Демон. Глава 4.1


Демон

Скачать ознакомительный фрагмент

Скачать книгу

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава первая

Свидание с Дереком, вопреки ожиданиям, стало для Дарьи Козыревой больше, чем простой формальностью. Она рассчитывала на ужин в ресторане, ряд комплиментов и скромные намеки на предстоящую ночь. Именно поэтому Дарья и рассказала Роберту Степченко о том, что его жена нашла ей ухажера, позволив ему самому решать, что ей делать в этой ситуации. Теперь, если бы Дерек повел ее в ресторан и кто-то из знакомых Роберта сообщил ему об этом, это не стало бы для него сюрпризом. Больше теперь ответственность за решение о грядущем свидании ложилась только на его плечи.

Здравый смысл взял верх над ревностью.

Дарья смотрела в черные, как ночь, глаза Дерека и не могла не признать, что он нравится ей. Судя по всему, у Лизаветы был хороший вкус. Она, как и любая другая женщина ее уровня, знала в мужчинах толк. А может быть, это Дерек знал толк в женщинах. Это мнение усилилось, когда он не повез ее в ресторан. Он словно прочитал ее мысли, понял ее нежелание посещать общественные заведения. Тихая дружеская компания — вот чего сейчас хотелось Дарье.

Свидание из формальности переросло в дружескую беседу в доме брата Дерека. Патрик был весьма мил и гостеприимен, хоть и не очень хорошо говорил по-русски. Дарье понравилось разительное отличие двух братьев. Даже внешне они были не похожи. Что же касается девушки Патрика, то Дарья старалась не обращать на нее внимания. Таким же безразличием отвечала ей и Полина Добронравова. Продолжавшаяся более часа милая беседа переросла в дружескую, а затем и вовсе сблизила их. Патрик был словоохотлив и весел. Дерек — немногословен и скуп на эмоции. Может быть, именно поэтому редкие и по-мужски сухие комплименты Дерека значили для Дарьи куда больше, нежели десятки комплиментов его брата. Истосковавшись по подобным компаниям за последний год, Дарья с жадностью добирала то, чего была лишена.

Иногда она ловила себя на мысли, что думает о более серьезных отношениях с Дереком. Эти мысли посещали ее в тот момент, когда ей удавалось случайно проследить внимательный взгляд Полины, сосредоточенный на Дереке. В подобные моменты ангел, притаившийся за спиной Дарьи, расправлял свои крылья и начинал шептать ей о том, что между ее новым ухажером и девушкой его брата есть что-то большее, чем просто дружба. Ангел был достаточно хитрым и опытным. Очень многое для него было поставлено на карту. Слишком много демонов в последнее время плели свои интриги возле него, заставляя быть частью их неизъяснимого действа. Сомнения Дарьи в отношении Дерека и Полины подтвердились, когда настало время расходиться. Ничего не значащий намек Дерека на то, что уже поздно и он не хочет мешать брату и его девушке, нарушая интимный ужин, вызвал язвительное высказывание Полины, а затем стеснение, с которым она пыталась объяснить Патрику, что сегодня не сможет остаться.


— В таком случае, я подвезу тебя, — сухо сказал Дерек.

Они покинули дом Патрика втроем. Всю дорогу Дарья чувствовала себя лишней. Она не знала, случайно или нет, но Дерек выбрал такой маршрут, что первой подвез ее. Она проводила его машину взглядом до первого поворота и ушла домой.

— Что теперь? — спросила Полина, глядя прямо перед собой.

— Теперь я хочу поговорить про твою татуировку.

— Сволочь ты!

— Да, но только я могу помочь тебе избавиться от этой надписи.

— Я знаю.

— Отлично.

— Можно вопрос? Зачем ты это делаешь?

— Тебе понравится.

— Ты что псих? Как мне может это понравиться?

— Ты хочешь исправить татуировку или нет?

— Ты…

— Да или нет?

Полина опустила глаза и кивнула.

* * *

Электрическая машинка вызвала уже знакомую боль. Полина лежала на спине, тупо глядя в потолок. Левая рука Бориса Дроздова блуждала по ее бедру, растягивая кожу. Несмотря ни на что он был мастером своего дела. Иногда Полина поднимала голову и смотрела на новый рисунок, медленно покрывавший ее белую кожу. Он разрастался, становился все больше. Жжение усиливалось, медленно перерастая в нестерпимую боль. Заметив это, Борис налил Полине выпить. Спиртное снизило боль и принесло беззаботность. Рисунок, покрывший кожу бедра, медленно начинал переползать на ягодицу.

Борис прекратил работу, когда Полина почувствовала тошноту и головокружение. Она поднялась со стола и посмотрела мутнеющим взглядом на разросшуюся татуировку. Ненавистное ей слово все еще резало глаз своей яркостью.

— Что это значит? — с пьяным недоумением спросила она Бориса.

— Это очень сложный рисунок, — он стянул с рук резиновые перчатки и выбросил в урну.

— И что?

— Я не смогу нанести его за один день. Ты хочешь попасть в больницу?

— Нет.

— Одевайся. Я отвезу тебя домой, — сказал Дерек.

— Подожди, я обработаю рану, — Борис промокнул марлей кровь и наложил повязку.

— А когда мы сможем продолжить? — Полина пыталась собраться с мыслями.

— Через пару дней.

— Понятно, — она с трудом стояла на ногах.

Дерек помог ей обуться, отвез домой, проводил до двери.

— Я не буду тебя благодарить! — замотала головой Полина.

Дерек молча дождался, когда она откроет дверь, и только после того, как Полина зашла в дом, уехал.


* * *

Ганс Груббер был прямолинеен. Дела, которые привели его в чужую страну, были закончены, оставшееся время он хотел провести в приятной компании миловидной девушки. Ганс вспоминал жену Роберта Степченко. Эта зрелая женщина произвела на него впечатление, однако тратить время на ухаживания он не собирался, да и не было у него этого времени.

Прием, который Роберт устроил в честь приезда начальника, остался далеко в прошлом, однако кое-что Ганс Груббер запомнил. Во-первых, это была жена Роберта, Лизавета, во-вторых, ее друг — Дерек Стэплтон и, в-третьих, девушка, на которой ненавязчиво акцентировал его внимание Дерек, когда они ненадолго остались наедине. Молодая, свежая, словно дивный плод, который созрел совсем недавно, но уже сорван с дерева и готов делиться своей сочной мякотью. Дерек говорил так мало и так точно, что каждое его слово попадало в цель, пробуждало желания, фантазии.

— Поговори об этом с Робертом Ефимовичем, — сказал Гансу Дерек на английском.

— При чем тут Роберт Ефимович?

— Доверься мне, я знаю много альковных тайн этого города. В конце концов одна ночь ее ни к чему не обяжет, ведь она даже не замужем.

— Какие цели преследуешь ты?

— О, не волнуйся, они никогда не пересекутся с твоими.

— Это хорошо, иначе я раздавлю тебя, как червя.

— Конечно, раздавишь.

Дерек взял пожилого бизнесмена под руку и повел к шумной компании, где находился Роберт Степченко. Спустя пару минут он устроил так, что Роберт Ефимович и Ганс Груббер остались наедине, лицом к лицу. И Роберт Ефимович не мог отказать. Не здесь, не сейчас, не при таких обстоятельствах.

* * *

Анна Фалугина приехала к своей сестре с гордо поднятой головой и подавленным настроением. Снова все получилось так, как говорила Лизавета Степченко. Старшая сестра всегда оказывалась права, и это выводило Анну из себя.

Ей было уже почти тридцать лет, из которых двенадцать она прожила независимо. В отличие от Лизаветы, считавшей, что жизнь младшей сестры не сложилась, Анна редко оглядывалась назад. Лишь в последний год разочарование стало слишком сильным, заставив переосмыслить прожитое. Она крепко держалась за своего последнего мужчину. Держалась до тех пор, пока не поняла, что ее старания напрасны. Она не винила его за принятое решение. Где-то в распаде их отношений была виновата она сама. Жить вместе и проводить вместе время было совсем не одно и то же. Анна поняла, что нравится мужчинам на ночь, неделю, месяц, но что касается совместной жизни, то здесь она мало привлекала их. Поняв это, Анна поняла и то, что не сможет измениться. Так она снова осталась одна. Можно было вернуться либо к родителям, либо к старшей сестре. Из двух зол Анна выбрала второе.

Нарекания Лизаветы трогали лишь внешне. Внутри она уже давно научилась не придавать подобной критике значения. Лизавета была ее сестрой и всячески хотела помочь — вот что было сейчас главным.

— Нужно определиться, где ты будешь жить, — в первый же вечер сказала Лизавета.

— Я не буду против, если ты разрешишь мне остаться у тебя, — Анна пыталась себя заставить мыслить не так, как раньше. — Я бы хотела научиться готовить и… — последнее далось ей с трудом. — У тебя двое детей. Думаю, я могла бы гулять с ними.

— Детям нужна мать, — ревностно заявила Лизавета. — Хотя, думаю, тетя им не помешает, — она улыбнулась сестре. — Признаться честно, странно слышать от тебя подобные слова.

— Мне и самой это кажется странным.

— Поэтому, думаю, будет лучше, если мы подыщем тебе отдельное жилье. Ты сможешь жить у нас или одна по своему желанию.

Лизавета прекрасно понимала, что порыв младшей сестры к переменам может оказаться недолгим. Анна тоже понимала, поэтому не стала спорить.


* * *

Полина проснулась утром с головной болью и воспалившейся татуировкой. Прошлой ночью она уснула прямо в одежде. От несмытой косметики началось раздражение. Откинув одеяло, она встала с кровати. Стянуть узкие брюки оказалось весьма болезненно. Чуть ниже наложенной Борисом повязки, виднелась засохшая кровь. Полина осторожно отлепила пластырь и подошла к зеркалу. Ненавистное слово все еще резало глаз, однако теперь вокруг него разрастался не менее яркий рисунок, состоявший из множества линий, понять которые было невозможно. Полина хмурясь смотрела на эту огромную татуировку, покрывавшую внешнюю часть бедра. Она начиналась чуть выше колена и уходила чуть ли не к талии. Полина повернулась к зеркалу спиной, разглядывая не менее причудливый рисунок, затрагивавший часть ягодицы. Подобного она не ожидала. Полина неподвижно стояла перед зеркалом, не зная, как реагировать.

— Ничего себе! — растерялся Антон Ламзин, когда она пришла к нему и показала татуировку. — Это что, снова чья-то шутка?

— Нет. Они сказали, что нужно сначала сделать набросок, а затем уже менять старую татуировку.

— Набросок? Ты представляешь, каким огромным будет этот рисунок?!

— Я не знаю, Антон! — Полина в смятении всплеснула руками. — Что мне еще оставалось делать?

— Успокойся, — он подошел ближе, внимательно рассматривая образовавшуюся опухоль. — Было очень больно?

— Я немного выпила, поэтому не помню.

Антон принес мазь, обработал воспаление. Жжение стихло, уступило место зуду.

— Постой так немного. Не одевайся. Пусть мазь впитается, — сказал Антон.

Полина натянуто улыбнулась.

— Очень некрасиво?

— Не хуже, чем слово.

— Я тоже так думаю.

— Скажи, ты уверена, что они не обманут тебя?

— Кто? Дерек?

— Хотя бы.

— Не должен.

— Почему?

— Я встречаюсь с его братом. Зачем ему это делать?

— Ну, ты же сама сказала, что первую татуировку сделали из-за него.

— Я не знаю! — Полина недовольно всплеснула руками. — Разве у меня есть выбор?

— Тебе виднее.

— По-моему, теперь уже поздно отступать.

— Главное, чтобы тебе это нравилось.

Антон подошел и заботливо осмотрел воспалившуюся кожу в районе татуировки.

Глава вторая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web