Эта короткая счастливая жизнь 10

/ Просмотров: 43123

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава десятая

Они идут вниз по улице, под рядом не горящих фонарей. Фанни молчит. Теплый ветер взбивает ее сливочные волосы. «Ты странный, Майк. Очень странный», – думает она, искоса поглядывая на нового знакомого. Серый мир становится сочным, красочным. Мир притворства и лжи. Мир вечного праздника и вечных слез.

- Боишься меня? – спрашивает Лаверн. Фанни пожимает плечами. – Не бойся.

- Я видела вещи и похуже, – она вглядывается вдаль. – Расскажи мне о том, как здесь все будет.

- Зачем тебе?

- Просто.

- Все изменится.

- А бар Дювейна?

- Его не станет.

Майк смотрит на нее, ожидая еще вопросов, но вопросов нет. «Почему она не спрашивает о себе?» – думает он. Вспоминает мальчика в квартире Дювейна. Вспоминает Брюстера.

- Майра странная женщина, – предупреждает Фанни. – Необычная.

- Твой сын жил у нее?

- Нет, – напряженная маска скрывает лицо Фанни.

- Могу я спросить?

- Нет, – Фанни награждает его гневным взглядом…

Образ отца проступает в памяти сквозь пелену лет. Высокий, чернокожий. Он приехал из Нового Орлеана, чтобы играть в Чикаго джаз.

- Мне было восемнадцать, – говорит Фанни…

Где-то в глубине сознания играет пианино. Черные пальцы Персибала порхают над клавишами. Он выступает в одном из тихих баров. Фанни убирает со столов. Даже не Фанни. Еще не Фанни. Фелиция Раймонд. Невысокая. Без косметики и шарма. В переднике и с сальными волосами, собранными в пучок. Никто не замечает ее. Никто не обращает внимания. Она живет в небольшой комнате под крышей старого дома. Получает семь долларов в неделю и еще на что-то надеется. Никто не пишет ей и не зовет домой, в маленький южный город, откуда Фелиция сбежала без оглядки, как только один из заезжих музыкантов сказал, что у нее хороший голос. Кажется, его звали Джо, или Джон, или Джейк… Фелиция не помнит.

Он увез ее, усадив в пыльный «Форд», обещая райские гущи. Молодая и свежая. Она смотрела на него, представляя все те прелести большого города, рассказами о которых он очаровал ее. Высокий, худой, лет тридцати, с гладко выбритым подбородком и тоненькой полоской черных усов. Они ехали целый день, остановившись на ночь в дешевом мотеле, посреди пыльной дороги, ведущей, казалось, в никуда. Фелиция вошла в номер и, поджав губы, посмотрела на единственную кровать. Прочитала ли мать записку, оставленную на столе? Рассказала ли отцу? Джо-Джон-Джейк извлек из саквояжа бутылку бренди и предложил выпить. Фелиция отказалась. Он налил себе, сжал в ладони стакан и закурил. У него был глубокий мелодичный голос. В номере находились лишь стол, стул и кровать, поэтому Фелиция предпочла стоять, так как единственный стул занимал новый знакомый. Потягивая бренди, он рассказывал о жизни в Чикаго, и о том, что ждет там молодую девушку с таким божественным голосом. Фелиция молчала, искоса поглядывая на кровать.

- Не бойся, – Джо-Джон-Джейк обнял ее за плечи и притянул к себе. – Красота и ум открывают многие двери, – он заглянул васильковыми глазами в ее зеленые глаза. – Будешь умницей, и я научу тебя жить, – первый в жизни поцелуй показался Фелиции грязным и каким-то безысходным.

Она не сопротивлялась. Стояла, чувствуя губы Джо-Джона-Джейка на своих губах. Чувствовала его дыхание. Бренди и сигареты. Резкий и кислый запах. Фелиция закрыла глаза. В романах все было иначе. Джо-Джон-Джейк отпрянул назад и сказал, что так дело не пойдет.

- Что? – растерялась Фелиция.

- А ты как хотела?

- Не знаю, – Фелиция снова искоса посмотрела на кровать.

- Именно так, – скривился Джо-Джон-Джейк. Он смягчился и осторожно убрал пару непослушных локонов с ее лица. – Красота – это магнит. Понимаешь?

Фелиция молчала.

- Твой голос – это талант, но нужно иметь что-то еще. Что-то, что можно дать взамен на доверие, – он улыбнулся и протянул ей стакан бренди. – Выпей. Это поможет тебе расслабиться.

- Я не хочу.

- Так надо, – он снова обнял ее. Притянул за талию к себе. – Пей.

Фелиция отрицательно покачала головой.

- Я сказал: пей! – его крик заставил ее сжаться.

- Пожалуйста, отпусти меня.

- Хочешь вернуться домой? – он вложил в ее руку стакан. – Решай, – васильковые глаза снова уперлись в нее взглядом.

Бренди обожгло губы.

- Я не могу, – Фелиция закрыла глаза. Сделала еще глоток.

- Тебе нечего бояться, – заверил ее Джо-Джон-Джейк.

Он снова поцеловал ее. Сжал в объятиях. На какое-то мгновение Фелиции удалось отвлечься. Удалось ни о чем не думать.

- Вот так уже лучше, – похвалил ее Джо-Джон-Джейк.

Эти слова вернули Фелицию в реальность. Она снова посмотрела на кровать, и отвращение к самой себе стало настолько сильным, что выпитое бренди начало проситься обратно.

- Я не могу, – прошептала она одними губами.

- Просто расслабься.

- Нет! – она оттолкнула Джо-Джона-Джейка от себя. Выронила стакан, услышав звон бьющегося стекла.

- Ну, и черт с тобой! – потерял он терпение, выталкивая ее из номера.

Дверь захлопнулась. Белая луна медленно ползла по звездному небу. Ночь выдалась холодной, и Фелиция начала дрожать. Она сидела на скамейке вдали от мотеля и думала о том, что утром вернется домой. Что скажет ей мать? Что скажет отец? Что скажет сестра? И что скажет она? Фелиция вздохнула и попыталась вспомнить, сколько часов потребовалось, чтобы доехать сюда. Страх выдавил из глаз слезы. Как же она вернется назад? Захотелось пойти в номер к Джо-Джону-Джейку и попросить, чтобы он отвез ее домой. Она решительно поднялась на ноги, но тут вспомнила кровать, вспомнила его поцелуи и решила, что лучше пойдет пешком, чем попросит его об одолжении.


Глава одиннадцатая


Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей