Демон. Глава 6.3


Демон

Скачать ознакомительный фрагмент

Скачать книгу

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава третья

Тонкие пальцы Саргиса настойчиво мяли женскую грудь. Сосок набух, окрасился в бурый цвет. Девушка была бледна. Ее язык нервно скользил по пересохшим губам. Ее правая грудь была туго стянута веревкой. Побагровевшая кожа предательски выдавала белые полоски шрамов — следы предыдущих пыток. Подняв голову, девушка смотрела на них, вспоминая, кем, когда и где они были оставлены на ее теле, а главное насколько сладкими были те мгновения.

— Хочешь еще? — спросил Саргис.

Она не ответила, но в ее глазах горело желание. Страх возбуждал. Страх перед неминуемой болью, желанным наказанием, о котором она готова была умолять. И Саргис не мог отказать. Он слишком хорошо знал свое дело. Он слишком сильно хотел выслужиться перед женщиной в кресле. Она наблюдала за ним и за девушкой, чью грудь он истязал.

Габриэла. Госпожа. В ее глазах не было жалости, лишь только внимание. За весь вечер она не произнесла ни одного слова. Даже когда плеть, ведомая твердой рукой Саргиса, прошлась по животу, лежавшей на столе девушки, женщина в кресле продолжила молчать, а ее взгляд остался холодным и беспристрастным.

— Мы пойдем дальше? — спросил Саргис привязанную к столу девушку.

Она кивнула. Он не знал ее имени. Не знал, кто она, откуда. Может быть, это была жена мэра, или его дочь, или судья… Неважно. Главным было, что она хотела этого.

— Ты помнишь кодовое слово? — спросил Саргис. — Как только захочешь остановиться, произнеси его, и все закончится.

Он знал, что все эти люди платили за боль. Боль и страх, что этой боли станет больше. Страх, который приносил желание. Желание, которым они наслаждались, чувствуя свою беспомощность. И так час за часом, пока напряженное тело не разразится оргазмом, или пока они не попросят остановиться.

Саргис и сам был одним из них. Палач и жертва в одном лице. До встречи с Габриэлой он истязал себя своими руками, заставлял свое тело страдать, но теперь это право принадлежало только его госпоже.

— Глупый, — говорила Габриэла, гладя его по щеке, и Саргис закрывал глаза, отдаваясь этим ласкам. — Милый, но глупый!

Звонкая пощечина врезалась в сознание яркой вспышкой, затем Габриэла заставляла его лечь на пол. Ее острый каблук упирался Саргису в грудь.

— Кричи, — требовала она, но Саргис терпел. — Я сказала, кричи!

— Нет.

Игра продолжалась…


* * *

Вадим. Племянник мастера татуировки Бориса Дроздова. Ника любила его. Любила, как могла.

— Ты знаешь, что она шлюха? — спросил как-то Борис своего племянника, увидев Нику на точке. — Она продает себя на улицах. Ты понимаешь это?

Вадим молчал, и это выводило Бориса из себя.

— Ты тоже ей платишь, да? Теперь понятно, куда уходят все твои деньги. Глупый мальчишка!

Борис ударил племянника в лицо. Нос не сломался, но хлынувшая кровь забрызгала пол и стены. Вадим упал на колени. Борис долго смотрел на него, затем бросил ему тряпку и велел прибраться.

— Еще раз увижу ее здесь, и разбитым носом ты не отделаешься, — пообещал Борис.

Вадим по-прежнему молчал. Он знал, что Борис не поймет. Нет смысла объяснять. Но никто, кроме Ники, не будет любить его так, как любит она. Не будет рассказывать ему то, что рассказывает она. Ни одна порядочная девушка не пойдет на такое.

Но Вадим и не хотел никого порядочного. Его возбуждала Ника. Возбуждала сама мысль, что она продается за деньги. Ее покупают как вещь и делают с ней все, что хотят. А потом она приходит к нему и рассказывает об этом. И никаких запретов. Никакого стыда. Вадим сожалел лишь о том, что не может увидеть все это лично, не может стать свидетелем. Как объяснить это Борису? Как объяснить старому мастеру свои мечты?

* * *

Маргарита Зинченко покинула кладбище, оставив могилу Дмитрия Кетова. Пару часов назад она повидала родных Дмитрия, позволила им выговориться, затем пришла сюда. Еще в поезде она составила в голове список мест, которые хотела посетить, и людей, с которыми хотела встретиться. Первыми были родители Дмитрия, затем место, где он похоронен, теперь настал черед друзей.

Анатолий Крутов встретил Маргариту теплой улыбкой старого друга, почти любовника, если бы Дмитрий не вмешался много лет назад в их юношеский роман.

— Почему он ушел? — спросила Маргарита.

Анатолий Крутов пожал плечами.

— Хотел бы я и сам знать.

— Ты ведь был его другом.

— Последнее время мы мало общались.

— Из-за тебя или из-за Дмитрия?

— Наверное, из-за третьих лиц.

— Девушка?

— Ты думаешь, Дмитрий стал бы делить юбку?

— Из-за меня он дрался.

— Он делал это, потому что любил тебя как сестру.

— Что же тогда?

— Не знаю, — Крутов попросил официанта принести еще кофе, — заметила ты или нет, но Дмитрий изменился в последнее время.

— Мы мало общались в конце.

— Вот видишь. То же самое произошло у нас. Он замкнулся, стал слишком подозрительным.

— На все свои причины. Может быть, на него кто-то влиял? Я почти ничего не знала о его последних связях. Он так и жил до конца с Ольгой Бойко?

— Если это можно назвать жизнью, то да.

— Они часто ссорились?

— Нет, но я сомневаюсь, что Ольга была той девушкой, которая нужна Дмитрию.

— Почему? Она недурна собой и вроде неглупа.

— Это ты так думаешь.

— Ты думаешь по-другому?

— Лично мне она неприятна.

— Дмитрий думал так же?

— Не знаю. Мы не разговаривали об этом. Могу сказать лишь, что он изменял ей довольно часто.

— Случайные встречи или что-то постоянное?

— И то и другое. Если тебе интересно, могу дать тебе адрес Тамары Мелюхиной, с которой у него было что-то постоянное.

— Кто она такая?

— Никто. Замарашка. Странно, что Дмитрий вообще обратил на нее внимание.

— Я навещу ее.

— Попробуй.


Анатолий Крутов задумчиво уставился в чашку кофе, которую принес официант. Тревога, которую он почувствовал, когда Маргарита позвонила ему и сказала, что хочет встретиться, стала сильнее. Демон Дмитрия Кетова неустанно нашептывал ему свой план, и не слышать этот голос было невозможно. Голос, который напоминал Крутову о Дмитрии Кетове, словно проснувшаяся совесть.

— Мне кажется, Дмитрий просто сдался, — сказал Анатолий Крутов, не поднимая на Маргариту глаз. — Слишком многое свалилось на его плечи, вот он и не выдержал.

— Дмитрий был сильным.

— Любой человек может совершить глупость.

— Не Дмитрий.

— Откуда такая уверенность?

— Я просто знаю, что это так.

Когда Анатолий Крутов ушел, Маргарита заказала себе еще кофе. Все как-то изменилось. Стало чужим. Неужели она еще могла кому-то помочь здесь? Неужели она все еще хотела кому-то помочь? Может, стоило сесть в поезд и вернуться домой. Там был муж и дети, а здесь набор ничего не значивших глупостей. Маргарита решила, что поступит именно так. Навестит Ольгу Бойко, навестит девушку, о которой говорил ей Анатолий Крутов, и отправится домой.

* * *

Встреча с бывшей подругой оказалась иной, нежели представляла себе Маргарита. То, что Ольга Бойко не оплакивала Дмитрия, Маргарита могла понять, но разделить веселье, которым светилась Ольга, было ей не под силу.

— У меня сегодня просто день открытых дверей! — сказала Ольга, усаживаясь на диван рядом с Маргаритой. — Сначала пришла какая-то беременная женщина, затем друзья Алана, теперь ты, мне уже интересно, кто будет следующим.

— А ты кого-то ждешь?

— Нет, но все-таки. Веронику Полетаеву я тоже не ждала, а она пришла. Вдруг к вечеру кто-нибудь решит устроить мне еще один сюрприз.

— Кто такая Вероника Полетаева?

— Она сказала, что друг Дмитрия. Спрашивала о нем. Допытывалась, почему он ушел из жизни.

— И что ты ей сказала?

— Что я могла ей сказать? Ты же знаешь Диму, он никогда ничего не говорил.

— Понятно. А кто такой Алан?

— Друг Димы. Ты разве не знаешь Алана Фазылова?

— Я не живу в этом городе. Ты забыла?

— Признаться, да.

— И что, Алан часто навещает тебя?

— Он помогает мне пережить потерю Димы, — Ольга смущенно опустила глаза.

— Тоже мне друг! — скривилась Маргарита.

Она ушла не попрощавшись. Щеки ее горели. Неужели Дмитрий мог жить с такой женщиной? Неужели у него не осталось в конце друзей?

Поймав такси, Маргарита назвала шоферу адрес Тамары Мелюхиной.


* * *

В комнате было душно. На кухне пахло жареным мясом. На Тамаре был надет старый халат, покрытый жирными пятнами. Ее взгляд не выражал ровным счетом ничего. Соседи за тонкой стенкой занимались любовью. Лишь в те моменты, когда их стоны становились слишком громкими, глаза Тамары вспыхивали смущенным интересом, словно она гордилась своими соседями и стыдилась их одновременно.

— Может, пройдем на кухню? — предложила Маргарита, решив, что их разговору мешают именно эти стоны.

Тамара согласилась, но взгляд ее погас окончательно, словно соседи за стеной были единственным, что волновало ее на этот момент.

— Расскажи мне о Кетове, — попросила Маргарита, но не прошло и пяти минут, как она поняла, что не может больше находиться в этом доме.

Все здесь было невзрачным, серым и апатичным. Единственное, что заставляло задержаться, было упоминание Тамары о Веронике Полетаевой. Второй раз за этот неудачно складывавшийся день Маргарита слышала это имя. Она не хотела делать поспешных выводов, но, судя по всему, Вероника была единственным человеком, если не считать родителей Дмитрия, кому была не безразлична его судьба. Может быть, она носила в себе его ребенка? По крайней мере, именно на это намекала Тамара. Или же здесь было что-то другое?

Маргарита решила, что обязательно должна встретиться с этой женщиной.

Она попрощалась с Тамарой, с радостью покинув квартиру, — под жарким солнцем было и то уютней.

* * *

Маргарита позвонила Анатолию вечером. Рассказала об Ольге и Тамаре.

— Когда Дмитрия не стало, я тоже навещал Ольгу, — сказал Анатолий Крутов. — Предлагал ей помощь.

— Рада, что хоть ты остался человеком.

— Это не все. Ольга предлагала мне остаться.

— Как остался Алан Фазылов?

— Да.

— Почему ты мне сразу об этом не сказал?

— Ты не хотела слушать.

— Я была лучшего мнения об Ольге. Не понимаю, что произошло с Димой, как он мог окружить себя такими людьми? — Маргарита по-детски шмыгнула носом. — Кто такая Вероника Полетаева?

— Вероника?

— Да. Эта женщина приходила к Тамаре и к Ольге. Она интересовалась Дмитрием. Я подумала, что ты должен знать ее.

— Я знаю.

— И?

— Дмитрий встречался с ней.

— Я так и подумала. Это от него у нее живот?

— Сомневаюсь.

— Она замужем?

— Да.


— А Дмитрий? Она что, одна из тех, кто не может забыть бывших любовников?

— А ты бы забыла человека, от которого у тебя растет ребенок?

— Смотря, какой человек. Ее муж знает об этом?

— Возможно, догадывается.

— Я бы хотела встретиться с ней.

— С Вероникой?

— Да.

— Что ты ей скажешь?

— Пока не знаю.

— Перед смертью Дмитрий оставил пару записок.

— Странно. Это не похоже на него.

— Может быть, в них он что-то писал о Веронике?

— У него к ней были какие-то чувства?

— Думаю, да. Разве Ольга не говорила тебе?

— Нет.

— Если интересно, можешь поговорить с его последним другом.

— С Аланом Фазыловым?

— С Олег Гамзулиным.

— Я слышала это имя.

— Они были с Дмитрием очень дружны в конце. Если кто и знает что-то о Веронике, то это Гамзулин.

— Думаешь, стоит сначала встретиться с ним?

— Женщины более лживы.

— Наверное, ты прав, — Маргарита устало улыбнулась. — Ты скажешь мне, где я смогу найти Олега Гамзулина?

— Скажу, только не проси меня поехать к нему с тобой. У нас с ним натянутые отношения.

— Я уже поняла, что не все друзья Дмитрия дружат между собой.

Они ненадолго замолчали, понимая, что разговор подошел к концу.

— Пообещай, что мы еще встретимся до того, как ты уедешь, — сказал Анатолий Крутов.

Маргарита не стала спрашивать его, почему он этого хочет.

— Обещаю, — сказала она, понимая, что и сама хочет этой встречи.

Глава четвертая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web