ФИВЫ. Падение Голиафских гор. 11

/ Просмотров: 3585


Фивы. Падение Голиафских гор

Оглавление

Глава одиннадцатая

Когда начавшийся этажом ниже пожар всполошил замок, группа диверсантов, возглавляемая Агвой, успела зачистить шесть помещений, охраняемых фидаинами, и начала подвираться к залу, где находился второй резерв стражников. Пока все складывалось удачно, но выигранные сражения в замке Старца Голиафских гор проходили при численном преимуществе – Керасп, Агва, Ха-Райя, Бриск и мантикора без труда расправлялись с караульными, дежурившими обычно парами. Но как быть с помещением, где находился резерв фидаинов?

- Там ведь их не меньше дюжины, - сказал Керасп, указывая кивком головы на двери в соседнее помещение.

- Можно использовать мантикору, - предложил чернокнижник. – Мы выбьем двери, запустим туда монстра и я деактивирую заклинание контроля, как это было на площади мертвецов.

- Да-а, - протянул Ха-Райя, вспоминая оставшееся в прошлом сражение. – Там мантикора действовала, как настоящая машина смерти.

- Думаю, идея что надо, - одобрила Агва. – Главная проблема лишь в том, что после того, как мы откроем двери, нужно будет не выпустить фидаинов из их помещения. Мантикоре ведь все равно кого убивать, поэтому, если со стражниками завяжется ближний бой, пользы от нашего монстра не будет.

- К тому же, не стоит забывать, что фидаины даже с базовым уровнем навыков умеют хорошо метать ножи, - сказал Ха-Райя. – Поэтому, как только мы откроем двери, нужно быть начеку. – Он повернулся к чернокнижнику. – Сколько времени тебе потребуется, чтобы направить мантикору в комнату резерва и деактивировать заклинание контроля?

- Примерно полминуты, - пожал плечами Бриск.

- Много, - покачал головой вор. – Фидаины успеют понять, что происходит и нападут на нас.

- У тебя есть другой план? – резко спросила Агва, понимая, что время сейчас не на их стороне, и нельзя тянуть.

Ха-Райя нахмурился и покачал головой.


- Значит, придется рискнуть, - заключила бывшая ведьма Далеких земель.

Они решили, что выбивать двери в зал, где находилась группа резерва, будет Керасп. Ха-Райя, обладая навыками метания ножей, и Агва, имея кнут укротительницы, постараются сдержать фидаинов, пока чернокнижник не запустит в разворошенное осиное гнездо мантикору.

- Главное уйди с линии сразу, как только выбьешь двери, - сказал Ха-Райя, предупреждая, что фидаины тоже хорошо умеют бросать ножи.

- Да знаю я уже! – отмахнулся Керасп, потирая раненое плечо, куда угодил нож фидаина несколькими минутами ранее, во время зачистки последнего помещения.

Диверсанты переглянулись, готовясь к бою.

- На счет три, - сказала Агва.

Возражений не было. Бывшая ведьма сняла с пояса кнут из шкуры голиафской змеи.

- Один, - сказала она.

Керасп отступил от двери, чтобы разбежаться.

- Два.

Ха-Райя достал метательный нож.

- Т…

- Стойте! – крикнул вор, чувствуя запах дыма.

Керасп выругался и замер на полушаге.

- Тревога! – долетел с нижних этажей голос стражников.

- Что это? – растерялась Агва.

- Наверное, Тарос начал атаку, - Ха-Райя прислушивался, пытаясь разобрать отдельные слова. – Кажется, кто-то поднимается сюда по лестнице.

- Думаешь? Я ничего не слышу, - возразила Агва.

- Я вор. У меня обостренное восприятие.

Он замер, но вместо того, чтобы различить новы детали происходящего внизу, отчетливо услышал шаги фидаинов в помещении за спиной.

- Отступаем в соседнюю комнату, - распорядился вор.

Диверсанты едва успели скрыться в зачищенном несколькими минутами ранее помещении. Группа фидаинов высыпала в коридор и устремилась к лестнице. Всего Ха-Райя насчитал пятнадцать голиафцев.

- Что будем делать? – шепотом спросил Керасп.

- Не знаю, - призналась Агва. – Можно либо попытаться атаковать тронный зал, открывая тылы, либо… - Она задумалась. – Если Тарос справился с задачей, и сейчас его группа поднимается по лестнице, чтобы присоединиться к нам, то они столкнутся нос к носу со вторым резервом фидаинов.


- Хочешь ударить противника в спину? – догадался Ха-Райя.

- Фидаины схватятся с группой Тароса, и наша атака с тыла станет для них неожиданностью, - закончила мысль Агва.

- Звучит разумно, - поддержал Керасп.

Ха-Райя и Бриск согласно кивнули.

- На лестнице тесно, поэтому лучше всего будет использовать мантикору, - сказал чернокнижник. – Я буду полностью контролировать ее, поэтому Таросу и нам ничего не угрожает.

- Согласна, - сказала Агва, выходя из укрытия.

На лестнице уже раздавался звон клинков начавшегося сражения.

- Без нас у Тароса нет шансов, - крикнула Агва, ускоряя шаг.

Мимо пробежала мантикора, завершая продвижение гигантским прыжком. Стоявший пролетом ниже фидаин, ожидая очереди, когда сможет вступить в схватку с проникшими в замок телебами, обернулся за мгновение до того, как когти мантикоры вонзились ему в спину, но шанса спастись уже не было. Фидаин не успел даже вскрикнуть. Стоявшему рядом с ним стражнику мантикора вырвала зубами часть бедра и, прыгнув вперед, сбила двух других фидаинов, прижав к полу, не позволяя подняться. Схватила зубами третьего стражника за пояс, швырнув его, кивком головы, на стену. От удара стражник лопнул, словно кожаный мешок с кровью.

Оставаясь на верхнем пролете лестницы, чернокнижник видел, что фидаины перестраиваются, готовясь противостоять напавшему монстру. Сверкнула сталь клинков. Мистиф отозвал мантикору, не забыв разорвать спины придавленных монстром противников.

Фидаины метнули вслед ножи, один из которых попал мантикоре в лапу. Монстр издал грозный рык, и мистифу потребовалось усилить контроль, чтобы не позволить мантикоре отомстить за незначительное повреждение.

Агва, оставаясь на верхнем пролете лестницы, ответила на бросок ножей ударом кнута, рассекая одному из фидаинов грудь. Яд кобры поразил организм голиафца, заставляя упасть на колени. Ха-Райя метнул нож, добив раненого фидаина.

Кнут укротительницы снова рассек воздух, но противник на этот раз уклонился, бросил нож и начал молниеносно подниматься по лестнице, собираясь атаковать Агву. Немного задержавшись, за ним последовали два фидаина.

Керасп, оставаясь за спиной Агвы и Ха-Райи, разбежался и, прыгнув вперед, обрушился на поднимавшегося фидаина. Лязгнула сталь. Фидаин успел поставить блок, но удара Кераспа был настолько сильным, что клинок противника сломался. Лезвие расчленило фидаину череп и застряло в груди. Керасп ударил ногой поверженного противника, швырнув тело вниз, сбивая с ног двух других фидаинов.

Тем временем, группа Тароса, начала теснить противников, запалив огненными снарядами одного из них.

Поравнявшись с Кераспом, Агва ударом кнута зацепила за шею горящего фидаина и потянула на себя, усиливая смуту среди сильно поредевшего резерва бойцов Старца Голиафских гор. Этим воспользовались телебы. Будучи меньше голиафцев, они могли спокойно разместиться на лестнице втроем, оттесняя в шесть рук пару фидаинов, с трудом умещавшихся, чтобы противостоять им. За телебами шел Гоэр, забирая у поверженных метательные ножи и тут же бросая их в противников.

Исход боя был решен. Останки догоравших фидаинов дымились под ногами. Трое из них еще продолжали сражаться, но шансов уцелеть не было. Тем более что у телебов с каждым новым поверженным противником повышались уровни силы и навыков ведения боя.

- Дайте, я добью последнего! – заорал Тим, после того, как Гоэр попал противнику ножом в грудь, а Керасп снес с плеч голову второму фидаину из трех.

Никто не стал возражать. Молодой телеб выдвинулся вперед, подхватил клинок павшего соперника и набросился на последнего врага, осыпая градом ударов. Каким-то чудом фидаин раз за разом отражал чудовищные по скорости комбинации, несмотря на то, что потеряв равновесие, полулежал на залитой кровью лестнице.

- Да сдохнешь ты или нет? – заорал Тим, теряя терпение.

Стройность его атак нарушилась. Скорость уступила мощи. Один за другим он наносил рубящие удары, пока силы фидаина наконец не кончились. Лезвие клинка разрубило тело противника и лязгнуло о каменные ступени.

- Седьмой! – с гордостью объявил Тим.

Гедер, Тарос и Гоэр протиснулись мимо него.


- Могли бы хоть сказать, скольких вы убили сегодня противников, - недовольно проворчал молодой телеб.

- Я не считаю убитых, - бросил ему Тарос, не оборачиваясь.

- Я то же, - сказал Гоэр.

Они поднялись по лестнице. Высыпавшие из охраняемых залов фидаины замерли, меряя залитых кровью диверсантов оценивающими взглядами. Из нижних этажей поднимался по лестничному проему черный дым.

- Опять драться? – сокрушенно вздохнул Гедер.

- Их больше, чем нас, - осторожно сказал Гоэр.

- Зато прямо за ними двери в тронный зал Старца, - попытался найти позитив Тарос.

- Можем натравить на них мантикору, - предложила Агва.

- Лучше будет атаковать всеми силами, - сказал Ха-Райя. – Главное – пробиться сквозь центр, разделив противников…

- А если увязнем, оказавшись в тисках? – засомневался Керасп.

Они могли спорить так до бесконечности, получая необходимую передышку, чтобы хоть немного восстановиться после недавних схваток, но их прервал звон клинков – завербованные Зевсом фидаины наконец-то заявили о себе, напав на преданных Старцу воинов.

- Нужно помочь им! – засуетилась Агва, понимая, что в одиночку завербованные фидаины не справятся.

Их было меньше сохранивших преданность воинов, да и особенными навыками, позволявшими сражаться с двумя-тремя противниками, они явно не обладали.

- Чего стоим-то? – крикнул Тим диверсантам и первым устремился в бой.

Ха-Райя и Гоэр метнули в противников ножи. Агва взялась за кнут. Керасп присоединился к Тиму. Гедер и Тарос раскрутили над головами пращи. Несколько метательных ножей прилетели в ответ, но уклониться от них не составило труда. Главным преимуществом диверсантов и завербованных фидаинов оказалось то, что воины Старца не ждали предательства. Беспорядочно они попытались отступить к дверям в тронный зал, но это лишь усугубило ситуацию, превратив их в хорошие мишени, так как предатели ушли с линии огня.

Огненные снаряды телебов, полученные в качестве дара от лесных эльфов, превратили половину отступающих фидаинов в горящие факелы. Несколько снарядов попали в массивные двери в тронный зал, запалив их. Огонь жадно вцепился в древесину, окованную медью.

- Никогда не думал, что доживу до главной битвы, - признался Тим, и бросился в атаку с таким остервенением, что группа уцелевших фидаинов начала пятиться, теснимая одним низкорослым телебом, пока дорогу им не преградили полыхающие двери.

Не намного отстали от Тима Керасп, Ха-Райя и Гоэр. Они обрушились на воинов старца, буквально сметая их с пути. Впрочем, последние уже практически перестали сражаться, понимая, что уцелеть не удастся.

- Девятый и десятый! – заявил Тим, зарубив двух противников. – И это не считая тех, кого я прикончил из пращи. Только мечом!

- Прикончишь Старца, и можешь считать себя победителем, - бросил ему между делом Тарос, заглядывая в соседнее помещение, где два фидаина теснили к окну третьего. – Понять бы еще кто из них на нашей стороне, - пробормотал лидер диверсантов, раскручивая пращу. – Эй! – обратился он к завербованным фидаинам в коридоре, которые уже подтвердили свою верность. – Идите сюда и скажите, кто из сражающихся за нас, а кто… - Он замолчал, потому что воин-одиночка пал.

Два фидаина обернулись. Один из них был серьезно ранен. Под его ногами скопилась лужа крови, но, заметив телеба, он с яростным воплем бросился в бой, отвлекая на себя внимание, пока его напарник доставал метательный нож.

- Ага, понятно, кто есть кто, - буркнул Тарос, разряжая пращу.

Вопреки ожиданиям противников, он метился не в приближавшегося фидаина, раненного и заведомо более слабого, а в того, которой собирался бросить в него нож. Огненный снаряд превратил последнего в живой факел. Раненый фидаин прыгнул на Тароса сбивая с ног. Лидер диверсантов успел перехватить руку врага, не позволяя воткнуть кинжал себе под ребра.

Рухнув на пол, они покатились по коридору. Но силы раненого кончались слишком быстро, чтобы оказать достойное сопротивление – на это и рассчитывал Тарос, выбирая цель для выпущенного из пращи снаряда. К тому же в коридоре не было других противников.

- Тебе помочь? – спросил Тим, подходя к борющимся воинам.

- Нет, - прорычал Тарос.


Продолжая держать руку противника, он ударил ее несколько раз о каменный пол. Кинжал со звоном не отлетел в сторону. Затем Тарос ударил фидаина в лицо и сдавил его горло, пока противник не обмяк.

Поднявшись на ноги, лидер диверсантов подошел паре завербованных фидаинов.

- Как ваши имена? – хмуро спросил он.

- Эртра и Джезмит, - представились они.

- И… - Тарос покосился на других завербованных фидаинов, погибших в схватке. – И сколько вас еще в замке.

- Нас много. И не только в замке. Но… - фидаин по имени Эртра потупил взор. – Многие колеблются. Ждут, когда мы ударим в колокол Старца, оповещая о своей победе…

- Трусы! – скривился Тарос. – Хотя, если честно, то среди телебов тоже много колеблющихся, - признался он после недолгой паузы.

Завербованные фидаины предпочли промолчать. Объятые пламенем высокие окованные медью двери в тронный зал начали ломаться, привлекая к себе внимание.

- Думаю, у нас есть минута, чтобы собраться, перед последней схваткой, - сказал Тарос, обращаясь не только к Эртра и Джезмиту, но и к другим диверсантам.

- Да готов хоть сейчас! – оживился Тим.

- Бриск! – позвал Тарос, игнорируя молодого телеба.

- Хочешь, чтобы мы с мантикорой вошли первыми? – спросил чернокнижник.

- Наоборот, - Тарос указал на массивные щиты, висевшие на стенах. – Нас могут встретить там арбалетчики, так что первыми пойдут Керасп, Агва и наши новые союзники, - он кивнул в сторону завербованных фидаинов. – Возьмете щиты и примите на себя первый удар. За вами пойду я, Тим, Гедер, Ха-Райя и Гоэр – все, кто владеет пращами и навыками метания ножей. – Ты, - лидер диверсантов указал на чернокнижника, - появишься, когда мы дадим тебе отмашку, что с первой волной атаки удалось справиться.

- А если вместо арбалетных болтов вас встретят клыки и когти мантикор? – сухо спросил мистиф.

- Потерять несколько человек не так страшно, как лишиться мантикоры, - пожал плечами Тарос. – Без нее у нас останется только Агва, а ей в одиночку не справиться с дрессированными мантикорами Старца.

Зарождавшийся спор прервала обвалившаяся дверь. Агва, Керасп и завербованные фидаины метнулись к стене, хватая медные щиты. Языки пламени еще лизали дверной проем в тронный зал, но проход был открыт.

Телебы достали пращи, отправляя в полыхающий проход зажигательные снаряды. Выстрелы были сделаны наугад, в надежде посеять смуту.

- Пошли! – велел Тарос первой волне своей атаки.

В обвалившиеся двери в тронный зал проскользнули Керасп и Агва, за ними Эртра и Джезмит. Телебы выпустили еще несколько зарядов. Послышались взрывы и треск загоревшейся древесины.

Агва и Керасп расступились, пропуская в центр завербованных фидаинов. Сомкнув щиты, они замерли, ожидая ливня из стрел и арбалетных болтов. Несколько секунд ничего не происходило, затем раздался гул, словно кто-то разворошил осиный улей. Десятки стрел устремились поверх щитов, пытаясь достать вторую волну нападавших.

- Прячемся за стены! – крикнул Тарос, когда несколько первых стрел просвистели в опасной близости.

Телебы и два голиафца бросились в стороны.

Один из арбалетных болтов пробил Гедеру плечо. Небольшая стрела вспорола Ха-Райе щеку. Но основной град стрел пролетел мимо, потому что диверсанты уже успели уйти с линии огня.


Ответом на арбалетный обстрел стала новая серия выпущенных из пращей огненных снарядов. Черная копоть заполнила тронный зал.

- Ни черта не видно, - проворчала Агва, выглядывая из-за щита.

Сквозь пелену удушливого дыма она разглядела приближающийся к ним неясный силуэт, но разобрать, что это было окованное железом бревно, закрепленное при помощи цепей к потолку, смогла только в последний момент. Медные щиты смягчили удар, но устоять все равно не удалось. Бревно плашмя врезалось в атакующих, швырнув Агву и Кераспа на стены, а завербованных фидаинов, стоявших в центре, обратно в коридор. Практически сразу арбалетчики, защищавшие Старца, дали новый залп. Короткие стрелы и болты пролетели сквозь полыхающий проход, но телебы уже оттащили с линии огня Джезмита и Эртра.

Завербованные фидаины пришли в чувства и, поднявшись, заверили, что готовы продолжать бой. Медные щиты, спасшие их от гибели, были искорежены, но еще годились для защиты от стрел.

- Заходим и рассеиваемся! – приказал Тарос, пользуясь паузой, требующейся защитникам, чтобы перезарядить арбалеты.

Диверсанты разделились – по трое за каждым из завербованных фидаинов, прикрывавшихся медными щитами.

Раскручивая над головами пращи, телебы старались отыскать взглядом противников. Устроенный ими пожар был на руку защищающимся, хотя и арбалетчики не могли видеть атакующих, так что кто больше выигрывал от этого можно было еще поспорить.

- Вижу их! – радостно закричал Тим, выпуская огненный снаряд в притаившихся за каменным возвышением арбалетчиков. Прежние несколько снарядов попали в невысокую стену перед защитниками, не причинив им вреда.

Раскрутив пращу, молодой телеб пустил снаряд чуть выше каменного выступа, запалив стену за спинами арбалетчиков. Гедер и Тарос последовали его примеру. Огненные снаряды взорвались, словно бутылки с зажигательной смесью, заставляя арбалетчиков покинуть укрытие – хорошие мишени для Гоэра и Ха-Райи, брошенные ножи которых попали в цели, уничтожив двух защитников из дюжины.

Через центр тронного зала пронеслось еще одно подвешенное на цепях к потолку окованное железом и усеянное шипами бревно, но на этот раз диверсанты успели расступиться. Бревно с грохотом ударилось в полыхавший дверной проем и тоже загорелось, практически блокировав выход.

Арбалетчики выстрелили. Болты и стрелы попали в щиты. Телебы ответили точными попаданиями огненных снарядов. Не сплоховали и голиафцы – Гоэр и Ха-Райя. Защитники перезарядили арбалеты и снова выстрели. Щиты отразили атаку, но пришли в негодность. Отбросив их, Джезмит и Эртра бросились в атаку. Телебы пустили над их головами зажигательные снаряды. Гоэр и Ха-Райя метнули ножи и тоже решили атаковать. Зазвенели клинки, выбивая искры.

Тарос нахмурился, услышав за треском пожарища и звоном стали отчетливый рык охранявших Старца мантикор.

- Бриск! – взревел предводитель диверсантов, понимая, что без чернокнижника им не справиться.

Мистиф услышал его голос. Когда подвешенное цепями к потолку второе бревно ударило в дверной проем, загоревшись и заблокировав вход, он применил заклинание левитации, чтобы преодолеть преграду – двери в тронный зал были достаточно высокими. Теперь оставалось заставить мантикору перепрыгнуть через полыхающий столб. Чернокнижник знал, что хищнику это под силу, но монстр упрямился: рычал и недовольно бил передними лапами, разрушая каменный пол. Казалось, ничто не заставит мантикору сдвинуться с места, но как только она услышала рычание сородичей, то практически сама ринулась в бой.

После удара о стену Агва и Керасп ненадолго отключились, а когда пришли в себя, то увидели, как над горящим бревном проплывает по воздуху мистиф и следом за ним прыгает мантикора. Вытянувшись в струну, с грацией кошки она пролетает над огненной преградой. Языки пламени тянутся к ее брюху, но не достают. Мантикора приземляется на лапы и снова прыгает, чтобы не врезаться во второе бревно, сорванное с цепей после столкновения с Агвой, Кераспом, Джезмитом и Эртра.

Охранявшие Старца мантикора, увидев сородича, сорвались с мест возле трона и бросились в атаку. Телебы пустили в них зажигательные снаряды, но монстры увернулись. Издав грозный рев, эхом прокатившийся по аскетичному тронному залу, они набросились на сородича.

Агва закряхтела, поднимаясь на ноги. Контроль над персонажем вернулся частично, но основные функции, кажется, восстановились – руки и ноги подчинялись четко, пусть и каждое движение отдавалось болью. Главным минусом было головокружение. Некоторые предметы двоились.

Сняв с пояса кнут, Агва начала продвигаться к трону Старца Голиафских гор. Он находился в дальней части тронного зала на небольшом возвышении. По бокам – пара каменных истуканов ростом, как два голиафца.


Свой маршрут Агва специально спланировала так, чтобы пройти мимо Кераспа, надеясь, что он сумел уцелеть.

- Уцелел, только все двоиться, - проворчал он, когда она помогла ему подняться.

- У меня также. Думаю, это скоро пройдет.

- Надеюсь… - Керасп замолчал, окидывая мутным взглядом объятый пламенем тронный зал.

В центре мантикоры рвали друг друга на части, рыча так громко, что кровь стыла в жилах. Левее не менее ожесточенно сражались арбалетчики с диверсантами.

- Старец! – оживился Керасп, наконец-то разглядев старый деревянный трон, на котором восседал глава Голиафских гор.

На вид он был обыкновенным фидаином, если не считать странных одежд из кожи и меха, в которых он больше походил на кочевника Далеких земель, чем на представителя горного народа. На голове был повязан тюрбан. Черты лица заостренные, словно вырубленные из камня. На подбородке небольшая белая бородка. На плечах черная накидка. В правой руке сабля.

Он не двигался: сидел на троне и пристально наблюдал за происходящим острым взглядом черных, как ночь, глаз. Он был спокоен. Казалось, что у него нет сомнений, что победа в поединке будет за ним.

- Это ведь обычный игрок, не имитация, верно? – спросил Керасп, смущенный спокойствием Старца.

- Зевс говорил, что все фидаины высшей ступени используют способности блокировки восприятий, - сказал Агва.

Керасп кивнул и осторожно двинулся в направлении трона, стараясь держаться подальше от сражающихся мантикор и левитирующего над ними чернокнижника.

- Думаешь, сможем справиться со Стражем вдвоем? – спросила Агва.

Керасп пожал плечами, устремляя взгляд к группе Тароса. Телебы тоже видели Старца, но они не могли прийти сейчас на помощь, увязнув в сражении с фидаинами.

- Пока, кроме нас, сражаться со Старцем некому, - сказал Керасп.

Пожар продолжал распространяться, вгрызаясь в деревянные конструкции.

- Осторожней! – крикнула Агва, спасая Кераспа от рухнувшей перегородки.

Черный пепел поднялся в воздух. Красные угли окатили Агву и Кераспа. Одежда задымилась, но к счастью не загорелась. Полученные ожоги оказались незначительными. Мантикоры, на которых попали угли, недовольно зарычали.

Агва и Керасп ускорили шаг, преодолевая опасный участок. Старец видел их, но продолжал неподвижно сидеть на каменном троне, по бокам которого стояли каменные стражи.

- Стой, - сказала Агва, заметив, что один из каменных стражей пошевелился.

Керасп замер, затем понял, что насторожило бывшую ведьму, и выругался. Два каменных истукана медленно покидали свои постаменты, направляясь к противникам.

- И как с ними бороться? – всплеснул руками Керасп, вспоминая, как недавно пришлось сражаться с каменными богами. – Мы ведь не можем отозвать мантикору, чтобы она помогла нам!

- А может, и не надо с ними бороться? – осенило Агву. – Посмотри, какие они медленные. Думаю, мы сможем проскочить мимо и атаковать Старца.

- А еще лучше добраться до колокола и дать сигнал к началу бунтов, - сказал Керасп, устремляя взгляд к вырубленной в цельной скале в конце тронного зала небольшой часовне, где на верхней площадке находился гигантский колокол.

- Логично, - согласилась Агва.

Неспешно они двинулись на каменных стражников, ускорившись в последний момент, проскальзывая мимо к трону Старца. Лидер горного народа продолжил сидеть – лишь поднял саблю, отбивая атаку Кераспа. Кнут Агвы, нацеленный ему в грудь, он перехватил левой рукой, взмахнул саблей, отрубая часть оружия укротительницы мантикор.


- Быстрый зараза! – проскрежетал зубами Керасп, отскакивая от трона.

Каменные стражники подкрались со спины и едва не схватили Агву, отвлекшуюся на поединок со Старцем. На этот раз на выручку пришел Керасп, буквально выдернув бывшую ведьму из смыкавшихся смертельных объятий противника. Но тут же с другой стороны их схватил второй стражник. Затрещали кости. Надежды на спасение не было, разве что…

- Бриск! – закричала Агва.

Чернокнижник отвлекся от боя с мантикорами. Управлять монстром было сложно, особенно если учесть, что две других мантикоры не находились под чьим-либо контролем. Они служили Старцу, подчинялись ему, но никто не блокировал их инстинкты и волю. Нужно было срочно либо менять тактику, либо звать на помощь, либо… Мистиф вздрогнул, услышав, как взвыла подчинявшаяся ему мантикора, получив очередное ранение от сородича.

- Бриск! – Агва уже не кричала – каменный истукан сдавливал ее так сильно, что невозможно было сделать вдох. – Бриск, спаси нас…

Чернокнижник перестал контролировать мантикору и попытался подчинить себе волю одного из двух каменных истуканов. Имитация замерла, сопротивлялась несколько секунд, затем уступила. Хватка ее ослабла. Агва и Керасп упали на пол, жадно хватая ртом воздух. Но времени, чтобы восстановиться, не было – второй каменный стражник приближался к ним, собираясь раздавить. Агва и Керасп откатились в сторону. Каменная ступня с грохотом опустилась, поднимая пыль.

Неожиданно каменного истукана атаковал второй стражник, находившийся под контролем мистифа. Управлять имитацией было несложно, особенно если учесть, насколько медленным был персонаж.

Каменные стражники обменялись серией ударов. У того, что находился под контролем чернокнижника, арсенал приемов явно был побольше, но мистиф постоянно отвлекался, пытаясь следить краем глаза за тем, как протекает сражение мантикор.

- Старец! – сказала Агва, поднимаясь на ноги.

Достав клинок, она дождалась, когда рядом с ней встанет Керасп, и начала медленно приближаться к противнику. Старец не двигался. Его уверенность в своих силах начинала раздражать. Агва и Керасп атаковали его сразу с двух сторон, но лидер горного народа отбил все удары, не забыв на этот раз ответить: сабля в его руке проткнула Кераспу плечо и рассекла Агве левую щеку.

Диверсанты отскочили от трона, но им на помощь подоспели завербованные фидаины, Гоэр и Джезмит. Старец отразил их атаку, отбросив от трона так же, как прежних нападавших. Внезапно откуда-то сбоку прилетел огненный снаряд. Старец покинул трон, тут же вспыхнувший после попадания в него снаряда.

- Ловкий, да? – заорал Тим, устремляясь в атаку.

Он был ранен, но двигался по-прежнему с завидной скоростью, получив новые навыки после убийства вендиго. Старец отбил серию ударов молодого телеба и ударил его ногой. Тим отлетел от противника, упав на камни возле ног союзников.

- Ты как? – спросила Агва.

- Нормально, - молодой телеб бросил на старца злобный взгляд, собираясь повторить атаку, но тут же отвлекся, услышав страшный грохот за спиной.

Обернувшись, он увидел, что находившийся под контролем чернокнижника каменный стражник сбил второго каменного истукана с ног и теперь топтал, превращая в пыль. Мистифа остановил лишь жалобный вой принадлежавшей ему мантикоры. Бросив изуродованного противника, он развернул каменного стражника и направил в гущу другого сражения.

Поверженный каменный истукан лежал на спине. Половина его фигуры была уничтожена. Он напоминал гигантскую черепаху, тщетно пытающуюся перевернуться на лапы.


- Думаю, если держаться от него подальше, то он уже не представляет опасности, - решил Керасп, видя, как к ним приближаются Ха-Райя и Тарос, разобравшиеся с последними арбалетчиками.

- А где Гедер и Джезмит? – спросила Агва.

Лидер диверсантов качнул головой и отдал приказ выстроиться полукругом, оставив Ха-Райю и Гоэра в тылу.

- Сколько у вас метательных ножей? – спросил он.

- У меня три, - сказал Ха-Райя.

- У меня один, - сказал Гоэр.

- Отдай один нож нашему новому другу, и попытайтесь ранить Старца на расстоянии, - сказал Тарос, затем издал воинственный клич и бросился в атаку.

Гоэр и Ха-Райя метнули ножи за мгновение до того, как сошлись клинки лидеров диверсантов и горного народа. Старец сместился влево, избегая попадания метательных ножей, и отразил град ударов Тароса, нанеся ему серьезную рану, едва не отрубив руку.

Тарос отступил, но его место тут же заняли другие диверсанты. Ха-Райя и Гоэр пытались использовать последние метательные ножи, но риск попасть в своего был слишком велик. Предводитель горного народа совершал минимум движений, но каждый его шаг был идеально выверенным, словно он заранее знал, что будет делать противник. Что касается его ответных выпадов, то почти каждый из них достигал цели.

Не прошло и минуты, как диверсанты отступили, обливаясь кровью. Никто из них не получил смертельных ран, но это было лишь вопросом времени.

- Нужно менять тактику, - сказал Тарос, зажимая кровоточащую рану на руке.

- Всем сразу атаковать нет смысла – мы только мешаемся друг другу, - подметила Агва.

Тарос согласился, бросая косые взгляды на Старца, стоявшего возле своего полыхающего трона.

- Думаю, нам вообще не справиться с ним без помощи, - сказал Гоэр.

- Не говори ерунды! – отмахнулся Тим.

- Он дело говорит, - хмуро сказал Тарос.

- Но… - опешил молодой телеб, разинув рот.

- Не забывай, что скоро здесь появятся верные Старцу фидаины, - продолжил Тарос. – Поэтому, думаю, он и не атакует нас. Время работает на него.

- Верно! – занервничал Керасп. – Может быть, тогда позвать на помощь чернокнижника?

- А кто будет сдерживать дрессированных мантикор? – скривилась Агва.

Диверсанты обернулись, чтобы посмотреть, как обстоят дела у мистифа. Продолжая левитировать над сражающимися мантикорами, он, подчинив каменного стражника Старца, атаковал этим неповоротливым истуканом залитых кровью монстров.

- У него и без нас проблем хватает, - вздохнул Тарос. – Думаю, сейчас для нас главное – это не убить Старца, а ударить в колокол в часовне за его спиной, начиная восстание.

Диверсанты согласно загудели, радуясь, что появился хоть какой-то план.

- Наступать будем, как и прежде – полукругом, - сказал Тарос. – Только на этот раз я… - он понизил голос, надеясь, что Старец не сможет услышать его план.

Выстроившись в полукруг, Диверсанты приготовились к атаке. За мгновение до того, как они с дикими криками бросились в бой, взвыла одна из дрессированных мантикор, раздавленная каменным истуканом под управлением мистифа.

Никто не обратил на это внимания.

Диверсанты сорвались с места. От группы отстали Гоэр и Джезмит, приготовив метательные ножи, но теперь к ним присоединились Тарос и Тим. Раскрутив над головами пращи, они метнули огненные снаряды, ударившие по бокам от Старца, вспыхивая высокими языками желтого пламени.


Приближавшиеся к противнику диверсанты разделились на три группы. Их целью было прорваться мимо Старца. Ставка делалась на самых быстрых – Ха-Райю и Агву. Остальные должны были отвлекать.

Спрятав пращи, Тарос и Тим бросились прикрывать фланги, оставляя Кераспа один на один со Старцем в расчете на то, что Гоэр и Джезмит смогут отвлечь противника, метая в него ножи. Кераспу велели перемещаться как можно больше, чтобы не стоять на линии огня.

Несколько секунд тактика работала, затем Керасп получил очередное ранение и упал на колени, правда вместо того, чтобы добить его, Старец, поняв наконец-то, что задумали диверсанты, попытался задержать прорвавшихся Агву и Ха-Райю.

Его перемещения превратились в едва различимое мельтешение.

- Прямо как вендиго! – крикнул Тим.

Перепрыгнув через раненого Кераспа, он и Тарос устремились за лидером горного народа.

Гоэр и Джезмит метнули последние ножи, сделав это, скорее, наудачу, нежели прицелившись. Можно было разве что предугадать, как будет двигаться противник. Гоэру повезло. Глава горного народа даже не сразу понял, что метательный нож пробил ему правое плечо. Это спасло Агву – Старец, определив, что Ха-Райя быстрее, ликвидировал его первым, толкнув на стену с такой силой, что вор отключился, метнулся к бывшей ведьме, собираясь обезглавить ее, но повисшая плетью после ранения правая рука с саблей не позволила ему этого сделать.

Бывшая ведьма проскользнула в дверной проем часовни и устремилась вверх по лестнице. Тим и Тарос, атаковав Старца, не дали ему последовать за ней. Перехватив саблю левой рукой, лидер горного народа отразил атаку, но ранение явно замедлило его, да и левой рукой он сражался намного хуже, чем правой. К тому же на помощь телебам подоспели Гоэр и Джезмит.

Агва не знала, что происходит внизу, поэтому поднималась по лестнице так быстро, как только могла. Гигантский колокол ждал ее. Вблизи он показался еще больше, чем она ожидала. Черный и такой же аскетичной, как все в чертогах Старца. Схватившись за веревку языка, Агва не без труда отвела ее назад и, разбежавшись, что есть силы, ударила в корону колокола.

От раздавшегося звона заложило уши и вздрогнул мир. Вытаращив глаза, Агва смотрела на двоящийся колокол. Он не могла слышать, но одновременно с этим завыла вторая дрессированная мантикора Старца, которой израненный сородич, подчиненный некогда мистифом, вцепился мертвой хваткой в горло.

Левитировавший над местом схватки чернокнижник, опасаясь, что монстр, закончив схватку с сородичами, набросится на диверсантов, хотел вернуть контроль над хищником, оставив серьезно поврежденного каменного стражника, но мантикора лишь тихо заскулила, как раненная собака, и обессиленно растянулась на полу, положив окровавленную голову на вытянутые лапы.

Оглушительный звон еще разносился эхом по чертогам Старца, когда мистиф направил каменного стражника сражаться с бывшим хозяином. Когда истукан проходил мимо Ха-Райи, вор очнулся, но сил хватило только чтобы поднять голову и следить за сражением.

Объединив усилия, диверсанты теснили раненного Старца. Он отбивался из последних сил, практически не отвечая противникам. Но исход поединка оставался неясным, пока в бой не вмешался ведомый мистифом каменный стражник. Истукан был очень медленным, но он заставил Старца отступить к часовне, из дверного проема которой выскользнула Агва.

С трудом понимая и все еще ничего не слыша, она увидела спину Старца, выхватила клинок и воткнула в левую часть туловища противника, надеясь, что удастся попасть в сердце.

Старец вздрогнул и, замерев, растерянно уставился на показавшееся из груди острие кинжала. Диверсанты тоже замерли, затем, когда сабля выпала из рук противника, кинулись добивать его…

Конец первой книги


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web