, независимыми источниками.

В то время как секс-партнеры в Лос-Анджелесе описывали Джима жестоким импотентом, Кеннлеи говорила, что он был воспитанным жеребцом, способный к неоднократной эрекции и любовным марафонам в ее кровати. Она сказала Джерри Хопкинсу, после смерти Джима, что однажды он вытащил из ее вагины диафрагму для контрацепции, потому что это начало его раздражать.

Она описывала Джима преимущественно трезвым. В Западном Голливуде Джима видели пересекающим улицу на нетвердых ногах, направлявшимся в «Monaco Liquors» в полдень, но потом оказывалось, что он с ней в Нью-Йорке, и она заявляет, что они употребляли только кокаин и немного травы. В Лос-Анджелесе Джима обычно видели угрюмым, молчаливым, лаконичным. В Манхеттене с Кеннели, по мере необходимости, он был образцом остроумия, классического символизма и поэзии.

Она говорит, что стала женой Джима во время брачной церемонии, проведенной при свечах жрицами черной магии – религии древних богинь. Этот обряд включал обмен кровью, заклинания и магические круги. Она опубликовала документ свадебной мессы с перечнем имен вступивших в брак людей, засвидетельствованный 24 июня 1970, в комплекте с подписью, похожей на Моррисоновскую. (Имена других жриц затемнены в доступной общественности копии, предположительно, чтобы сохранить в тайне). Она говорит, что Джиму стало нехорошо во время свадебной процедуры и он рухнул на пол. Когда он пришел в себя, они продолжили, и она говорит, что Джим после трахнул ее семь раз за два часа внутри магического круга.

По ее словам, она забеременела от Джима. Кеннели бегала за ним, но он старался избегать ее, если не считать тайной встречи в Майами, когда слушалось его дело в суде. Она говорит, что Джим обещал быть с ней во время аборта в Нью-Йорке и что он не сдержал этого обещания. Кеннели заявляет, что Джим писал ей много писем, последние из которых свидетельствуют, что он собирался оставить Памелу Курсон, чтобы быть с ней.

Она добавила букву в свою фамилию (сменив Kennely на Kennealy) и пересказала свою историю, удлинив ее, в мемуарах 1993-го «Strange Days», описывающих в жутких подробностях альтернативного Джима Моррисона, образ которого не узнавали даже близкие друзья. Ее тон на протяжении всей книги остается злобным, язвительным, скрытным и направленным на защиту. Но она умолчала о некоторых своих экстравагантных заявлениях, написав, что это, возможно, были галлюцинации. Кеннели также писала, что была накуренной, под кокаином и наглотавшейся транквилизаторов, когда отвечала на вопросы. Закончив с музыкальной журналистикой, она писала мифические любовные книги в жанре фэнтези, чтобы заработать на жизнь.

Не все верят заявлениям Патришии Кеннели. Она еще так и не предоставила ни одного письма, которые, по ее словам, писал ей Джим. Только бывшие служащие «Electra», которые знали и работали с Джимом и Кеннели, могли поручиться, что она находилась в определенных местах в определенное время, а так же за ее заявления, что она была беременна от Джима. С течением лет она грамотно поместила себя в сагу Джима Моррисона посредством СМИ: сначала в «No One Here Gets Out Alive», затем в фильме Оливера Стоуна 1991 года «The Doors». Кеннели даже появилась в фильме, как одна из жриц в ее не внушающей доверия мистической свадьбе с Джимом. (Позднее она снова изменила свое имя на Патришия Кеннели-Моррисон).

Беременность и аборты подруг были обыденностью для Джима, адвокат которого работал со множеством исков об установлении отцовства. Но оккультная свадьба была чем-то новым. Никто не знает, будут ли заявления Кеннели касательно Джима Моррисона когда-либо подтверждены достоверным источником, превратившим ее яркие рассказы в исторические факты, или останется романтической басней легенды.

Альбом «Morrison Hotel» был выпущен в начале февраля 1970 года, став пятым золотым альбомом Doors – за два дня было продано полмиллиона штук. Это возродило карьеру группы. Лонни Мак и Рэй Неаполитан отвечали за бас. Имя Джона Себастьяна заменили на «Дж. Пульези», как говорят, потому что слащавый композитор-песенник смущался оказаться в компании Doors. Они играли для Билла Грэма в «Winterland Arena» 5 и 6 февраля – их последние выступления в Сан-Франциско. Джим шел на всех парах, а гитара Робби была такой громкой, что людям казалось, будто у них из ушей идет кровь. Следующим вечером они выступали в «Long Beach Arena». Все билеты были распроданы. На открытии играли Flying Burrito Brothers и блюз-герой Альберт Кинг. Когда Doors вышли, Джим буквально дышал огнем. Он взорвался «Roadhouse Blues» и с жаром отработал с остальными восемнадцатью песнями перемешивая их со стихами, шутками и неблагозвучным блеянием его гармоники. Под конец, на бис шла «Soul Kitchen». Когда публика потянулась к выходу, Джим появился с включенным микрофоном. «ОК, слушайте, слушайте. Кто-нибудь должен прийти сегодня домой раньше? … Вы бы хотели послушать еще, верно?» Подростки спешно вернулись на свои места, и Doors отыграли еще час, закончив один из своих самых долгих концертов ближе к двум часам ночи. В зале, как говорят, была целая куча одетых в штатское копов и детективов отдела нравов, но Doors были предупреждены, и Джим ни разу за весь вечер не произнес слово «fuck». После шоу четверка Doors зависла на приеме для прессы. «Лучше чем когда-либо», - написала о них «L.A. Free Press».

На следующей неделе Doors снова дали два хороших концерта в Кливленде в «Allen Theater». С момента, когда «Ангелы ада» убили вооруженного человека перед сценой в парке «Altamont», во время выступления там Rolling Stones прошло меньше двух месяцев, поэтому появление на концерте Doors местного чаптера мотоциклистов, выстроившихся в линию перед сценой и одетых в цвета клуба, вызывало некое оцепенение. Но они просто хотели подергаться под музыку и побалдеть, как все остальные. Те толстые, бородатые байкеры отожествлялись с Джимом, выглядевшим почти как они, одетым как они, заявлявшим, что представляет последние идеалы свободы и поющим о придорожных закусочных, королевах магистралей и божественной привлекательности американских дорог. «Roadhouse Blues» стала сильной привязкой Doors к байкерам, которая продолжается и по сей день.

Два вечера спустя, Doors играли в «Chicago Theater». На открытии выступали Staple Singers. Первое шоу прошло хорошо, но для второго Джим оказался слишком пьян, превратив его в демонстрацию своих поэтических навыков, которые разочаровали и сбили публику с толку.


8.3 Великолепный представитель рода людей


Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей