9.11 Дорога на Пер-Лашез. Джим Моррисон: Жизнь, Смерть, Легенда

Джим Моррисон

Полиция прибыла полчаса спустя. Памела скромно сидела в спальне, рядом с телом Джима, держа его за руку и тихо что-то ему говорила. Инспектор, капитан Берри, вел себя весьма оживленно, без тени сочувствия. На Джиме не было ни следов крови, ни дорожек от уколов. Полиция спешно осмотрела квартиру и ничего не нашла. Свежий пепел в камине остался незамеченным. Но капитану Берри все равно что-то не нравилось. Он чувствовал – что-то не так. Двадцать лет спустя он дал интервью, сказав, что подозревал будто мистер Моррисон умер от передозировки наркотиками. Он позаботился, чтобы главный патологоанатом появился в квартире, осмотрев тело. Потом сказал Памеле, что если новый доктор не найдет никаких несоответствий, они получат свидетельство о смерти и разрешение на погребение.

ОГЛАВЛЕНИЕ



Нашли ошибку, напишите на admin@vavikin-horror.ru или в комментарии. Вместе сделаем перевод книги лучше :)

Сейчас главы выкладываются сразу в процессе перевода, в черновом варианте. После завершения перевода всей книги, текст будет окончательно вычитан и выложен в свободный доступ для скачивания в fb2 и др. форматах. Спасибо всем, кто уже помог с вычиткой!



9.11 Дорога на Пер-Лашез

Вернувшись в квартиру, Памела заверила Роне, что смыла все наркотики в унитаз. Она вошла в спальню, неся кучу бумаг и копий «Американской молитвы», закрыв их в ящике стола Джима. Аньес сказала, что хочет уйти до того, как придет патологоанатом, сообщив Памеле, что она может перебраться к ней в дом.

Когда Варда ушла, Памела начала сжигать бумаги в камине. Всё, где было написано имя Джима, поднималось к небу вместе с дымом. Она также сожгла несколько своих писем, записных книжек и бумаг, связанных с арестами Джима в Лос-Анджелесе. Роне подумал, что копы почувствуют запах дыма в такой жаркий день, и начнут задавать вопросы. Памеле было плевать. Некоторые из ее писем, как она объяснила, имели записи, похожие на дневник, где находились сведения о Джиме и наркотиках. Затем она принесла заявление на разрешение вступить в брак, написанное в Денвере в 1967. Она спросила: «Им подойдет это? Они знают английский?» Роне заверил ее, что это не сработает.

Затем Памела вломилась в закрытую спальню Зозо, сбив замок каминным топориком, и появилась, одетая в длинную норковую шубу. «Теперь это мое, - сказала она Роне. – Я заберу ее с собой. Она никогда не вернет мне деньги, которые мы заплатили ей авансом». Роне сказал позднее, что он убедил Памелу, не связываться с этим, потому что проблем и так хватает, так что она повесила шубу обратно в шкаф».

Зазвенел дверной звонок. Пришел доктор, низкорослый, коренастый, среднего роста, с черным саквояжем. «Где тело?» - спросил он. Роне указал на спальню. Следуя правилам, доктор потребовал, чтобы Роне проводил его на место, где лежало тело. Роне отказался, потому что не хотел смотреть на мертвого Джима. Но затем появилась Памела. Очевидно, что она находилась в трансе. Голос у нее был неестественный. Она взяла доктора за руку. «Это мой красавчик, сэр», - сказала она, когда провела его в спальню.

Осмотр занял менее пяти минут. Доктор вышел и попросил Роне перевести ответы Памелы на его вопросы. Он спросил о возрасте Джима и был шокирован, узнав, что ему всего двадцать семь. «Я бы, скорее, написал пятьдесят семь», - сказал доктор. Он спросил, принимал ли Джим наркотики, и услышал в ответ: «Нет. Никогда». Роне пытался говорить ему о сильном кашле Джима, но доктор лишь отмахнулся. «Ладно. Я понял», - сказал он. Заполнил нужный бланк и протянул Роне. «Отнеси это в Четвертое муниципальное подразделение, - сказал доктор, - и обратись к клерку. Они выдадут тебе свидетельство о смерти». Затем он принес свои соболезнования Памеле и спешно ушел.

Роне и Памела отправились за свидетельством. Офис был закрыт, так что пришлось зайти позднее. Одинокая женщина в сонный субботний полдень проверила бумаги и сказала, что их запрос на получение свидетельства о смерти будет отклонен. Она сделала телефонный звонок и передала трубку Алану. Префект полиции велел Роне вернуться в дом №17 в течение десяти минут.

Полиция прибыла полчаса спустя. Памела скромно сидела в спальне, рядом с телом Джима, держа его за руку и тихо что-то ему говорила. Инспектор, капитан Берри, вел себя весьма оживленно, без тени сочувствия. На Джиме не было ни следов крови, ни дорожек от уколов. Полиция спешно осмотрела квартиру и ничего не нашла. Свежий пепел в камине остался незамеченным. Но капитану Берри все равно что-то не нравилось. Он чувствовал – что-то не так. Двадцать лет спустя он дал интервью, сказав, что подозревал будто мистер Моррисон умер от передозировки наркотиками. Он позаботился, чтобы главный патологоанатом появился в квартире, осмотрев тело. Потом сказал Памеле, что если новый доктор не найдет никаких несоответствий, они получат свидетельство о смерти и разрешение на погребение.

Роне спросил, когда они заберут труп. Капитан Берри ответил, что возможно потребуется перевести тело в полицейский морг для осмотра. «Труп будет оставаться здесь, пока не поступят дальнейшие инструкции, - сказал он Роне. – Так что главной нашей проблемой станет жара в ближайшие дни». Роне запротестовал, ссылаясь на то, что подобное жестоко по отношению к Памеле, но офицер остался равнодушным, сказав, что им нужно отправиться с ним в полицейский участок в квартале де Л’Арсенал и сделать заявление.

Алан и Памела забрались на заднее сиденье полицейского седана. Роне шепотом посоветовал Памеле плакать побольше, потому что это может сыграть им на руку. В офисе на верхних этажах три копии официального бланка были вставлены в печатную машинку, и Памела начала давать показать на английском, который, как признался теперь им инспектор, он знал очень хорошо. Памела оживилась немного, начав воодушевленно говорить, что фильм, который они посмотрели с Джимом, назывался «Долина смерти». Она ничего не сказала о героине, эмоциональных всплесках Джима и о графе, так что допустила несколько ошибок и неточностей. Когда снаружи завыли полицейские сирены, Роне испугался, что Памела наговорила лишнего и навлекала не себя беду.

«Итак, - спросил инспектор с пренебрежением, - вы оставляли Дугласа одного трижды, когда ходили опорожнить миску? Трижды? И где вы опорожняли и мыли миску?»

Памела сказала: «В раковине». Роне подумал, что это ошибочный ответ. Инспектор наградил ее пристальным взглядом. Когда она описывала неистовые попытки поднять пощечинами Джима, Берри не без презрения покачал головой. Повернувшись к Роне он выпалил на французском: «Давай заканчивать с этим. Кем была эта девочка Дугласу Моррисону?» Роне сказал, что она была практически его женой. Коп написал «сожительница» - официальное слово для подобных случаев. «У них была сексуальная связь в ночь, когда умер Дуглас?» Памела ответила «нет». Закончив печатание, капитан Берри велел им возвращаться в квартиру, чтобы встретить нового патологоанатома.

Уже дома Памела начала возмущаться. Она орала на Роне, требуя объяснить, что происходит, и что конкретно ему сказали. Роне боялся за себя. Ему пришло на ум, что если Джим был убит, то его могут обвинить в сокрытии преступления. (Он еще не знал, что Памела – единственный наследник Джима. Этого, вероятно, не знала и сама Памела). Роне, пытаясь совладать с эмоциями, сказал Памеле, что она должна доверять ему.


Доктор Макс Вассиль прибыл примерно в шесть часов. При нем была черная кожаная сумка. Джим к тому времени был мертв уже двенадцать часов. Вассиль был пожилым джентльменом: спокойным, улыбчивым. Он проворно вошел в комнату Джима, выйдя минуту спустя. Осмотрел беглым взглядом ванну. В гостиной он сказал, что считает странным, как такой молодой человек, очевидно находящийся в хорошей форме, умирает в ванне. Роне рассказал доктору о сильных запоях Джима и приступах жуткого кашля, свидетелеми которых он был.

Вассиль поднялся, сказав, что если их заявление верно, и не появится других фактов, то он склонен сказать, что мистер Моррисон умер от сердечного приступа, случившегося по причине тромбов в артерии. Теперь он отправится в Арсенал, чтобы задокументировать свой отчет. Доктор посоветовал им отдохнуть часик – «Вы оба выглядите напряженными» - и затем присоединиться к нему в участке. Вассиль взял Памелу за руку и выразил свои соболезнования. Проверил ее пульс, кивнул, решив, что с ней все будет в порядке. Когда он ушел, они почувствовали впервые за весь день, что, возможно, находятся вне подозрения властей. Памела потеряла самообладание и расплакалась. Затем, когда слезы высохли, она начала злиться. «Валиум, - заорала она Роне. – Я хочу валиума. Дай мне его, сейчас же». Роне сказал, что спустил все таблетки в унитаз. Памела начала крушить все вокруг, пока не нашла свою старую нычку.

Успокоившись, Памела сказала, что хочет кремировать Джима и развеять прах в каком-нибудь полюбившемся ему месте. Роне сказал, что кремацию крайне редко используют во Франции, к тому же сперва нужно сделать вскрытие. Он рассказал Памеле о кладбище Пер-Лашез, предложив похоронить Джима там – рядом с Шопеном, Сарой Бернар, Мольером и Клодом Дебюсси. Это показалось Памеле уместным. Памела начала шарить по карманам одежды Джима, набрав в стеклянную банку около двухсот долларов франками. Деньги требовались на похороны. Нужно было позвонить одному из людей, которых она ненавидела (менеджер Билл, бухгалтер Боб, юрист Макс), чтобы получить финансовую помощь. Они тоже ненавидели ее. Роне напомнил, что американские банки закрыты до среды из-за праздника Четвертое июля. Памела решила попросить Билла Сиддонса принести деньги лично.

Роне предложил позвонить семейству Моррисонов в Вашингтон. «Это не наши заботы», - холодно сказала Памела.

Пока Памела просматривала старые фотографии Джима, Роне позвонил Аньес Варда. Когда они прибыли в полицейский участок, то оказались под угрозой выдать настоящее имя Джима. Люди могли понять, кто это, тогда история выйдет наружу и начнется шумиха. Варда дружила с газетным королем, жену которого Роне однажды эскортировал на концерт Doors в Лос-Анджелесе. Роне говорит, что благодаря связям Аньес Варда удалось не вносить имя Джима в полицейские списки погибших целых четыре дня, а так же избежать любых упоминаний в газетах о смерти в Париже главной рок-звезды.

Капитан Берри в участке Арсенал принял их весьма прохладно. В семь тридцать он вручил им свидетельство о смерти и разрешение провести погребение. Берри попросил дать ему паспорт Джима, который нужно передать в американское посольство. Не желая называть настоящее имя Джима, Роне соврал, сказав, что они оставили паспорт в квартире. К тому же, посольство было закрыто по случаю американского Дня независимости. Инспектор сказал, что тогда им нужно будет передать паспорт в посольство самим, и что они могут быть свободны.

«Что насчет тела?» - спросил Роне.

«Пусть лежит там, где сейчас», - сказал Берри, снимая телефонную трубку.

9.12 Последние ритуалы в Париже

© Перевод: Виталий Вавикин, 2015



Комментариев: 4 RSS

«-И так-, - спросил инспектор с пренебрежением....."

м.б., - итак -?

Катерина, ориентировочно в четверг или пятницу.

Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей