Демон. Глава 2.4


Демон

Скачать ознакомительный фрагмент

Скачать книгу

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава четвертая

Лизавета Степченко боялась этой встречи, избегала ее, откладывала, но знала, что она все равно состоится. Дерек, такой желанный и такой непредсказуемый, стоял напротив, приводя в волнение каждую клетку ее естества. Сколько бессонных ночей прошло в размышлении поддаться желанию тела, и сколько твердых решений было принято о том, что этому не бывать. Связь с Дереком была слишком опасной. Лизавета понимала, стоит только поддаться искушению, вкусить этот желанный, но запретный плод, и она уже вряд ли остановится. В свои почти сорок ей хватало ума, чтобы понять это. Возможно, именно по этой причине Лизавета позволяла себе редкие встречи с Глебом Гуровом. Она понимала, что рано или поздно привяжется к нему, что в случае их разрыва ей будет не хватать его неловкой нежности и утрата будет весьма болезненной, но это было лучше, чем пустить все под откос, позволив себе отношения с Дереком.

Семь долгих лет Лизавета жила, каждый день борясь с искушением. Оно то затухало, то вспыхивало с новой силой. Это не было платонической любовью. Лизавета знала, что такое любить. Чувства, которые она испытывала к Дереку, можно было сравнить лишь с необузданной страстью. Лизавета хотела его с их первой встречи, с момента, когда она впервые поймала на себе взгляд его темных глаз.

Это случилось на одном из приемов, где иностранцев было так много, что у Лизаветы начала болеть голова от многообразия лиц и языков. Дерек пришел с немолодой бизнес-леди из Британии. Женщина подошла поздороваться с мужем Лизаветы. Они разговаривали на английском, и Лизавета не понимала почти не слова. Да и не до этого ей было в тот момент. Молодой спутник британской бизнес-леди пялился на нее так откровенно, что на щеках невольно начинал появляться румянец. Но будь она проклята, если ей не нравился этот взгляд. Мальчишка очаровал ее, не сказав ни слова.

— Здесь балкон с которого открывается роскошный вид на город, — сказал неожиданно Дерек на неплохом, но еще не идеальном в те годы русском. — Если наши спутники не возражают, мы могли бы… — он бросил короткий взгляд на британскую бизнес-леди, увлеченно болтавшую с мужем Лизаветы.

— Думаю, им сейчас не до нас, — улыбнулась Лизавета, взяла Дерека под руку и позволила отвести себя на балкон.

В тот момент она и думать не думала, что легкий флирт перерастет в одержимость, навязчивую идею видеть Дерека хотя бы раз в два-три месяца. Ловить на себе его взгляд, вдыхать его запах, прикасаться к нему, проходя мимо, извиняясь за неловкость… Он свел ее с ума. Ее — зрелую женщину. А он — в те годы еще мальчишка. Но в нем была сила, власть. Рядом с ним Лизавета чувствовала свою беспомощность. Дерек обладал загадочной, мистической харизмой, которая превращалась для большинства женщин в наркотик, отказаться от которого невозможно. Он не сомневался, он всегда знал, что делает. И даже время, казалось, обходит его стороной. Все тот же взгляд, все та же уверенность. Тело крепкое, стройное, как у юноши. Меняются лишь истории, которыми обрастает его персонаж.

Лизавета гордилась тем, что знает многие из них. Словно Дерек проживал часть этой жизни и за нее, совершая то, на что она никогда бы не решилась. И чем больше становилось этих историй, тем сильнее Лизавета хотела Дерека. И он знал это, говорил об этом при каждой встрече. Ее маленький тайный грех. Ее собственный черноглазый демон, отказать которому так сложно. Поэтому Лизавета старалась избегать разговоров наедине. Но не сегодня. Сегодня ей нужно было поговорить с ним, попросить о помощи. Здесь, на званом приеме, среди родных и друзей. Отвести в сторону. Держать за руку. Смотреть в глаза.


— Ты все еще возбуждаешь меня, — сказал Дерек.

— Давай не сейчас, — попросила Лизавета, стараясь держаться холодно.

— Почему? Мы все еще можем сделать то, чего хочется нам обоим.

— Я не хочу этого.

— Я говорю не о тебе. Я говорю о нас.

— Нет никаких нас.

— И не будет?

— Нет.

— Ладно, — Дерек улыбнулся. — Отложим на потом. Зачем еще ты хотела меня видеть?

— Я хочу попросить тебя об одолжении.

— Что получу от этого я?

— Девушку.

— Интересно. Что за одолжение?

— Ты должен сделать так, чтобы она уехала из города. Навсегда. И чтобы никто не захотел ее возвращать. Никто. Понимаешь?

— Она спит с твоим мужем?

— Я могу на тебя рассчитывать?

— Что за девушка?

— Симпатичная.

— Почему ты решила, что она станет размениваться?

— Я сделаю так, что у нее не будет выбора. Я познакомлю вас. Ты пригласишь ее на свидание. Дальше ты сам знаешь, что делать.

— Как насчет девушки, которая будет платой за услугу?

— Дарья и будет этой девушкой.

— Я получу ее в любом случае. Как насчет тебя?

— Что именно ты хочешь?

— Все. Все, что я смогу взять.

— С чего ты решил, что я смогу тебе столько дать?

— И даже больше, — голос Дерека был ровным, как и в начале разговора. — Ты даже не догадываешься, сколько ты сможешь.

Лизавета тянула с ответом, заранее зная, что согласится. Ей нужна была причина, чтобы уступить Дереку, и она ее нашла. Продолжая молчать, Лизавета надеялась, что Дерек, потеряв терпение, предложит что-то другое, но Дерек, к ее сожалению и к ее радости, умел ждать.


* * *

Красота всегда была в цене, нужно было лишь знать, как заставить ее работать. Дарья Козырева знала. Из всего многообразия ценностей, которые мог предложить мир, она больше всего любила две: себя и деньги. Начавшиеся около года назад отношения между ней и мужем Лизаветы сулили щедрые дивиденды, поэтому она трепетно охраняла эту интимную связь. Роберт Степченко устроил ее на работу, оплачивал расходы, снимал жилье. Он не требовал от нее верности, но Дарья знала, что если Роберт встретит ее в компании другого мужчины, то сразу найдет себе другую — благо желающих хоть отбавляй. Поэтому она хранила ему верность — это не было проблемой. По крайней мере, не такой проблемой, как жена Роберта. Иногда Дарье казалось, что Лизавета что-то подозревает. Дарья присматривалась к ней, оценивала, но каждый раз приходила к выводу, что это не более чем ее необоснованные страхи — ведь они пересекались так часто: на работе, приемах, встречах. Обычно они никогда не разговаривали, только сухо здоровались, но в этот вечер все произошло с точностью до наоборот.

Дарья с трудом понимала, как она оказалась рядом с Лизаветой (или же Лизавета рядом с ней?) и как между ними произошла весьма милая, если не сказать дружеская для посторонних глаз беседа.

— Я так сочувствую тебе, — сказала Лизавета. — Ты так много работаешь, ни с кем не встречаешься…

— Для меня это не главное, — осторожно ответила Дарья, ожидая подвоха.

— Согласна, но люди…

— Я пытаюсь жить для себя. Мне нравится проводить вечера перед телевизором, рано ложиться спать. Можешь считать, что я люблю одиночество.

— Всем людям нужно общение.

— У меня есть кошка.

— Я не об этом. Разве тебе никогда не хотелось завести семью или же просто подарить свою красоту какому-нибудь мужчине?

— Я подумаю об этом.

— Я слышала, у тебя роман с кем-то из сотрудников нашей организации. Это так?

— Нет. Я одна, — Дарья неловко засмеялась.

— Как я тебя понимаю! — Лизавета тяжело вздохнула. — К сожалению, бывает сложно кому-то объяснить подобное. У нас подобралась очень теплая компания на производстве. Люди привыкли доверять друг другу. Подобные слухи негативно сказываются на работе. Понимаешь, о чем я? Здесь мало исполнять свои должностные обязанности, нужно еще ладить с коллективом. Представляешь, каково замужним женщинам, которые станут подозревать тебя в связи с их мужьями?


— Я не была замужем.

— Я замужем уже десять лет. И знаешь, я бы в порошок стерла соперницу, но не позволила, чтобы мой брак распался.

— По-моему, это личный выбор мужчин.

— Правда? — Лизавета грустно улыбнулась. — По-моему, тебе нужно начать с кем-то встречаться, чтобы слухов о том, что ты спишь с замужним мужчиной, больше не было.

— Я подумаю об этом.

— Я помогу тебе. Молодость и красота не должны пропадать зря. Тебе стоит научиться пользоваться этим. — Лизавета склонилась к уху Дарья. — Я знаю одного богатого иностранца…

— Ну иностранцами сейчас никого не удивишь, — снисходительно улыбнулась Дарья. — Особенно в нашей фирме.

— Согласно, но не все они мечтают о свидании с тобой.

— О свидании?

— Да. Думаю, одно свидание тебя ни к чему не обяжет, к тому же наши сотрудники увидят, что ты с кем-то встречаешься. Ты же хочешь, чтобы сплетни поутихли?

— Я просто хочу здесь работать.

— Поэтому ты должна согласиться. — Лизавета указала ей взглядом на Дерека. — Как тебе этот тип?

— По-моему, слишком костляв.

Дарья не знала, что делать. Ей казалось, что любое слово сейчас выступит против нее, что Лизавета все знает, и в каждой ее фразе скрыт какой-то намек.

— Ты думаешь, мне стоит с ним встретиться? — спросила Дарья, решив, что если она согласится, то, возможно, это позволит ей выиграть время, а если повезет, то, узнав о том, что она встречается с кем-то, Лизавета и вовсе забудет о ней.

— На твоем месте я именно так и поступила бы. — Лизавета сухо улыбнулась.

— Хорошо. — Дарья попыталась выдавить из себя улыбку. — Я поступлю так, как ты говоришь, — она снова посмотрела на Дерека, проклиная неудачно складывающийся вечер. — Ты познакомишь нас?

— Он назначит тебе встречу. Тогда и познакомитесь.

Лизавета оставила Дарья одну. Она уходила, расправив плечи, на губах ее играла улыбка. Преследовавший Лизавету демон безмолвно шел позади. Началась еще одна игра. Действо, сценарий которого не был спланирован. Демон Дерека был достойным противником, и переиграть его крайне сложно. Но дело было не только в этом. Другой персонаж спутал все планы. Ангел. Расправив крылья, он стоял позади Дарьи, готовый к игре. Красота была способна на многое, ангел знал это. Кто, как не он, мог грамотно распорядиться этим оружием. Тот, кто за свою долгую жизнь понял, что красота способна разрушать империи и свергать правителей, тот, кто был создан для того, чтобы превратить красоту в грозное оружие, отыскать источник и направить его в нужное русло, написав еще один сценарий чьей-то жизни.


* * *

Полина пришла к Антону за помощью — никому другому она не доверяла, да и не было больше таких, как Антон, особенно среди ее бывших.

— Зачем ты это сделала? — растерялся он, когда она показала ему татуировку.

— Не спрашивай.

— Почему «шлюха»?

— Вот в этом-то и проблема! — Полина раздраженно взмахнула руками. — Я знаю, ты интересовался одно время татуировками, как думаешь, можно что-нибудь с этим сделать? Как-нибудь свести или что еще?

— Не знаю. Она слишком большая, чтобы ее можно было свести, — Антон шумно выдохнул, пытаясь собраться с мыслями. — Я могу ошибаться, но такое чувство, что это незаконченный рисунок.

— Что значит «незаконченный»?

— Линии. Они либо слишком четкие, либо их практически нет. И цвета, посмотри сама.

— Не хочу смотреть. Не могу уже смотреть. Просто скажи, что от этого можно избавиться. Пожалуйста.

— Свести такой большой рисунок точно не удастся, если только попытаться перекрыть его другим, но я не знаю, что из этого получится.

— Черт с ним, лишь бы не было этого слова.

— Цвет слишком яркий. Можно сделать только хуже, к тому же мы не знаем ничего о составе краски. Ты запомнила место, где тебе делали татуировку?

— У меня нет ни малейшего желания возвращаться туда.

— Запомнила или нет?

— Нет.

— Узнать тоже не у кого?

— Нет.

— Ты что пришла туда одна?

— Нет, но спрашивать у него адрес я тоже не стану.

— Почему?

— Пошел он на хрен!

— Понятно. В таком случае могу показать тебя паре знакомых. Они разбираются в этом лучше меня. Может, что придумают.

— Мне обязательно будет идти с тобой?

— Татуировка на твоем бедре, не на моем.


* * *

Салон назывался «Веселый пирсинг у Саргиса».

— Я видела, как девушке прокалывают соски, — вспомнила Полина. — По-моему, это отвратительно.

— Кто-то также говорит о татуировках, — улыбнулся Антон.

— Не смешно, — Полина нахмурилась. — А этот Саргис, он никому не расскажет?

— Поверь, ты его не удивишь.

Они вошли в пропахшее спиртом и краской небольшое помещение. Саргис был молодым, невысоким и худощавым армянином. Не будь он мастером пирсинга и татуировки, то его можно было самого выставлять на витрину салона в качестве рекламы.

— Свести ее не удастся, — заявил Саргис, лишь мельком взглянув на татуировку Полины.

— Это я уже слышала, — она с обидой посмотрела на Антона. — Может, попытаться перекрыть другой?

— А чем тебе не нравится эта? — засмеялся Саргис.

— Мы вообще-то пришли за помощью, — напомнил ему Антон. — Скажи, можно перекрыть этот рисунок?

— Не знаю, — Саргис достал несколько книжек. — Этот рисунок словно специально сделан так, чтобы его невозможно было перекрыть. Ни одну из известных мне татуировок не удастся нанести поверх этой. Вот, посмотрите сами, — он протянул книгу Антону.

— Может, поискать что-то другое? — предложил Антон.

— Это самые темные. Другие вообще не подойдут. Будет только хуже.

— Да наплевать, как будет! — всплеснула руками Полина. — Лишь бы не было этого слова.

— С таким же успехом ты можешь вылить себе на бедро флакон кислоты, — сказал Саргис.

— Кислоты? — Полина на мгновение задумалась. — Ты представляешь, какой будет потом шрам?

— А ты думаешь, будет лучше, если я тебе закрашу черной тушью эту надпись? — Саргис подошел, чтобы лучше рассмотреть татуировку. — Странный какой-то рисунок. Не пойму. Его словно не доделали.

— Мне тоже так показалось, — согласился Антон. — Я уже около часа думаю, что бы это могло быть, но в голову ничего не приходит.

— Мне тоже, — Саргис попросил Полину отойти чуть подальше. — Это явно незаконченный рисунок. Вот только что? Кто его делал?

— Она не помнит.

— Придется вспомнить. Если кто и сможет что-то исправить, то только тот, кто сделал эту татуировку.

* * *

Лизавета ужинала с мужем и вспоминала Дарью Козыреву. Сколько времени Роберт уже содержит эту девчонку? Год? Больше? Неужели за это время он еще не пресытился ее телом? Или же здесь что-то другое? Неужели этот старый дурак Роберт влюбился? Лизавета вспомнила, как Дарья смотрит на нее. Этот взгляд подобен пощечине. Но ликовать юной бестии осталось недолго.

— Рано радуешься, — сказал Лизавете преследовавший ее демон. — Дерек сделает свое дело и придет за наградой. Ты не сможешь оставить этот долг неоплаченным. У него на тебя свои планы.

— Я буду внимательна.

— Одного внимания будет мало. Ты должна заставить его играть по твоим правилам.

— Это не так просто сделать.

— Против Дерека всегда можно использовать Глеба Гурова.

— Глеба Гурова? — Лизавета мечтательно прикрыла глаза. — Не надо трогать Глеба Гурова. Тем более не надо сталкивать их с Дереком.

— Сейчас не время думать о чувствах, — холодно сказал демон.

— Сейчас я вообще не хочу ни о чем думать, — призналась Лизавета.

Демон покорно замолчал. Его терпение не знало границ. План был слишком обширен, чтобы доносить его суть до человека. Иногда нужно уметь ждать, чтобы противник сделал ход. Поспешность редко приносит результат. В особенности теперь, когда сценарий не дописан, а персонажам предстоит импровизировать.

Иногда преследовавший Лизавету демон посещал ее супруга. Его советы были бесценны, а присутствие отпугивало траджей, бульвайков и азолей, не позволяя поселиться в сознании Роберта гордыне, глупости, сомнениям, похоти. Благодаря этому Роберт твердо стоял на ногах, продвигаясь вперед. Его растущее состояние благотворно сказывалось на планах демона относительно Лизаветы. Чем выше поднималась она, тем насыщеннее становилось действо. Демон готов был помогать Роберту до тех пор, пока планы Роберта не встанут на пути Лизаветы и ее демона.

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава первая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web