Эта короткая счастливая жизнь 14

/ Просмотров: 47002

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава четырнадцатая

Ночь. Фанни останавливается и награждает Лаверна пытливым взглядом. Сколько нужно слов, чтобы рассказать историю своей жизни? Сколько нужно жизней, чтобы они сложились в одну историю?

- Презираешь меня? – спрашивает Фанни, с каким-то отрешенным безразличием.

- С чего бы это? – пожимает плечами Лаверн.

- Ну, как же. – Она вспоминает сына. – Мои родители, например, презирают.

- Нравы меняются.

- Дожить бы до этого, – она достает сигарету и закуривает. – Так ты говорил, что умираешь от рака?

- В своем мире.

- Как это?

- Если бы я знал. – Лаверн замолкает, подняв голову к звездному небу.

«Странный, очень странный мир», – думает он, прислушиваясь к далекому голосу Фанни. Она разговаривает со своей подругой о нем. Разговаривает о человеке, которого не должно быть здесь…. Но он есть.

- Эй, – осторожно, словно боясь напугать, Фанни берет его за руку. – Майк? – Она ждет, пока он не оторвется от созерцания звездного неба и не посмотрит на нее. – Майра сказала, что ты можешь остановиться у нее.

- Майра? – ему снова начинает казаться, что это всего лишь сон.

- Моя подруга. Помнишь? – зеленые глаза Фанни пытливо вглядываются в его лицо. – Ты уверен, что с тобой все в порядке?

- Нет, – Лаверн заставляет себя посмотреть на дом Майры. В голове мелькают странные, усталые мысли. «Сон. Сон. Все это сон. Всего лишь сон».

- Майк, – голос Фанни выводит его из оцепенения.

Нетвердые ноги несут вперед. Заспанная, не первой свежести женщина торопит его недовольным взглядом. Запах корицы и плесени вгрызается в ноздри. Кажется, еще пахнет жареной картошкой, но Лаверн не уверен. Сейчас он уже ни в чем не уверен. Майра проводит его в комнату, протягивает старое одеяло и сальную подушку. Тишина усиливает чувство нереальности. Майра не говорит ни слова. Ее шаги кажутся легкими и воздушными. Словно сошедший с небес ангел, она проплывает мимо него в темноту дверного проема. Закрывает дверь. «Это просто сон», – снова думает Лаверн, пытаясь вспомнить подробности. Старый диван призывно раскрывает пасть, обещая сладостные грезы. А утром вернется боль. Мысль об этом заставляет Лаверна цепляться за эту реальность, учиться наслаждаться каждым мгновением. «Как жаль, что нельзя остаться здесь навсегда, – думает он, засыпая. – Как жаль, что утром все закончится, изменится, возвратит в суровой мир реальности».

Но когда наступает утро, все остается по-прежнему. Он сидит на кухне с Майрой и пьет чай. Сон отступил, а ночь вернула сознанию трезвость и ясность.

- Так откуда ты? – спрашивает Майра, которой утро придало какое-то скромное очарование.

- Балтимор, – отвечает Лаверн первое, что приходит в голову.

Майра удивленно поднимает брови, рассказывает о знакомом художнике родом из Балтимора.

- Он все повторял, что Балтимор самый лучший город, – говорит Майра.

Ее глаза тускнеют. Пелена воспоминаний бросает тень на ее свежее лицо. Что-то тяжелое и грустное. С каким-то безразличием, скорее для того, чтобы отвлечься, чем чтобы поддержать разговор, она спрашивает Лаверна, чем он собирается заняться в Чикаго и чем занимался в Балтиморе. Вопрос ставит его в тупик, заставляя говорить правду.

- Фотограф? – оживляется Майра. – Хочешь открыть здесь свой салон?

- Салон?

Новая жизнь, опять начинает казаться Лаверну сном, но тяжести от восприятия странного мира нет. Ничего не меняется: формы, вкусы, запахи. С грустью и смутной надеждой Лаверн говорит, что неплохо будет найти хоть какую-нибудь работу. Взгляд Майры становится колким и пытливым.

- А ты чем занимаешься? – спешит сменить тему разговора Лаверн.

- Да всем понемногу, – Майра улыбается. – В основном натурщица, а так, кем придется.

- Натурщица? – Лаверн невольно вспоминает свою прежнюю работу. – Я когда-то делал подобные фотографии.

- Фотографии? – брови Майры хмурятся. – Как-то раз мне предлагали нечто подобное… – она пытливо вглядывается Лаверну в глаза. – И почему нам с Фанни всегда достаются подобные мужчины? – Ее губы изгибаются в улыбке. – Хотя, так даже забавнее!

Детский задор, звучащий в ее голосе, заставляет Лаверна улыбнуться вместе с ней. Страхи отходят. Он здесь, в этом мире. Среди странных людей, которые, кажется, ничуть не отличаются от тех, рядом с которыми он жил прежде.

- Думаешь, я смогу найти здесь работу? – спрашивает он, когда завтрак закончен. – Любую, лишь бы на первое время заработать себе на жизнь.

- Любую?! – Майра оживляется и долго вглядывается ему в глаза, словно ожидая подвоха. – Попробуй обратиться в газеты, – говорит она, наконец.

И вот Лаверн идет по шумным улицам родного-чужого города. Как много он знает о фотографии, но как мало это значит в этом мире! Робость превращает его в мальчишку. Как же сильно хочется остаться здесь! Как же сильно хочется получить второй шанс. Лица, которые он видит, кажутся самыми приветливыми. Голоса - самыми милыми. Хочется объясниться в любви каждой девушке. Пожать руку каждому прохожему, назвав его лучшим другом.

- Ну, как успехи? – спрашивает вечером Майра.

- Кажется, меня берут в «Требьюн»! – говорит Лаверн с детским энтузиазмом.

Да. Он снова живет. Снова строит планы на будущее. И снова смеется над трудностями. Теперь нужно лишь вернуться в дом Фанни, пройти сквозь старую дверь и, попав в свой мир, уладить пару технических вопросов. Сделать себе новые документы, сходить в библиотеку и почитать о фотографии тридцатых.


Глава пятнадцатая


Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей