ФИВЫ. Падение Голиафских гор. 5

/ Просмотров: 3434


Фивы. Падение Голиафских гор

Глава пятая

Мертвые искатели приключений. Сладковатый запах их разлагавшихся тел привлек внимание Ха-Райи, возглавлявшего группу диверсантов. Вначале вор пытался игнорировать запах, не желая отклоняться от главного маршрута, но с каждой новой улочкой запах усиливался, намекая, что они приближаются к эпицентру, заставляя взять паузу и осмотреться.

- Что-то не так? – спросил Тарос, приближаясь к вору.

Остальные замерли, подчиняясь его приказу.

- Ты разве не чувствуешь? – спросил Ха-Райя.

Лидер диверсантов принюхался. Нюх телебов был намного хуже, чем у голиафцев.

- Да. Кажется, что-то… - Тарос нахмурился. – Что-то гнилостное, верно?

- Верно, - вор поморщился. От удушливой вони его едва не выворачивало наизнанку.

- Думаешь, засада?

- Не знаю, но будет лучше, если вы немного отстанете от меня.

Ха-Райя продолжил осторожное продвижение, готовый в любой момент нырнуть в сторону, избегая смертельной атаки, или вскарабкаться на стену, если появится опасный монстр.

Тарос выждал с минуту, затем жестом показал группе диверсантов двигаться следом за вором. В тишине Мертвого города зловеще поскрипывали раскачивавшиеся ставни окон дома в конце открывшейся впереди площади. Ха-Райя не думал, что адаптивные алгоритмы, управлявшие игровым процессом, знают о маршруте диверсантов. Скорее всего, преграда была неизбежной, вне зависимости от выбранного ими направления, а запах… Запах лишь нагнетал столкновение с неизбежным.


Едва диверсанты оказались на площади, как плиты, на которых находился город, начали перемещаться: одни опускались, другие начинали подниматься, третьи перемещались в сторону, уступая место четвертым. Подчиняясь переменам, дома, окружавшие площадь, деформировались. Падали каменные блоки и казалось, что сейчас строения просто рухнут, но вместо этого стены начинали складываться в новые постройки. Подвальные этажи поднимались, являя заплесневелые оконные рамы и невыносимый запах гнили, который теперь хорошо чувствовали и телебы.

Площадь, имевшая минуту назад по меньшей мере пять примыкавших улиц, превратилась в замкнутую арену, выход из которой был всего один – прямо по центру возвышалось черное, покрытое мхом и плесенью каменное здание, с массивными железными воротами.

Небольшая плита с монахом в коричневой рясе поднялась перед воротами. На шее монаха висел сверкавший время от времени ключ. Одновременно с этим сверкала замочная скважина в воротах. Появившийся монах огляделся, не обращая внимания на диверсантов. Со скрежетом появилась еще одна платформа, поднимая к центру площадки выложенный из камней колодец. Формирование площади завершилось.

Монах увидел колодец, всплеснул руками и комично побежал к центру площади. Достигнув колодца, он, не раздумывая, прыгнул в него.

- Ого! – криво усмехнулся молодой Тим. – Толстяк в рясе окончательно выжил из ума.

- Думаю, чтобы покинуть площадь, нам придется спуститься в колодец, - безрадостно сказал Гедер.

- Или нет, - возразил вор, принюхиваясь к усилившемуся запаху гнили.

Очень осторожно он приблизился к колодцу и заглянул внутрь, спешно отвернувшись из-за ударившей в нос нестерпимой вони.

- Ну что там? – спросил Тарос.

- Кажется, монах еще жив.

- Жив? – телеб недоверчиво посмотрел в колодец.

Толстяк в рясе лежал на спине, раскинув руки. Было видно, как вздымается его грудь. Тарос присмотрелся, не сразу сообразив, на чем лежит монах.

- Да там же мертвецы! – растерянно произнес он.

- Зато теперь понятно, откуда так смердело, - сказал Ха-Райя.

- И что, нам теперь туда нужно спускаться, чтобы взять ключ?

- Не знаю, - вор смотрел, как монах, придя в сознание, пытается подняться.


Ряса спуталась, обнажив короткие толстые ноги. Ключ продолжал призрачно поблескивать, привлекая к себе внимание, но глаз невольно цеплялся за разлагающиеся тела. Монах, кряхтя, тщетно пытался подняться, и от этого казалось, что гниющие трупы под ним шевелятся. Или же не казалось? Неожиданно кряхтение монаха переросло в гортанное рычание. Перевернувшись на четвереньки, он затрясся, затем повернул голову на сто восемьдесят градусов и уставился на Тароса и Ха-Райю белыми, лишенными зрачков глазами.

- Вот зараза, - проворчал Тарос, невольно отшатнувшись.

Из колодца донеслось хриплое рычание. Ха-Райя, продолжая наблюдать за монахом, видел, как начинают просыпаться другие мертвецы. Движения их были то слишком медленными, то неожиданно резкими, быстрыми, едва уловимыми для глаз. Цепляясь за камни колодца, мертвецы начали карабкаться наверх. Ха-Райя обнажил клинок и ударил первого из них. Сталь прошла сквозь гниющую плоть, брызнувшую во все стороны зелено-желтым гноем. Отрубленная голова полетела в колодец. Несколько секунд мертвец продолжал цепляться за край колодца, затем полетел следом за отсеченной головой, сбивая других мертвецов.

- Встань с другой стороны колодца, - сказал вор Таросу.

Вместе они обезглавили десяток мертвецов, затем вынуждены были отступить.

- Тим, Гедер! – позвал Тарос, бросил на Агву короткий взгляд и велел держаться возле мистифа.

Двигаясь рывками, мертвецы начали выбираться из колодца. Тим издал воинственный клич племени экрон и бросился в атаку. Первый десяток его ударов пришелся в цель, залив молодого телеба гноем. Отрубленные конечности падали на булыжную мостовую. Внутри обрубков копошились черви.

- Мерзость! – скривился Тим, отступая к основной группе. – Ну и вонь! Может быть, лучше бороться с ними на расстоянии?

Он раскрутил над головой пращу, пробив камнем очередному мертвецу голову. Из образовавшейся дыры вылез здоровенный червь, но рана не остановила зомби. Раскрыв рот, мертвец захрипел, затем начал стремительно приближаться, двигаясь так быстро, что Тим едва успел отмахнуться от него мечом, когда гниющие руки потянулись к его шее. Отрубленные кисти подлетели высоко вверх. Из культей посыпались крупные белые личинки. Тим замешкался на мгновение, и если бы Тарос не пришел ему на помощь, то мертвец, скорее всего, дотянулся бы до его шеи своими зубами.

- Руби им головы! – крикнул Тарос, расчленяя мертвеца надвое. – Ну или поступая, как я только что, если сил хватит. – Он подмигнул молодому телебу и атаковал следующего мертвеца, пытавшегося подобраться со спины к вору, сцепившемуся с тремя зомби. – Помощь нужна? – спросил Тарос.


Ха-Райя бросил на него короткий взгляд и отрицательно покачал головой. Оружием ему служили два коротких клинка, которыми он пользовался, словно гигантскими ножницами, отсекая одну голову за другой. Правда для этого нужно было подпустить к себе мертвеца достаточно близко, но вор был гибким и ловким, а его движения напоминали танец.

Держась позади, Агва наблюдала за боем, любуясь грации вора, а мертвецы продолжали выбираться из колодца, заполняя площадь.

- Нужно им помочь, - решила ведьма, увидев, что мертвецы начинают окружать Гедера, в то время как остальные сами с трудом справлялись с атаками.

Взявшись за кнут, Агва нанесла несколько точных ударов. Яд голиафской кобры не мог причинить вред мертвецам, но их тела лопались, разваливаясь на части от силы ударов.

- Буду должен! – поблагодарил Гедер.

Агва кивнула, отступая к мистифу.

- Им не справиться, - сказала она, наблюдая, как из колодца продолжают выползать мертвецы, словно этому полчищу нет конца и края. – Нужно либо отступать, либо…

Снова вступив в бой, Агва подобралась к Таросу, залитому с головы до ног гноем. Использовать кнут в ближнем бою было невозможно, поэтому ведьма обнажила изогнутый, похожий на серп клинок.

- Нужно натравить на мертвецов мантикору! – сказала она Таросу.

- Зачем? – спросил он, увлеченный сражением. – Мы справляемся.

- Нет. Не справляетесь. Мертвецов слишком много.

- Мы не можем потерять мантикору.

- С чего ты взял… - Агва была вынуждена прерваться, чтобы отрубить руки мертвеца, схватившего ее за плечи. Следующим ударом она отсекла ему голову, ловко, пользуясь гибкостью голиафцев, избегая потоков гноя, фонтанами хлынувшими из ран. – С чего ты взял, что мантикора может пострадать? Помнишь, как она разделалась с орлом?

Тарос налег на меч, желая разделаться с дюжиной собравшихся возле него мертвецов, чтобы взять паузу и все обдумать. Но едва он расчленил своих противников, как на их месте появилось в два раза больше зомби.

- Уф-ф! – телеб выругался сквозь зубы, готовясь к новой схватке. – Мы можем использовать Кераспа, - сказал он Агве. – Думаю, еще один голиафец придется сейчас к стати.

- Сейчас не хватит и дюжины голиафцев, - ведьма в теле укротительницы попятилась, выскальзывая из схватившего пустоту кольца мертвецов.

Взмахнув кнутом, она разрубила их на части одного за другим, но гарантии, что в следующий раз удастся провернуть такой трюк, не было. Оставалось попробовать заклинание воспламенения, доступное всем игрокам. Агва достала порошок, приготовленный из праха строительных червей класса «мбои-ассу», прокладывавших тоннели в скалах выжигая породы, и, прочитав несложное заклинание, распылила порошок, стараясь не попасть на Тароса и других сражавшихся.

Прах огнедышащего минхочао осел на десятке мертвецов, затем вспыхнул. Гниющая плоть разгоралась плохо. Черная копоть наполнила воздух зловонием жарящейся гнили. Объятая пламенем плоть пузырилась, лопалась. Шипел жир. Черви и личинки мух падали на булыжную мостовую, оставляя горящие тела, как крысы тонущий корабль.


Мертвецы продолжали двигаться, но движения их явно потеряли агрессивность. «По-моему, неплохо», - подумала Агва, повторяя процедуру.

Отступая к мистифу и мантикоре, она успела запалить еще десятка три мертвецов. Какое-то время они продолжали двигаться, затем упали. Горели их внутренности. От копоти и вони стало трудно дышать.

- Какого черта ты делаешь? – заорал Тарос, проклиная ведьму и одновременно разрубая одним ударом сразу двух мертвецов.

Развалившись на половинки в районе пояса, зомби упали на мостовую, но продолжили тянуться к ногам телеба, пока он не отсек им головы. Две отрубленных руки, продолжая жить, цеплялись к спине Тароса, но он не замечал их.

- На помощь! – закричал Гедер.

Его голос прозвучал из груды мертвецов. Зомби окружили его. Он продолжал рубить их, но шансов спастись без потусторонней помощи не было.

Бросив своих противников, Тарос и Ха-Райя побежали спасать телеба. Не хотела стоять в стороне и Агва, тем более что пользоваться кнутом на расстоянии было безопасно и удобно. Она не считала, сколько всего расчленила мертвецов – главным было не попасть по своим. Понимая, что лучше не вертеться у нее под рукой, Тарос и Ха-Райя старались держаться с противоположной стороны, прорубаясь сквозь гору мертвецов к Гедеру.

Странно, но Гедеру каким-то чудом удалось устоять на ногах. Гной мертвецов, заливавший его с головы до ног, не позволял зомби как следует ухватиться за него. Если не считать кучу синяков и укусов, телеб был в порядке. Но силы начинали кончаться.

С трудом выбрался из завала разрубленных мертвецов, он, тяжело дыша, поблагодарил друзей и поднял над головой клинок, начавший казаться в десятки раз тяжелее, чем вначале боя.

- Не знаю, сколько еще продержусь, - сказал Гедер, однако отступать к мистифу отказался.

Впрочем, отступать было практически некуда. Чернокнижник и мантикора, продолжая пятиться, не вступая в схватку с хлынувшим из колодца морем мертвецов, забились в дальний угол площади. Пройдет еще минута-другая, и они будут вынуждены ввязаться в бой.

Тарос попытался разглядеть за армией гниющих мертвецов, продолжают ли зомби выбираться из колодца, но не смог. Хотя и тех, что находились на площади, уже было выше крыши.

- Бриск! – заорал лидер диверсантов, устремляя взгляд к мистифу. – А ну-ка, натрави мантикору на этих тварей!

На мгновение у Тароса появились сомнения, что плененный монстр станет сражаться с мертвецами, но мантикора, давно готовая сорваться с привязи, так стремительно бросилась на противников, что от сомнений не осталось и следа. Мощные лапы разрывали громадными когтями гниющую плоть. Усеянная зубами пасть отгрызала головы и конечности. Число жертв мантикоры быстро перешагнуло один десяток, второй, третий…


- Она, как машина, - пробормотал Гедер, зачаровано наблюдая за похожим на льва монстром.

- Это и есть машина, - буркнул Тарос, устало отмахиваясь от нападавшего на него мертвеца.

- Думаю, будет лучше, если вы уйдете подальше от мантикоры, - сказала Агва, очарованная мощью монстра.

Мертвецы, почувствовав нового противника, стали стягиваться к мантикоре. Они пытались действовать против нее так же, как действовали против Тароса и его группы – окружали и пытались подмять под себя, устроив кучу малу, разрывая жертву на части. Но с мантикорой этот трюк не работал. Она была настолько быстрой, что движения ее сливались: вот мощные лапы уничтожают двух мертвецов спереди, а вот, не прошло и мгновения, как монстр отрывает зубами голову зомби, пытавшемуся подкрасться со спины… Еще секунда – и мантикора прыгает в самую гущу, приминая противников. Задние лапы давят головы упавших, превращая в зловонную желто-зеленую слизь.

Хвост, увенчанный жалом скорпиона, превратился в кнут, который разрубал мертвецов на части не хуже, чем кнут Агвы. Хотя иногда мантикора использовала кнут, как пику – протыкала сразу нескольких мертвецов и швыряла в окружавшие площадь дома. Гниющая плоть, врезаясь в каменные стены, взрывалась, будто наполненные гноем сосуды.

Увлеченные сражением мертвецов с мантикорой, диверсанты не заметили, как добрый десяток полуразложившихся зомби окружили чернокнижника. Казалось, что он в ловушке и не знает, что делать.

- Используй левитацию! Улетай оттуда! – закричал Тарос. – Ты ведь не контролируешь сейчас мантикору. У тебя должны быть силы, чтобы… - телеб замолчал, только сейчас сообразив, что мистиф читает заклинания подчинения.

Отпустив на свободу мантикору, он использовал умение подчинять имитации, чтобы взять под контроль нескольких мертвецов. Уровень устойчивости к чарам у зомби был минимальным, но и контролировать их нормально не получалось. Мистиф сумел полностью подчинить троих, и оставил эту затею, пустив тех, что стали служить ему, против других мертвецов.

- Во дает! – ухмыльнулся Гедер, увидев, как зомби вокруг чернокнижника начинают разрывать друг друга на части.

Сил осталось так мало, что Гедер обрадовался не столько навыкам чернокнижника, сколько тому, что не придется бежать к нему, чтобы спасти. Сейчас с трудом удавалось стоять на месте и отмахиваться от мертвецов потяжелевшим до неприличия мечом.

Но подчиненные мистифом мертвецы продержались недолго. Какое-то время остальные зомби не понимали, что происходит, затем, сообразив что к чему, набросились на изменников, разрывая гниющие тела на части. Чернокнижник подчинил еще двоих мертвецов, но с ними собратья разделались почти мгновенно.


Мистиф успел прочитать заклинание левитации, поднявшись над головами зомби. Рыча и клацая гнилыми зубами, мертвецы тянули к ускользнувшей жертве руки. Пока чернокнижнику удавалось держаться над ними, но силы кончались слишком быстро. Он начинал медленно снижаться. Мертвецы видели это и начинали рычать с удвоенной силой.

Ха-Райя заметил, что дела чернокнижника плохи за несколько секунд до трагедии. Зомби уже начинали цепляться за ноги мистифа и длинный подол черной рясы.

Прорубив себе дорогу, вор разбежался, тратя на ускорение последние силы, и, подпрыгнув, вырвал чернокнижника из лап мертвецов, перемахнув через собравшуюся под ним толпу зомби.

- Потом поблагодаришь, - ухмыльнулся Ха-Райя, ловко приземлившись и поставив на ноги чернокнижника. – А если честно, то ты нам еще понадобишься, чтобы присмирить мантикору, после того как она покончит с мертвецами.

Вор выхватил два коротких кинжала, скрестив их, превращая в ножницы, крайне удобные в ближнем бою. Спустя мгновение отрезанная голова оказавшегося поблизости мертвеца упала к его ногам. Еще один зомби лишился руки, попытавшись схватить Ха-Райю за плечо. Следом за рукой с плеч слетела и голова. Третий зомби, со сгнившими по колени ногами, подполз к вору, пока того отвлекали два других мертвеца. Обхватив ноги голиафца, мертвец лишил его маневренности. Ха-Райя воткнул ему в спину два кинжала, и развел в стороны, разрывая гниющее тело. На это потребовалось не больше пары секунд, но кольцо вокруг вора сжалось.

Не успел он распрямиться, как зомби набросились на него со спины, хватая за руки. Ха-Райя попытался вырваться. На каждой руке повисло сразу по несколько мертвецов. Вор попытался использовать для боя длинные ноги, но разрубленный им надвое зомби продолжал сковывать руками его щиколотки. «Пожалуй, попался», - подумал Ха-Райя, готовясь, что сейчас его разорвут или загрызут.

Группа зомби приближалась к нему, хищно скаля гнилые зубы и протягивая разлагающиеся руки, с пальцев которых падали черви и крупные личинки мух. Мертвецы что-то пытались сказать, и вор не сразу понял, что они произносят его имя. Он присмотрелся к их лицам. Два зомби показались ему знакомыми - это были… Ха-Райя нахмурился, пытаясь вспомнить имена воров, которым рассказывал о том, как в первый раз пробирался в Мертвый город. Очевидно, они решили пойти по его следам и немного заработать, но погибли, и теперь их образы использовали имитации… «Или же нет? – промелькнула в голове Ха-Райи призрачная надежда. – Что если это не имитации, а все еще реальные игроки? Может быть, с ними удастся договориться? Может быть…»

- Я сожру твое сердце, - услышал он угрозу одного из знакомых воров, превратившегося в зомби.

«Нет, договориться не получится», - хмуро решил Ха-Райя, снова попытался вырваться, понял тщетность попыток и закрыл глаза, готовясь к смерти.


Он не видел, что к нему на помощь приближается Агва. Размахивая кнутом, ведьма в теле укротительницы мантикор без разбора рубила мертвецов, попадавшихся на глаза. Рука новоиспеченной голиафки окрепла, удары кнутом стали точнее. Теперь она могла разбивать мертвецам головы точном попаданием кончиком кнута, или разрубать за один раз под два-три зомби. Последнее, впрочем, требовало слишком много сил, так что Агва старалась не использовать этот навык без необходимости.

Сейчас, видя, что через мгновение Ха-Райю разорвут на части, ведьма решила пойти ва-банк. Никогда прежде она не пыталась разрубить четырех мертвецов – именно столько зомби держали левую руку вора и столько же правую. Правда расчет делался на то, что кнут застрянет в четвертом зомби, не причинив вреда Ха-Райе. Подобный ход поможет вору освободить руку и сражаться за свою жизнь.

Агва взглянула на чернокнижника, который снова подчинил двух мертвецов и натравил их на других гниющих собратьев, пытавшихся подобраться к вору со спины. Что же, оставалось нанести два точных и сильных удара. Ведьма взмахнула кнутом, расчленив трех мертвецов. Четвертой, находившийся ближе других к Ха-Райе, практически не пострадал. Одно хорошо – левая рука вора была почти свободна. Теперь осталось освободить правую.

На этот раз Агва ударила сильнее, разрубив четырех зомби, а заодно ранив вора. Вскрикнув, он упал на колени. Руки мертвеца, похожего на его бывшего друга, схватили воздух вместо шеи вора. В следующее мгновение Ха-Райя срезал трем стоявшим перед ним мертвецам головы, упавшие в груды гниющей плоти.

Уцелеть удалось только одному зомби, напоминавшему вору бывшего друга, не вернувшегося из Мертвого города. Тощий зомби, бывший некогда голиафцем, был на порядок быстрее других мертвецов. К тому же в его действиях просматривалась логика: он не просто передвигался в направлении любого живого существа, а выбирал именно вора, выплевывая обвинения, что по вине Ха-Райи погиб в Мертвом городе. Слова было разобрать сложно, потому что язык бывшего друга наполовину сгнил.

- Убей его! – крикнул вор Агве, указывая на своего бывшего друга.

Укротительница мантикор хлыстнула кнутом дважды, но мертвец сумел увернуться. Подхватив головы двух других бывших друзей вора, зомби избежал еще одного смертельного удара кнута, спрятавшись за других менее разумных мертвецов, засунул головы в покрытую плесенью сумку и запрыгнул на стену одного из домов, начав ловко карабкаться наверх, словно паук.


- Кто это такой, черт возьми? – спросила Агва.

- Бывший знакомый, - произнес сквозь зубы Ха-Райя, пользуясь передышкой, чтобы изучить рану, нанесенную кнутом укротительницы. – Ходили слухи, что Мертвый город никого не выпускает дважды, придумывая различные препятствия и задачи, но я считал, что это все ерунда… А теперь вот адаптивные алгоритмы придумали для меня врагов в виде бывших друзей. - Он запрокинул голову, не без зависти разглядывая, как ловко карабкается мертвец по стене.

- Ты тоже так можешь? – спросила Агва.

- Если бы! – хмыкнул Ха-Райя.

- Жаль, - ведьма покосилась на рану вора. – Серьезно?

- Ерунда. Для голиафца это все равно что царапина, - отмахнулся Ха-Райя, окидывая пристальным взглядом заваленную расчлененными телами мертвецов площадь. – Скоро тебе придется вернуть контроль над мантикорой, - крикнул он чернокнижнику. – Иначе она начнет набрасываться на нас.

Словно поняв его слова, монстр издал громогласный рык, взобрался на гору мертвецов, и хищно огляделся, выбирая новый эпицентр. В два прыжка мантикора переместилась к новым противникам. Усталость, казалось, была незнакома ей – настоящая машина смерти. Мертвецов оставалось еще немало на площади, но новые зомби перестали выбираться из колодца.

- Пойдем, достанем ключ от железных ворот, - сказал Ха-Райя, направляясь к центру площади.

- Ключ? – не сразу поняла Агва. - О! Ты хочешь отыскать того толстого монаха?

- Думаю, он остался на дне колодца.

С боем они начали пробиваться вперед. Где-то рядом, держась спина к спине, сражались Тарос, Тим и Гедер. Силы почти покинули телебов. Они едва держались на ногах.

- Кажется, их звать на помощь не стоит, - решила Агва, надеясь, что они смогут продержаться, тем более что море мертвецов начало мелеть, превращаясь в бурную реку, грозившую скоро стать ручьем, а то и вовсе пересохнуть, особенно учитывая с какой скоростью мантикора истребляла зомби.

- Берегись! – крикнул вор, отрубая подкравшемуся к ведьме мертвецу обе руки, которыми тот пытался схватить голиафку.

Добивать зомби желания не было, но…

- Ловко, - отметил Ха-Райя, когда Агва раздавила мертвецу голову голыми руками.

- Их тела не такие крепкие, как у живых, - пожала она плечами, не обращая внимания на заливавшие ее с ног до головы гной и ошметки наполовину сгнивших мозгов.

Несколько мертвецов преградили им доступ к колодцу – запутавшись ногами во внутренностях, вывалившихся из вспоротых животов своих сородичей, они буксовали в лужах черной крови и зелено-желтой гнойной слизи. Не понимая, что нужно распутать обвившие им ноги внутренности, зомби рычали, настырно пытаясь идти вперед. Ха-Райя отрезал им головы, потратив на это чуть больше времени, чем рассчитывал, потому что после атаки первого мертвеца, поскользнулся и запутался в усеявших булыжную мостовую внутренностях.

Несколько зомби, заметив, что один из противников попал в беду, потянулись к вору, но Агва уничтожила их головы тремя точными попаданиями кончика кнута. Обезглавленные, они, вытянув руки, продолжали слепо идти вперед какое-то время, затем упали и затихли, лишь изредка конвульсивно вздрагивая да продолжая сжимать пальцы, пытаясь схватить вымышленную жертву.

Выпутавшись из случайной ловушки, Ха-Райя разделался с оставшимися вблизи мертвецами и заглянул в колодец. В темноте хорошо различалось призрачное сияние ключа на шее толстого монаха в коричневой рясе.

- Выходит, нужно спускаться? – спросила Агва, становясь рядом с вором.

Колодец в диаметре достигал двух метров и был очень глубоким. Стены были выложены камнями, так что голиафцу, тем более вору, не представляло труда туда спуститься вот только…

- А что если это ловушка? – спросила ведьма.

Вор хмыкнул что-то нечленораздельное, пожал плечами и начал неспешно перебираться через край. Камни были влажными и скользкими, но Ха-Райя повидал за свою жизнь и более опасные спуски. Пальцы безошибочно находили надежные углубления, ноги – уступы.

Где-то наверху послышалось рычание мертвецов, затем звук ударов кнута Агвы, и тишина. Ха-Райя ухмыльнулся, продолжая спуск.

Монах внизу, видя приближающегося голиафца, начал бесноваться, как одержимый. Его дикие крики, разобрать которые не представлялось возможным, привлекли внимание Агвы. Убедившись, что в колодце ничего страшного не происходит, она вернулась к охране территории. Странно, но мертвецы словно почувствовали, что непрошеные гости собрались достать ключ и убраться с площади. Десятки зомби потянулись к колодцу, заставляя ведьму в теле укротительницы мантикор трудиться в поте лица, отбивая их волнообразные атаки. Причем с каждым новым разом волны эти становились все больше и больше.


Бросив бесплодные нападки на мистифа, немногочисленные зомби потянулись от дальней стороны площади к центру, где находился колодец. Ослабли и атаки мертвецов на обессиленных телебов. Проигнорировали новое задание в виде защиты колодца только те зомби, что пытались противостоять мантикоре. Хотя их осталось уже не так много. В начале боя мантикора разорвала бы их на части за несколько минут, но сейчас, кажется, даже она подустала.

- Не знаю смогу ли я противостоять всем одна, - крикнула Агва, обращаясь к Таросу.

Шатаясь и вяло отбивая атаки нескольких мертвецов, лидер диверсантов попытался рассмотреть ведьму из под мокрой, спавшей на глаза копны густых волос. Кнут укротительницы мантикор был, конечно, замечательным оружием в умелых руках, но в ближнем бою от него проку мало. А мертвецы наседали на Агву, и схватка грозила перейти врукопашную.

- Нужно помочь ведьме, - прохрипел Тарос.

- Я не могу, - задыхаясь, отозвался Гедер.

- А я, пожалуй… - Тим, любитель всех сомнительных предприятий, попытался избавиться от наседавшего на него мертвеца, но все на что его хватило – отрубить зомби левую кисть, подарив мертвецу не менее опасный для противников острый обрубок кости. – Нет… На меня не рассчитывайте… - признался молодой телеб. – Мне, наверное, не хватит сил даже дойти до нашей ведьмы, не то чтобы помогать ей. Может быть, позвать чернокнижника?

- Да какой из него помощник. Разве что сможет натравить мантикору на мертвяков у колодца, так она вместе с зомби разорвет и нашу ведьму, - сказал Гедер.

- Значит, остается только… - Тарос не договорил, прерванный атакой мертвеца с отгнившей челюстью и вывалившимися глазами.

Уклонившись от протянутых к шее рук зомби, Тарос вспорол ему брюхо – на то, чтобы отрубить голову сил уже не было – и толкнул плечом в грудь, надеясь, что мертвец запутается в своих зловонных внутренностях, вывалившихся ему под ноги, и упадет, дав временную передышку. План удался.

- Прикройте меня! – крикнул Тарос двум другим телебам.

Опираясь на меч, он извлек из кармана кристалл и, бросив его перед собой, освободил Кераспа.

Голиафец появился с таким видом, словно его разбудили посреди ночи, проорав «подъем» в самое ухо.

- Там… - не в силах отдышаться сказал Тарос, указывая на колодец, возле которого сражалась с зомби ведьма в теле укротительницы мантикор. – Помоги… ей…

Керасп открыл было рот, собираясь попросить объяснений происходящего, но, увидев, что время не терпит, бросился со всех ног к колодцу, преодолевая расстояние гигантскими шагами. Свежий и отдохнувший, он обнажил меч и врезался в толпу мертвецов, прокладывая себе путь не столько оружием, сколько плечами, расталкивая зомби с такой силой, что некоторые из них разваливались после столкновений на части.

Ближе к колодцу толпа зомби стала плотнее, и Керасп увяз в ней, вынужденный взяться за меч. Он рубил с плеча, не особенно выбирая цель, выкашивая мертвецов, словно сгнившие колосья пшеницы. Одежда покрылась гноем и черной кровью. От вони, к которой не успели адаптироваться игровые восприятия, начинало тошнить.

- Керасп! – радостно воскликнула Агва, увидев голиафца.

Ему наконец-то удалось пробиться к ней и встать рядом. Грудь могучего стражника высоко вздымалась. Глаза блестели безумием.

- Какая у нас задача? – спросил Керасп, делая резкий выпад, чтобы нанести очередному мертвецу колющий удар.

Клинок проткнул зомби голову: вошел в рот и расколов череп показался на затылке. Мертвец продолжал идти вперед, насаживаясь на клинок. Керасп дернул руку вверх, разрывая голову зомби надвое.

- Нужно защищать колодец, - сказала Агва, нанося серию ударов кнутом – в пылу сражения она и сама не заметила, когда научилась подобному.


- А что в колодце? – Керасп, не дожидаясь ответа, сам заглянул внутрь, увидел спускающегося вора и присвистнул. – Это что, какой-то новый лаз? Боюсь, у наших телебов не получится спуститься туда… - он нахмурился, рассмотрев ключ, мерцавший на шее находившегося внизу толстого монаха.

- Нужно просто устоять, не подпустив к колодцу мертвецов, пока Ха-Райя не вернется с ключом, - сказала Агва, награждая подступавших зомби новой серией ударов, затем обернулась и показала стражнику на железные ворота. – Думаю, это выход.

- Понятно, - Керасп повернулся к колодцу спиной, намереваясь встать бок о бок с Агвой, но, заметив пытавшихся окружить их мертвецов, переместился на другую сторону тоннеля, раскручивая над головой меч, рубя головы гниющих зомби.

- Береги силы, - посоветовала ведьма в теле укротительницы мантикор.

Ее голос привлек внимание вора. Не замедляя спуск, он запрокинул голову. Колодец не был катастрофически узким, но если хоть один мертвец сможет прыгнуть в колодец, то от его летящего камнем вниз тела будет не увернуться. Словно в подтверждение этих наблюдений, в колодец упала отрубленная голова зомби. Вращаясь и сверкая широко раскрытыми глазами, она пролетела в опасной близости от вора, рухнув на бесновавшегося внизу толстого монаха, вызвав у того новый приступ неразборчивых экспрессивных завываний.

Бой возле колодца накалялся. Чернокнижник отозвал мантикору, и уцелевшие после схватки с монстром мертвецы потянулись к центру площади, наседая на Агву и Кераспа. Гниющая рука, отрубленная могучим стражником, подлетела высоко вверх и, описав дугу, упала в колодец, зацепив вора. Удар оказался не сильным, но неожиданным. Пальцы Ха-Райи соскользнули с гладкого камня, и он едва не сорвался. «В следующий раз может и не повезти», - подумал вор.

Мертвецы у колодца продолжали наседать на Агву и Кераспа. Кнут оказался бесполезным, и укротительница орудовала коротким кинжалом, позволявшим отрезать мертвецам головы. Впрочем, иногда было проще пробивать им полуразложившиеся груди, вырывая сердца, или сдавливать головы, уничтожая мозг. Хотя последнего Агва старалась избегать, потому что каждый раз, когда лопался череп зомби, его глаза выскакивали, попадая в лицо противника.

- Мерзость! – скривилась укротительница, вырывая из пробитой груди очередного мертвеца изъеденное червями сердце.

За ее спиной Керасп насадил на меч троих мертвецов. Оружие застряло в телах зомби. Не было времени, чтобы вытащить меч, поэтому стражник бросил его и начал крушить подступавших мертвецов похожими на кувалды кулаками.

- Мне не сдержать их! – закричал он, предупреждая Агву.

Его голос услышал Ха-Райя. Преодолев две трети спуска, он замер, оценивая оставшееся расстояние и время, требующееся для его преодоления. Сверху на вора сыпались кровавым дождем внутренности и конечности мертвецов, которых Керасп разрывал голыми руками. «Нужно прыгать», - принял вор решение в тот самый момент, когда один из зомби сумел-таки преодолеть оборону голиафца и прыгнуть в колодец.

Оттолкнувшись от стены, Ха-Райя коршуном полетел вниз, доставая в полете оружие. Не ожидая подобного, толстый монах замер, запрокинув голову. Перестав бесноваться, он смотрел, как приближается вор, пока клинок Ха-Райя не проткнул ему открытый от изумления рот, пригвоздив к земле, сложив жирную тушу втрое. Ключ, висевший на шее монаха, звякнул, упав на дно колодца. Мгновение спустя вор ударился о камни. Мир вздрогнул. Связь с игровой точкой сборки нарушилась, и Ха-Райя с трудом успел откатиться в сторону, чтобы его не раздавил падавший мертвец.

Зомби рухнул на монаха. Гнилостная слизь окатила стены колодца. Вор отыскал в грудах внутренностей ключ и, запрокинув голову, посмотрел на верх. Кровавый дождь начинал стихать. Ха-Райя не мог видеть, но, получив передышку, Тарос, Тим и Гедер восстановились и пришли на помощь Агве и Кераспу. На какое-то время соотношение сил балансировало на грани, затем чаша весов качнулась в сторону диверсантов.


Число мертвецов, минуту назад казавшееся весьма внушительным, быстро начало редеть. Сражение было выиграно.

- Эй, ты как там? – спросила Агва, выбрав подходящий момент, чтобы заглянуть в колодец.

Ха-Райя проворчал что-то нечленораздельное, из последних сил карабкаясь наверх. На шее у него висел ключ от железных ворот.

- Молодец! – похвалила Агва, возвращаясь к уничтожению оставшихся на площади мертвецов.

Теперь можно было неспешно работать кнутом, не сближаясь с противниками.

Когда вор выбрался из колодца, зомби практически не осталось. Отрубленные конечности, продолжавшие сжиматься, словно пытаясь отыскать горло жертвы, в счет не шли.

- Лихо вы их, - присвистнул Ха-Райя, пытаясь отдышаться.

- Посмотри вон туда, - сказал голиафцу Тим, указывая на гору мертвецов. – Их зарубил я. Думаю, на моем счету больше всего убитых зомби… - молодой телеб бросил взгляд на Кераспа. – Стражник, конечно, тоже неплох, но он появился значительно позже меня… - он еще что-то говорил, но его уже никто не слушал.

С трудом переставляя ноги, Тарос бродил по площади, пытаясь отыскать магический кристалл. От стоявшей вони слезились глаза и сложно было дышать.

- Нужно убираться отсюда, - ворчал Гедер, волочась к воротам, то и дело оглядываясь, не понимая, чего ждет Ха-Райя.

Мантикора, которую снова контролировал чернокнижник, отряхнулась и теперь, направляясь к единственному выходу с площади, брезгливо ступала, стараясь не запачкать лапы.

- Ты был прав, - сказала вору Агва. – Здесь от меня больше пользы в роли укротительницы мантикор, чем в роли ведьмы из Далеких земель.

Ха-Райя устало улыбнулся. Контроль над телом после падения вернулся, но болел, казалось, каждый сустав. Спрыгнув с края колодца, на котором сидел, вор потянулся и поплелся к воротам.

Тарос подошел последним. Ха-Райя вставил добытый у монаха ключ в замочную скважину и повернул. Послышался скрежет, но вместо того, чтобы открыть ворота, ключ привел в движение платформы, из которых состоял город мертвых. Заскрежетали механизмы, изменяя площадь и деформируя окружавшие ее дома. Ворота поползли вниз вместе с колодцем. Платформа, на которой стояли диверсанты, устремилась вверх. Все вокруг возвращалось к тому виду, который встретил Тароса и его группу, когда они только появились здесь. Только теперь стены домов и камни выглядели новее, чище.

- Не забывайте, что город питается нашими силами, - сказал Ха-Райя.

Тарос, все еще с трудом переставлявший ноги, тихо выругался.

- Сейчас бы вернуться к той церкви, где можно залечить раны и восстановить силы, - сказал он.

- А где гарантия, что сражение на площади не повторится? – скривился Тим, который, несмотря на бахвальство, вымотался, сражаясь с мертвецами, не меньше остальных.

- Нет. Площади с мертвецами точно не будет, - сказал Ха-Райя. – Но мы столкнемся с чем-то аналогичным – так, по крайней мере, было со мной, когда я приходил в Мертвый город в прошлый раз.

- Так ты тоже сражался с армией мертвецов? – удивился Тарос.

Вор качнул головой.

- Думаю, уровень сложности возрастает в зависимости от сил и количества игроков в группе, - сказал он. – Поэтому обычно сюда и проникают в одиночку. Так проще всего.

- Вот как… - Тарос обернулся, пытаясь отыскать оставшийся на площади кристалл, который он не смог найти, когда булыжная мостовая была усеяна гниющими останками.


Сейчас от мертвецов не осталось и следа, а площадь выглядела так, словно готовилась к параду – не хватало разве что флагов на стенах домов.

- Что-то потерял? – спросила Агва.

- Кристалл, - ответил Тарос, пытаясь отыскать артефакт взглядом. – Половина из нас едва на ногах стоит, и я сильно сомневаюсь, что силы восстановятся, пока мы не покинем этот город.

- Хочешь, чтобы мы позволили заключить себя в кристалл? – засомневался Гедер.

- Да. К тому же подобный ход, вероятно, поможет снизить сложность предстоящих заданий, - Тарос покосился на Ха-Райю.

Вор неуверенно пожал плечами.

- Будем надеяться, что снизит, - сказал лидер диверсантов. - Но главное – мы не будем задерживать основную группу.

- Под основной группой, как я понимаю, ты имеешь в виду наших новых знакомых, в лице голиафцев? – продолжил искать минусы Гедер.

- С ними будут Агва и Бриск, - отмахнулся Тарос. – Разве ты не доверяешь им?

- Агве доверяю, а чернокнижнику… - телеб окинул мистифа с головы до ног внимательным взглядом. – Мутный он.

- Придется рискнуть, потому что… - Тарос отошел в сторону, чтобы обзор не загораживал появившийся в центре недействующий фонтан, украшенный резными фигурками менад и сатиров. – Потому что я едва ноги переставляю, - он еле заметно улыбнулся, наконец-то отыскав взглядом кристалл. – Пошли.

Гедер и Тим переглянулись.

- Мы не знаем, сколько нам еще идти и что нас ждет впереди, - сказала Агва, принимая сторону Тароса. – Может быть, площадь была главным испытанием, а что если нет?

- Справимся! – отмахнулся Тим, но тут же едва не упал, зацепившись правой ногой за левую.

- Ладно, - сдался Гедер. – Давайте рискнем. Мы и правда едва можем идти и будем только задерживать основную группу. – Он положил тяжелую руку Тиму на плечо и подтолкнул к фонтану в центре площади. – Пойдем, друг.

- Но…

- Впереди еще чертоги Старца, и если ты пропустишь что-то в Мертвом городе, то доберешь это во время штурма.

Они приблизились к кристаллу.

- А кто понесет артефакт? – задал последний вопрос Тим.

Тарос окинул остающихся внимательным взглядом и остановился на Агве.

- Я так и подумал, - буркнул Тим.

Телебы протянули руки к кристаллу. Артефакт вспыхнул рубиновым светом. Агва подняла его, убрав в походную сумку, подошла к Ха-Райе и попросила показать карту. Он достал свиток, но не успел развернуть его, как выпрыгнувший из окна ближайшего дома мертвец, с лицом бывшего друга вора, выхватил у него из рук карту и побежал прочь.

- Держите его! – закричал Ха-Райя, хотя все и так поняли, что нужно делать.

Глава шестая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web