Демон. Глава 3.1


Демон

Скачать ознакомительный фрагмент

Скачать книгу

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава первая

В отделе Дмитрия Сотникова был переполох. Никто не говорил в открытую, но все знали, что грядут перемены. Ходили слухи о массовых увольнениях и даже смене руководства. Напряжение висело в воздухе. И каждый пытался любой ценой обезопасить себя, свое место.

Когда Дмитрий Сотников сказал Ольге Новиковой о том, что среди ее коллег есть те, которые позорят отдел, она сразу подумала об Андрееве. Подумала потому, что долгое время прикрывала его. Теперь она корила себя за это. Андреев привык к поблажкам и уже не просил, а требовал от нее помощи. Он знал, что помогая ему, она так же увязла в этой трясине, как и он сам. Так что в каком-то роде это были уже не просьбы, это был шантаж. Ольга не знала, почему он поступает с ней так, пыталась несколько раз поговорить с ним, но в итоге поняла, что единственный способ сохранить репутацию — избавиться от Андреева. Его уволят, и все, что она сделала для него, забудется. Главное рассказать о проступках Андреева так, чтобы Сотников не заподозрил ее в пособничестве…

Сотников не заподозрил. Заподозрила его жена, Светлана, и не только в пособничестве.

— Ты должен уволить их обоих, — сказала она мужу.

— Обоих?! — растерялся Сотников.

— Ольга явно как-то связана с Андреевым, — спокойно пояснила Светлана. — Подумай сам, откуда она может столько знать про него? Не удивлюсь, если они любовники.

— Любовники? — Сотников на мгновение почувствовал себя преданным, оскорбленным.

— Я даже уверена в этом, — Светлана незаметно улыбнулась. — Я женщина и кому, как не мне, понять мотивацию другой женщины. Копни чуть глубже и отыщешь много доказательств моих слов.

— Ты думаешь, стоит копать глубже?

— Думаю да. Скорее всего, Ольга подыскала кого-то получше, а Андреев не хочет отпускать ее, либо она боится огласки. Если уж Ольга начала рассказывать об Андрееве тебе, у нее явно большие планы на нового любовника.

— Большие планы?

— Иначе зачем ей так суетиться? Ради тебя? Сильно сомневаюсь, если, конечно, она не спит и с тобой, — Светлана хитро прищурилась. — Ведь нет?

— Что?

— Она не спит с тобой?

— Кто?

— Ольга.

— Ольга? — Сотников похолодел, затем неловко попытался изобразить обиду.

— Извини, — Светлана с трудом сдержала улыбку. — Просто забочусь о том, чтобы твоя карьера не пошла под откос. Представь, что будет, если прокурор узнает о том, что ты спишь с Новиковой, которая связана с тонущим Андреевым. Как ты думаешь, долго тебе быть начальником отдела после этого?

Светлана дала ему время все обдумать.

— Избавься от них обоих, — сказала она, устав смотреть, как Сотников нервно кусает губы. — Даже если Ольга рассказала тебе все из чистых побуждений. Уволь их обоих. Иначе слухи не дадут тебе спокойно работать. Сделай то, что я тебе говорю, и через полгода никто не вспомнит о том, кто такая Ольга.


* * *

Оксана не могла сдержать улыбку, наблюдая, как мать готовится к свиданию с Давидом Джанибековым. Клара нервничала и суетилась, словно вновь стала подростком. Даже азоль, который вертелся у ног ее дочери, поскакал следом за Кларой, предвкушая пиршество танцев в эту ночь. Он был глуп и примитивен. Демон Давида Джанибекова смотрел на него, зная, что может разорвать в любое мгновение, но сегодня был великодушен. Его марионетке-прокурору нужен был отдых. Он лишь следил, чтобы азоль не остался с Джанибековым, когда все закончится.

— Теперь эта женщина и ее дочь обязаны тебе, — сказал демон прокурору. — Клара понимает это и сделает все, о чем ты ее ни попросишь. Но у этой женщины ничего нет, кроме стареющего тела. Оно будет принадлежать тебе до тех пор, пока ты не устанешь от него, а когда это произойдет, Клара все поймет и отойдет в сторону. Ее время подходит к концу. Другое дело ее дочь. Она молода, перспективна, уверена в своих силах. В умелых руках она сможет добиться многого. Она обязана тебе. Не дай ей забыть об этом. Наблюдай за ней. Ее долг перед тобой тебе еще понадобится.

Чуть позже Клара ушла. Давид Джанибеков проводил ее до дверей. Ночной воздух был необычайно свеж. Клара махнула любовнику рукой, забралась в сырое такси и вернулась домой.

Оксана спала в своей комнате. Какое-то время Клара смотрела на дочь, затем осторожно прикрыла дверь и прошла в ванную. Вертевшийся возле ее ног азоль остался в комнате Оксаны. Ему снова хотелось танцев, еще более диких и безудержных, а кто, как не Оксана, мог предоставить ему такую возможность. Ее тело было молодым и крепким. Рядом с ней азоль мог не ограничивать себя. А когда она станет похожей на мать, он найдет себе новую хозяйку — молодую и способную удовлетворить его неуемный аппетит.

* * *

Но не все азоли были счастливы в эту ночь. Например, тот, что принадлежал Аристарху, не мог заснуть. И дело было вовсе не в отсутствии страсти у его хозяина. Страсть была, была и нежность, были желания и потребности. Аристарх был таким же, как и все, с той только разницей, что вертевшийся возле его ног азоль не имел над ним той магической власти, которой он обладал над другими. Аристарх просто не замечал его, и азоль мог только наблюдать. Не способный заснуть и не способный покинуть своего жестокого хозяина. Оставалось лишь смотреть и пускать слюни.

Но азоль не был одинок. Словно в насмешку, судьба послала ему линка, который светился, даже когда Аристарх находился рядом с другой девушкой. Он заставлял его вспоминать Оксану. Глупый примитивный линк. Этот сгусток света думал только о том, что где-то есть родственный ему линк, которого он больше всего хочет увидеть. Других желаний у линка не было. Наполняя человека, рядом с которым был обречен находиться до конца своей недолгой жизни, желанием найти родственного линка, он не понимал, какую волну чувств вызывает в сознании этого человека. Большие глаза азоля бессмысленно наблюдали за этим растущим светочем. Аристарх не сопротивлялся плывущим в его сознании мыслям. Закрыв глаза, он просто пытался уснуть, приняв происходящее как должное.


* * *

Денис Новицкий позвонил Светлане Сотниковой после обеда и предложил встретиться вечером в особняке Мольбрантов. «Почему сегодня? — думала она. — Почему в такой поздний час?» Ответ был всего один, заставляя уважать Дениса за подобную дерзость.

Их встретил дряхлый старик, открыл скрипучие ворота и проводил до дома. Никогда прежде Светлана не видела этот особняк так близко. Полумрак скрывал недостатки, и дом выглядел действительно величественно. Здесь она была готова прожить всю жизнь, вырастить детей и состариться, нянча внуков.

— Поздновато для визитов, — заворчал по дороге старик. Голос у него был таким же скрипучим, как ворота на входе.

— Днем работы много, — соврал ему Денис Новицкий и, меняя тему, спросил о здоровье.

— От этой чертовой погоды старые кости болят, — пожаловался старик.

— У меня есть знакомый врач…

— Не нужно! — отмахнулся старик, но, тем не менее, польстился на внимание. — Старость еще не научились лечить.

Он открыл им парадные двери и наотрез отказался входить внутрь, затем наградил Светлану таким взглядом, словно она была уличной девкой, и поплелся назад в свою сторожку.

— Скоро здесь все изменится, — пообещала она старику, награждая его недоброй улыбкой.

— Этот дом не меняется! — заверил он своим скрипучим голосом. — Лишь люди приходят и уходят, а дом все тот же.

— Не обращай на него внимания, он стар и глуп, — сказал Светлане Денис.

— Когда особняк станет моим, старика здесь не будет.

Они вошли в дом.

— Здесь что, никогда не открывают окна? Запах, как в подвале, — сказала Светлана. — И эта пыль… Когда здесь в последний раз прибирали?

— Этот дом слишком долго пустует, — Денис вспомнил об убийствах и невольно поежился.

Они обошли весь первый этаж. Разочарований не было, наоборот, Светлана еще сильнее уверилась в том, что дом должен принадлежать ей.

— Пойдем наверх, я покажу тебе веранду, — предложил Денис.

Старый ковер на лестнице заглушил звуки шагов.

— Здесь несколько спален и, кажется, три детских, — сказал Денис.

— Три детских?! — удивилась Светлана. — Придется уговаривать мужа родить еще одного ребенка.

— Придется.

Открыв очередную дверь, Денис вышел на веранду. В огромных, начинавшихся от пола окнах зияла тьма.

— Их все можно открыть? — спросила Светлана.

— Можно, — Денис подошел к Светлане чуть ближе. — Здесь еще четыре спальни с собственным санузлом, — он помолчал и добавил, — В этом доме должно жить много людей.

— Так оно и будет, — Светлана заглянула ему в глаза. — Ты не против, если мы посмотрим эти спальни?

— Нет, — Денис вышел в коридор, пытаясь вспомнить, в какой комнате были совершены убийства, и выбрать другую. — По-моему, здесь жил приемный сын Мольбрантов, — он открыл дверь, нащупал выключатель и лишь потом прошел внутрь.

— Какая большая! — Светлана уже давно перестала скупиться на эмоции.

— В этом доме все большое, — Денис указал на дверь в ванную. — Кажется, там даже есть биде.

— Биде? — Светлана смущенно улыбнулась. — Забавно, — она остановилась, чувствуя на затылке внимательный взгляд Дениса. — Покажешь мне остальные спальни? — не поворачиваясь, спросила она.

— Они все похожи на эту.

— Правда?

— Можешь посмотреть, если не веришь.

— Я верю, — Светлана безуспешно пыталась побороть волнение.

— Можно я выключу свет? — спросил Денис.

— Да.

Щелкнул выключатель. Комната погрузилась в полумрак.

— Тебе понравился дом?

— Да. Очень.

Светлана заглянула Денису в глаза. Он обнял ее за талию.

— Это ничего не изменит, — предупредила она. — Договор между нами останется в силе…

Заточенный в особняке Мольбрантов узник молча наблюдал за их поцелуем. Его мертвенно-бледные глаза прорезали темноту комнаты, дома, темницы. Его темницы. Но темница никогда не опустеет. Жизнь неизбежно будет тянуться сюда, в этот особняк, наполняя его былым великолепием, которое свело с ума так много людей…

Невидимый узник вспоминал. Три года одиночества не имели ценности для того, кто мерит свою жизнь столетиями. Воспоминаний было слишком много. Жизнь, которая уже никогда не станет прежней. Слишком долгая жизнь, чтобы за три года успеть привыкнуть к новой роли.

Сквозь узкие губы узника вырвался тяжелый вздох. Ничто не станет, как прежде. Костлявые обрубки оторванных крыльев вздрогнули. Прошло слишком мало времени, чтобы на этом месте остались лишь уродливые шрамы и узник смог забыть, кем он был до того, как осмелился переступить запретную грань. Но пути назад не было.

У него забрали его природу, но оставили инстинкты, чувство предназначения. И он все еще не раскаивался в содеянном. Нет. Продолжая наблюдать за незваными гостями, узник пытался привыкнуть к своей новой роли и, возможно, научиться жить дальше, неся тяжелое бремя пожизненного наказания.


* * *

Денис был с другой женщиной. Нина осознала это внезапно. Понимание пришло подобно дуновению холодного ветра в жаркий солнечный день, когда, почувствовав свежесть, жаждешь отыскать ее снова. Подозрения переросли в уверенность, лишив спокойствия. Денис изменяет ей. Работа не может длиться так долго. Неважно с кем. Важно, что его сейчас нет. Нина до крови прикусила губу. Она больше не могла сидеть и ждать его возвращения. Он все объяснит, как и всегда. Нет, хватит быть дурой. Нина сняла телефонную трубку и позвонила коллеге Дениса по работе Павлу Рощенко. Он долго отказывался помочь ей, затем еще дольше катал по городу, тянул время. Нина злилась, представляла мужа с другой и едва не скрипела зубами. Ей хотелось причинить ему боль, заставить страдать, возможно, даже убить. Именно так она и сказала Рощенко.

— Это несерьезно, — улыбнулся он.

— Не смейся!

— А ты не злись.

— Я не могу не злиться. Я устала от всего этого.

— Кто-то должен быть умней. Представь, что будет, если ты начнешь ему мстить?

— Хорошая идея! — в сердцах воскликнула Нина. Азоль возле ее ног суетливо закопошился. — Ты когда-нибудь изменял жене? — спросила она.

— Нет, — не раздумывая ответил Рощенко.

— А если бы изменял, то признался?

— Нет, — он натянуто улыбнулся.

— Думаю, будет глупо спрашивать тебя, изменяет ли мне Денис? — Нина заметила мелькнувшее на лице друга снисхождение. — Ну, конечно, вы, мужики, никогда не выдадите друг друга!

— Я бы и тебя не выдал, — сказал он, чувствуя странное возбуждение, когда азоль Нины прикоснулся к нему, умоляя о танце.

— Что? — растерялась Нина.

— Если бы я знал, что у тебя отношения на стороне, я бы ничего не сказал об этом Денису.

— А что ты знаешь? — Нина напряглась, вспоминая редкие встречи с Александром Лесковым.

Ее волнение натолкнуло Павла на мысль.


— Ты когда-нибудь изменяла мужу?

— Нет.

— А если бы изменяла, то сказала?

— Конечно.

— И что, никогда не хотелось?

— Иногда.

— Почему же ты этого не сделала? Страшно?

— Наверное.

— А если бы ты была уверена в том, что никто ничего не узнает?

— Я не думала об этом.

— Может быть, сейчас настал момент подумать?

— Я не понимаю тебя.

— Прекрасно понимаешь, — Павел смерил Нину внимательным взглядом.

Прикусив губу, она смотрела прямо перед собой. Азоль скулил, умоляя о танцах, но Нина перестала его слышать. Она думала о Лескове. Ей нравилось вспоминать проведенное с ним время, и линк, витавший рядом с ней, разгорался сильнее. Его свет прогонял обиду и негодование. Злость уступала место усталости.

— Отвези меня, пожалуйста, домой, — попросила Нина. — Денис, наверное, уже вернулся.

— А если нет?

— Дождусь его и потребую объяснить, где он был. Мы все равно не найдем его, бессмысленно катаясь по городу…

Заточенный в доме Мольбрантов узник вздрогнул. В мертвенно-бледных глазах отразилась грусть. Его взгляд снова устремился к Денису и Светлане. Его дыхание, которое принесло часом ранее в сознание Нины ветер подозрений, было слишком слабым, чтобы склонить интересующего его человека к нужному действию. Что ж… Придется ждать, набираться сил… Узник устремил свой немигающий взгляд на Светлану. Эта женщина не менее интересна, чем Нина и ее муж. К тому же дом уже завладел ее сознанием. Она вернется сюда снова. Обязательно вернется.

* * *

Старый мудрый демон, неустанно наблюдавший за Александром Лесковым, был озадачен. Что-то подсказывало ему, что он должен отправиться к Нине — женщине, которая была бы ему не интересна, не будь она связана с Александром зародившейся между ними парой линков. Он застал ее дома. Она была занята мелкими делами, и ничто ее не беспокоило. Затем старый демон ощутил чье-то дыхание — слабый едва уловимый сквозняк, ворвавшийся в сознание Нины подозрением и желанием мести. Он видел, как изменилась девушка, как это незримое дыхание ведет ее подобно шепоту кого-то более мудрого, обладающего властью над человеком. Держась поодаль, демон последовал за Ниной. Он видел, как она, ведомая жаждой мести, была готова в какой-то момент броситься в объятия находившегося рядом мужчины, видел, насколько сильным было желание отомстить, причинить боль, а затем он увидел, как сила летавшего возле нее линка прогнала чужеродное дыхание, сделало беспомощным, вернув девушке здравый смысл. Он проследил за этим дыханием. Оно исчезло так же внезапно, как и появилось, оставив за собой слабый след, оборвавшийся возле одинокого пустующего особняка на окраине города.

Демон задумчиво взирал на это строение, ища ответы. Сила линка, способная разрушить планы многих, не интересовала его. Эти недолго живущие существа были слишком примитивны, чтобы осознать силу, заключенную в их светящихся телах. Все, чего хотели линки, так это объединиться в одну пару, стать единым, а затем исчезнуть, унеся с собой свое могущество. С ними нельзя было договориться. Нельзя было использовать их силу в своих целях. И нельзя было предугадать, где и когда они появятся снова. Искушенный веками демон продолжал наблюдать за особняком Мольбрантов немигающим взглядом. Он не спешил войти в дом и узнать, кому принадлежало окутавшее Нину дыхание. Он просто наблюдал, пытаясь понять, пересекутся ли его планы с тем, кто находится в этом доме, и если да, то чего ему ждать.


* * *

Петр Леонидович Лесков знал, что делает. Он всегда отдавал себе отчет в своих действиях, готовый в любое мгновение ответить за содеянное. Он не стремился к праведности. Он просто хотел быть на один шаг впереди врагов. К сожалению, невозможно было предвидеть абсолютно всего. Просчитаться мог и бывший судья. Но Лесков не собирался сдаваться. Даже сейчас, когда он был слаб, когда практически все, на кого он мог положиться, предали его, он не мог принять поражения. Его грамотно выстроенная защита провалилась, но он больше не хотел защищаться. Он хотел нападать.

Петр Лесков понимал, что игра, которую он затеял, была опасна для него, но бездействие могло стать еще более опасным. Список противников был слишком велик, и если он не сделает ход первым, кто-то из них обязательно вспомнит о нем и придет по его душу.

Лесков помнил свое поражение, помнил всех тех, кто принял участие в его унижении. В другое время он бы не оставил безнаказанным никого, но сейчас приходилось ограничиваться лишь явными врагами. Судья Кира Джанибекова уже понесла наказание. Пусть не так, как хотел Лесков, но теперь она не представляет опасности. Пока не представляет. Лесков пообещал себе, что еще вернется. У него на нее были свои планы. Следующей в списке шла Татьяна Ишутина. Да, теперь Лесков был абсолютно уверен, что именно эта женщина была причиной его неудачи. Хваленая болтливость бывшей любовницы сыграла злую шутку с ним и его карьерой. Теперь любовница не представляла опасности, покинув его, как только корабль пошел ко дну, сбежав одной из первых, подобно крысе, почуявшей катастрофу. Но она знала слишком много.

Размышления Лескова продолжались до поздней ночи. Лишь когда длинный список его врагов был сокращен до минимума, когда в голове наконец-то созрел план, только тогда он позволил себе предпринять первые шаги. Лесков понимал, что людей, которым он может доверять, практически не осталось, но он и не привык полагаться на кого-то. В его игре главным действующим лицом будет он сам.

— Не переоцени себя, — услышал он скрипящий голос, разорвавший тишину.

— Снова ты? — раздраженно бросил Лесков, даже не пытаясь разглядеть говорившего с ним, зная, что в темном углу, откуда доносится голос, никого нет, и стоит включить свет, как наваждение развеется, но, тем не менее, в темноте кто-то был. — Чего ты хочешь?

— Хочу предложить помощь, — прошипел скрипучий голос.

— Ваша помощь дорогого стоит, — сказал Лесков.

— Не дороже твоей жизни.

— Мне многое нужно.

— У нас с тобой разные цели, но результат удовлетворит обоих.

— Откуда тебе знать?

— Прими это как факт, — говоривший зашевелился, и темнота вокруг него задрожала. — Ты жаждешь мести, Петр. Я могу тебе ее дать.

— Чего ты хочешь взамен?

— Покорности. Ты будешь делать то, что я скажу.

— А если я откажусь?

— Тогда ты проиграешь.

— Что получишь от этого ты?

— Не заботься обо мне, Петр. Делай то, что ты умеешь лучше всего, — думай о себе.

Глава вторая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web