Эта короткая счастливая жизнь 20

/ Просмотров: 51863

ОГЛАВЛЕНИЕ

Глава двадцатая

В новой квартире было сыро, и соседи шумели так сильно, что Фелиция засыпала лишь под утро. Торговая лавка, в которую она устроилась, открывалась в семь, и управляющий часто упрекал Фелицию за сонный вид и отсутствие энтузиазма в разговоре с покупателями.

- Не слушай его, – говорил невысокий рыжеволосый водитель.

Последние недели он все чаще и чаще заговаривал с Фелицией, не скрывая интереса. То помогал переносить тяжелые лотки с фруктами, то подмигивал, проходя мимо. Иногда, оставаясь наедине с тяжелыми мыслями, Фелиция вспоминала его, пытаясь хоть как-то скрасить бессонные ночи. Если уж нельзя вернуться домой, нельзя что-то исправить, то, может быть, стоит идти вперед? Фелиция тяжело вздыхала и понимала, что это невозможно. Ничего не скрыть. Она не может вернуться домой. Не может ответить на ухаживания Тайтуса. Фелиция лежала и смотрела в темноту, а соседи продолжали шуметь. Лишь бы вытерпеть, лишь бы пережить этот трудный жизненный отрезок. После она сменит работу, притворится, что ничего не случилось, и попытается снова. Главное не позволять отчаянию и меланхолии заражать свое тело.

- Вот ты где! – обрадовался Тайтус, застав ее в подсобке.

Фелиция подняла голову и безуспешно попыталась уклониться от его объятий.

- Если я тебя приглашу сегодня куда-нибудь, что ты скажешь?

- Скажу, нет, – Фелиция опустила голову, боясь, что объятиями дело не кончится.

- Я слышал, что открылся новый бар, – Тайтус тщетно пытался заглянуть ей в глаза. – Говорят, весьма приличный. Можно посидеть, отдохнуть. – Он тяжело вздохнул, почувствовав, как Фелиция высвобождается из его объятий.

Сегодня там играют джаз, а мне помнится, ты говорила, что знаешь в этом толк, – предпринял Тайтус последнюю попытку. Секундное замешательство, мелькнувшее в глазах Фелиции, вернуло ему прежнюю уверенность.

- У тебя ведь есть, что надеть? – спросил он. Увидел, как Фелиция кивнула, и просиял от счастья.

«Что если жизнь дает мне еще один шанс?» – думала Фелиция, пытаясь оправдаться перед собой за данное согласие. Платье, подаренное мистером Джеральдом, хранилось в старом сундуке, который она забрала из квартиры Персибала. Фелиция примерила его, стараясь не думать о плохом, не вспоминать.

- Ты просто королева! – присвистнул Тайтус, увидев ее в таком наряде.

Его серый невзрачный костюм подчеркнул сказанное. Фелиция сдержанно улыбнулась и взяла его под руку.

- Была когда-нибудь в подобных местах? – спросил Тайтус, с гордостью проводя ее за столик.

Низкосортное бренди обожгло губы. Пара девушек легкого поведения за соседним столиком заскучали, и стали уговаривать своих спутников отвести их в «Ночной джаз».

- Не знала, что этот бар снова открылся, – сказала Фелиция.

Тайтус беззаботно пожал плечами. Джаз-бэнд играл крайне нескладно, и посетители почти не слушали его.

- Говорят, в «Ночном джазе» играет Джером Финчли, – продолжали уговоры дамочки за соседним столом.

Фелиция вздрогнула, услышав знакомое имя. С кем, интересно, Финчли теперь? Снова с Гортензией? Или же один? Она недовольно поджала губы, вспомнив, насколько слаб и некрасив его голос. Подумать только, а ведь они вдвоем могли покорить Чикаго. Молодость и желание работать, сдобренные талантом Персибала, сохранившимся даже после смерти в его песнях. Настроение испортилось. Фелиция помрачнела. Девушка из бэнда на сцене нервничала, отчего ее голос сильно начинал дрожать. «Что если подойти и предложить свои услуги?» – подумала Фелиция, вспомнила череду неудач и простилась с этой идей. Как же сложно оказалось разговаривать с Тайтусом, улыбаться ему и одновременно думать о чем-то своем, грустить и сожалеть об упущенном.

- Потанцуем? – предложил Тайтус и, не дожидаясь согласия, взял спутницу за руку и помог подняться из-за стола.

Они провели веселый, беззаботный вечер, и когда возвращались назад, Фелиция не смогла отказать Тайтусу и, запрокинув голову, подставила для поцелуя губы. «А как еще я смогу отблагодарить его?» – думала она, вспоминая минувшие времена. Раньше у нее был голос, которым она благодарила поклонников, теперь же у нее остались только губы. К тому же Тайтус оказался не так уж плох. Его ухаживания помогали отвлечься и забыть о предстоящих трудностях.

- Что-то не так? – спросил он, заглядывая Фелиции в глаза.

Она качнула головой и отстранилась от него. Нужно было уходить. Срочно. Немедленно.

- Мне пора, – сказала Фелиция, выдавив на прощание скудную улыбку.

«Зачем все это? – думала она, закрывая дверь. – Почему она дает Тайтусу шанс?» Единственное, что успокаивало: губы ее остались холодны и неподвижны. Она выступила так же фальшиво, как сегодня певичка из джаз-бэнда. Голос дрожит. В глазах страх и сомнения. Никто не вспомнит ее на следующий день. Никто не захочет услышать снова. Думая об этом, Фелиция легла в кровать и почти сразу заснула. «Тайтус отступит», – сказала она себе утром. Но он не отступил. Напротив, его ухаживания стали более настойчивыми и неуклонными. Он был подобен генералу, который ведет армию на незащищенный город, заранее зная, что тот падет без боя. Как же ей быть? Что же делать?

- Ты ничего не знаешь обо мне, Тайтус!

- Это не страшно.

- Мне страшно, – она смотрела на него и понимала, что никогда не видела столько любви и желания в глазах одного человека. Как же хочется уступить! Как же хочется позволить ему взять на себя все тревоги и заботы!

- Ну, хватит! – упрашивал ее Тайтус, когда управляющего овощной лавкой не было рядом. – Перестань мучить меня!

Казалось, отказы превращают его в робкого, неуверенного в себе мальчишку. Никогда прежде никто с таким пылом не клялся ей в своих чувствах, не обещал вечно заботиться и носить на руках. И ничего не нужно делать для этого. Он любил ее саму, а не ее голос и репертуар. Если бы повернуть время вспять. Исправить содеянное. От тяжелых воспоминаний на глаза наворачивались слезы. Нет. Она не может больше тешить себя пустыми надеждами. Но как потом смотреть ему в глаза? А если он сможет все понять и простить? Как же хотелось снова стать молодой и наивной! С тяжелым сердцем Фелиция назначила ему встречу.

- Ребенок? – опешил Тайтус, и весь его пыл и страсть улетучились без следа. – Ты ждешь ребенка?

Фелиция поджала губы и кивнула. Перед глазами зарябили слезы, и на их фоне появился силуэт отца. Нет. Теперь она одна в этом мире. Ей некуда больше возвращаться и не на кого надеяться. Белая девушка с черным ребенком на руках. Она плакала. Одна. На скамейке в парке. А редкие машины, тарахтя, проезжали по дороге, унося своих владельцев к их маленьким суетным жизням.


Глава двадцать первая


Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей