ФИВЫ. Падение Голиафских гор. 9

/ Просмотров: 3505


Фивы. Падение Голиафских гор

Оглавление

Глава девятая

Комната личных достижений.

Бонусов за минувший день было заработано так много, что Ха-Райя не знал, на что их потратить. Доступ к игровой точке сборки был открыт после трех месяцев игры и достижения среднего уровня мастерства вора, так что теперь можно было проводить модификацию лично, а не оставлять запрос, доверяя тонкую настройку адаптивным алгоритмам.

Что касается реальной жизни, то в «Фивах» Ха-Райя оказался, потому что хотел ненадолго затаиться, залечь на дно, как говорил один из его подельников, арестованный хранителями. Его отправили в коррекционную тюрьму, подвергнув сознание исправительному курсу преобразования личности. Второму подельнику повезло меньше – он попался адептам «Мункара и Накира», контролировавшим второй уровень реальности.

Не один из подельников не выдал Ха-Райю. Причиной были инсталлированные учеными Энрофы системы уничтожения ядер памяти при возникновении опасности. Сам Ха-Райя отделался испугом. В принципе, ему ничего не угрожало, но он предпочел подстраховаться – отправился в незаконный терминал и приобрел бессрочный ключ игрока. В качестве персонажа он выбрал вора – стал в «Фивах» тем, кем был в реальной жизни.

Не молодой и не старый, он и не думал, что начав играть, увлечется настолько, что не захочет возвращаться в КвазаРазмерность. Хотя, справедливости ради нужно отметить, что в первые две недели Ха-Райя, блуждая по огромной локации Голиафских гор, понятие не имел чем себя занять.

Свою первую кражу он совершил, планируя, что после поимки покинет игру. Но его не поймали. Протоколы восприятия обострились, приближая внутреннее состояние во время кражи и последующего бегства к настоящим чувствам, переживаемым в реальности в подобные моменты. Азарт захватил Ха-Райю. Особенно радовал упрощенный мир, где не было ни современных систем слежения, ни адаптивных алгоритмов, ведущих погоню. В реальности воровство превращалось в жуткую тягомотину, где девяносто процентов времени занимало планирование и подготовка. На сам процесс отводилось не больше одного-двух процентов. Остальное время уходило на то, чтобы замести следы. Необходимость после кражи «залечь на дно» в эти цифры не входила…

В игре же все было с точностью до наоборот. Плюс подкупал мир «Фив» - после окруженных льдами жилых комплексов, получить амулет ин-незов и выбраться за пределы Голиафских гор, чтобы побродить по бескрайнему Аиду или Далеким землям стало для вора идей фикс.

Когда он впервые увидел внешний игровой мир, у него закружилась голова. Один из голиафцев, проводивших торговые караваны тайными тоннелями из земель телебов в Аид, продал ему карту. Ха-Райя спустился по петлявшей среди каменных глыб тропе, но привязка к игровой локации не позволила ему ступить на территорию примыкавшей к горам долины Цестус. Чтобы продолжить путешествия требовался амулет ин-незов.

Ха-Райя отправился на рынки, но в те дни за требуемый артефакт просили так много, что ему было не наворовать столько и за всю жизнь. Поэтому он решил, что украдет амулет… С того дня у него начались проблемы, в результате которых он попал в группу диверсантов, возглавляемую Таросом.

Первые три кражи, совершенные Ха-Райей, оказались удачными с точки зрения исполнения, но бессмысленными, если смотреть на результат – все добытые амулеты ин-незов оказались поддельными.

Ха-Райя, вспомнив, как вел себя в бытность вором КвазаРазмерности, решил сменить тактику, начав с подготовки и планирования. Навести справки обо всех, кто предлагал нужные артефакты, оказалось непросто, но процесс увлек вора. Он словно вернулся в реальность, почувствовав родную стихию.

Выбор пал на трех торговцев, работавших, как говорили, непосредственно с самим Старцем Голиафских гор. Вору, по правде говоря, было плевать, с кем они работают – главное, чтобы артефакты не оказались подделкой.

Свою первую попытку выкрасть амулет ин-незов Ха-Райя подготавливал почти месяц. Он увлекся, совершенно забыв, что находится в игре – хотел учесть все детали, но не уделил внимания развитию навыков своего персонажа. Результатом стал полный провал – его поймали, не успел он подобраться к складу, где среди прочих товаров торговца хранился амулет ин-низов.

Охрана передала вора стражникам, которые отвели его на площадь Наказаний, подвергнув стандартной процедуре экзекуции.

- В реальности мне бы стерли за подобный поступок часть личности, - сказал он палачу. – Вот это – страшно. А удары по рукам и прочие мелочи можно пережить.


Восстановившись после наказания, Ха-Райя вернулся к своему плану, решив выбрать на этот раз другого торговца. Прокачка игрового персонажа напрягала в первый месяц, но затем процесс стал ему даже нравиться. Он занимался мелким грабежом и разбоем, вкладывая добытые средства в новые навыки. Один из случайных подельников, которыми обзавелся Ха-Райя в процессе игры, посоветовал сменить тактику прокачки персонажа и начать выполнять различные квесты и задания, чтобы получить новые способности. Доступ к заданиям можно было открыть в комнате личных достижений, куда попадал игрок каждую ночь во время плановых перезагрузок системы.

В подобном подходе не было ничего особенного, и комнату личных достижений использовали многие игровые площадки, построенные в Подпространстве, но Ха-Райя, будучи сыном профессионального мошенника, вместо детских игр с ранних лет учился искусству воровства. Он знал, как проникнуть в исследовательский отдел и обойти самые сложные системы защиты, как сбежать, запутав алгоритмы слежения, и как правильно выбирать подельников, но понятия не имел, что такое комната личных достижений, пока не приобрел игровой ключ вора Голиафских гор.

Никаких сложностей в интерфейсе КЛД не было – обычная виртуальная среда с инженерным меню, оформленным в виде информационных панелей и трехмерных объектов, обозначавших приобретаемые артефакты, навыки и амуницию. Такими же трехмерными проекциями показывались полученные задания. Так же имелась карусель событий минувшего дня, позволявшая не только заново просмотреть все, что случилось с твоим персонажем, но и при желании получить детальную информацию обо всем, что покажется достаточно интересным. Некоторые сведения находились в свободном доступе, другие списывали средства с личного счета, а третьи становились доступны только при условии выполнения дополнительных заданий.

В основном управление осуществлялось посредством перехвата системой мыслей игрока, но иногда приходилось взаимодействовать с доступными объектами вручную. Сама комната личных достижений не имела стен потолка и пола, хотя и обозначалась на черном фоне цветовой схемой, формируя куб, серые цвета которого от светлых в центре к краям куба становились более темными.

Ха-Райя потратил несколько дней, чтобы разобраться в доступных настройках, затем, потратив большую часть заработанных бонусов на развитие доступных навыков, решил взяться за выполнение квестов, чтобы открыть доступ к дополнительным способностям.

Его первым значимым успехом стала активация навыка взбираться по отвесным стенам. Дальше были высокие прыжки, бег, умение делать шаги неслышимыми, ночное видение, обостренный слух, улучшенная пластичность, что позволяло при необходимости не только превращать суставы в шарниры, но и разжижать кости, просачиваясь практически в любое отверстие.

Все эти навыки Ха-Райя осваивал, занимаясь мелкими кражами, совершать которые становилось все проще и проще. Умение управляться парой кинжалов он освоил совершенно случайно, неверно истолковав предлагаемую способность, но ничуть не пожалел об этом, потому что, чем лучше у него получалось воровать, тем больше появлялось врагов среди других воров. Если бы не умение владеть двумя кинжалами, то первого серьезного нападения конкурентов, ему было бы не пережить.

Мелкие карманники одного из новообразовавшихся рынков объединились и наняли наемного убийцу, чтобы он прикончил Ха-Райю. Убийца был молод, но у вора не было против него шансов. Поэтому Ха-Райя, каким-то чудом уклонившись от смертельного выпада вынырнувшего из подворотни киллера, попытался сбежать, надеясь, что полученных навыков хватит для этого. Но убийца не отставал, наступая на пятки.

Они пересекли центральный рынок, вызвав недовольные крики торговцев, и оказались на окраине поселения, где столкнулись с парой стражников, решивших задержать нарушителей спокойствия. Один из них наградил Ха-Райю такой оплеухой, что у него на несколько минут отнялись ноги. Однако с убийцей такой фокус не прошел. Он ловко уклонился от оплеухи и ударил стражника коротким кинжалом под ребра. Оружие выскользнуло у него из рукава и стражник не смог заметить смертельной опасности. Позднее Ха-Райя узнал, что таким оружием пользуются в основном фидаины, и получить его крайне сложно.

Убийца не ожидал, но вместо того, чтобы оттолкнуть его, раненый стражник наоборот схватился за клинок, нанесший ему смертельную рану, позволяя своему напарнику выхватить меч и, занеся над головой, обрушить на голову нарушителя. Убийца успел уклониться, но сталь все равно опустилась ему на плечо. Меч стражника застрял. Из левого рукава убийцы выскользнуло еще одно лезвие, которое он воткнул второму стражнику в горло.

Ха-Райя видел, как брызнула кровь – фонтан взвился вверх и застыл на несколько секунд, прежде чем опасть кровавым дождем.

- Вот дерьмо! – проворчал убийца.

Он едва стоял на ногах, но приближался к Ха-Райе, собираясь завершить сделку. О том, что у вора может оказаться достойное оружие, убийца не думал. Ха-Райя поднялся на ноги. Немота прошла, и он мог бы сейчас спокойно убежать от серьезно раненого противника, но страх и прилив адреналина, искусственно обостренные игровыми адаптивными алгоритмами, трансформировались в азарт.

Ха-Райя притворился, что едва держится на ногах, подпустил убийцу и за мгновение до того, как получить смертельный удар, обнажил спрятанные в одеждах клинки и воткнул в грудь противнику. Убийца попытался ответить, но его персонаж погиб раньше, чем он успел ударить вора.


Кровь из ран в груди убийцы, когда Ха-Райя вытащил клинки, ударила ему в лицо. Первым желанием было убежать. Ноги, казалось, сами хотят унести его прочь. Но вор заставил себя остановиться. «Будут и другие подосланные убийцы», - подумал он, снимая с киллера пружинные кинжалы, механизмы которых пристегивались ремнями к руке чуть выше кисти. Так же в одеждах поверженного противника нашелся набор метательных ножей, длинная веревка с прикрепленным к концу кинжалом, наплечники и кожаные латы. Ха-Райя забрал все, что смог унести. Стражников он не тронул, опасаясь, что за это его признают мародером и бросят на поиски все ресурсы.

Оказавшись в комнате личных достижений, он тщательно изучил всю доступную информацию о трофеях, решив оставить все, кроме веревке с кинжалом на конце, носившей название шэнбяо. Ее он обменял на оружейном рынке на пару дымовых шашек. Информационные протоколы сообщали, что потайные кинжалы невозможно купить. Их можно получить, только выполняя сложные задания. Причем обращаться за заданиями нужно непосредственно к фидаинам, которые очень избирательны в своих связях.

«Выходит, я просто везунчик», - ухмылялся Ха-Райя, набирая целый ряд заданий, благодаря которым сможет усовершенствовать навыки убийцы, к которым получил доступ, добыв в бою пружинные кинжалы. Конечно, о серьезной боевой мощи речи не шло, но навыки неплохо сочетались с ловкостью и пластичностью вора. Да и не было у него выбора – конкуренты все равно продолжат подсылать убийц, так что здесь «либо ты, либо тебя».

Ха-Райя успел освоить большинство базовых навыков ведения боя открывшихся новых способностей, когда ему пришлось отражать нападение второго убийцы. На этот раз помощи в виде появившихся стражников не было. Сражение предполагало честный бой лицом к лицу… Или же… нет?

Ха-Райя понял, что навыки противника существенно превосходят его, и предпочел сбежать. Это произошло после двух минут битвы. Убийца не был быстрее вора, но его мощи невозможно было противостоять. Поэтому, получив пару легких ранений, Ха-Райя решил не усугублять свое положение и, бросив дымовую шашку, предпочел скрыться.

Дымовая шашка оказалась для убийцы сюрпризом, и он упустил вора.

«Нет, так дело не пойдет», - решил Ха-Райя, сняв комнату на постоялом дворе, славящимся тем, что на его территории были запрещены любые драки. Дождавшись, когда закончится игровой день и откроется доступ к комнате личных достижений, он определил троих воров, которые могли нанять убийц, чтобы убрать его, и решил, что со следующего дня сам начнет охоту на них.

Ход был неожиданным хотя бы потому, что никто не знал, о его новых способностях. Для конкурентов он оставался простым вором, у которого не хватит средств, чтобы нанять хорошую охрану или киллера, чтобы расквитаться с врагами. Услуги последних стоили так много, что вряд ли в заговоре участвовали только три вора, выбранных Ха-Райей, но он надеялся, что нападки кончатся, как только конкуренты поймут, что стоит на кону.

К первому убийству Ха-Райя готовился не менее тщательно, чем к своей первой краже. Он пытался учесть каждую деталь, продумать любую мелочь, но когда пришло время действовать, тщательно разработанный план рухнул на первых этапах. Пришлось принимать решение спонтанно: либо отступиться, либо идти напролом.

Ха-Райя, скорее всего, отступил бы, но его остановило понимание, что в любую минуту он сам может подвергнуться нападению очередного нанятого конкурентами убийцы.

- Ладно, рискнем, - буркнул он, подбираясь к изменившему маршрут вору.

На прежней дороге была приготовлена повозка торговца, которая должна была покатиться по мостовой, пугая людей, когда появится конкурент. Пользуясь шумихой, Ха-Райя планировал смешаться с толпой и прирезать соперника, проткнув его пружинным кинжалом.

«А что, собственно, поменялось?» - спросил себя Ха-Райя.


Выбравшись из укрытия, он смешался с толпой и начал следить за жертвой, выжидая удобный момент, чтобы нанести смертельный удар. Вор впереди был карманником, и Ха-Райя выдел, как соперник обирает незадачливых покупателей, стараясь выбирать тех, что побогаче.

Возле шатра с амулетами из Аида, сила которых распространялась и на жителей горного народа, карманник задержался, обирая завороженных словоохотливым торговцем потенциальных покупателей. Он действовал быстро и ловко, развивая в основном навыки карманника. Остальные способности находились на базовых уровнях – Ха-Райя знал это, потому что когда-то работал с нынешним врагом в одной команде. Руки у конкурента действительно были ловкими, как у черта, но способность маскировки сильно хромала – главная ставка делалась на то, что когда обворованный заметит пропажу, карманник будет уже далеко от места преступления. Он никогда не крал товар, стараясь специализироваться исключительно на кошельках с монетами – их ненужно было продавать на черном рынке, привлекая к себе внимание стражников.

«Ладно, бог с его навыками, - подумал Ха-Райя, планируя, как подобраться к врагу незамеченным. – Попробуем использовать недостатки противника».

Он подошел, как можно ближе к вору, и заорал во все горло, что его обокрали.

- Это случилось только что, значит карманник среди нас!

Покупатели засуетились, проверяя свои карманы – именно на это и делал ставку Ха-Райя.

- Меня тоже обокрали! – закричал стоявший рядом с ним голиафец.

- И меня!

- И меня!

Толпа заревела, забурлила, забыв о том, кто первым поднял панику. Противник Ха-Райи, вместо того чтобы бежать, спасая свою шкуру, стал кричать и жаловаться наравне с другими, надеясь, что так сможет снять с себя подозрения. Гомон толпы обещал привлечь внимание стражников, так что действовать нужно было спешно.

Ха-Райя снял с головы капюшон – сейчас разгневанные голиафцы готовы были схватить любого, кто отличается от них или пытается что-то скрывать. Да что там скрывать, достаточно было возмущаться чуть меньше других или наоборот чуть настойчивее, чтобы привлечь к себе внимание.

- Я стоял вон там, когда в последний раз проверял карманы! – голосил Ха-Райя, пробираясь к месту где находился соперник, возмущавшийся наравне с другими тем, что его якобы обокрали.

Пружинный кинжал выскользнул на мгновение из пристегнутых к руке ножен. Ха-Райя прошел мимо карманника не останавливаясь. Движение его руки было почти незаметным для глаз. Карманник охнул и резко обернулся, получив удар в спину, надеясь увидеть нападавшего, но Ха-Райя уже смешался с толпой. Он знал, что нанесенная противнику рана смертельна – за эту способность Ха-Райя заплатил большую плату в комнате личных достижений, но оно того стоило.

Карманник еще пытался отыскать взглядом напавшего на него, а кровь из раны уже пропитала его одежды и скопилась лужей под ногами. Когда силы покинули его, и он упал, напугав голиафцев, Ха-Райя был уже далеко от места преступления.

Он не знал, что произошло, когда появились стражники, и выяснилось, что убитый был карманником. Главное – никто не стал объявлять поиски убийцы, решив, что мошенника прикончил кто-то из обворованных им голиафцев.

У Ха-Райи на этот день было намечено еще два убийства. Нужно было торопиться, пока соперники не поняли, что происходит, и не попрятались. Конечно, всех врагов все равно не устранить, но если как следует напугать, то, глядишь, они забьются, как крысы, в темные углы или придут с повинной.

Второго конкурента Ха-Райя собирался отравить – навыки создания ядов были получены вместе с базовыми способностями убийцы. Самым сложным оказалось подсыпать яд в еду жертвы, для чего требовалось подкупить повара в таверне… или убить, самому притворившись поваром, но маскировка такого уровня была доступна только фидаинам.

Главным в искусстве приготовления ядов было то, что ни один стражник, ни один маг не могли определить, что послужило причиной смерти жертвы, потому что отравленный погибал не сразу, а несколько часов спустя.

«Если все пойдет по плану, то третий конкурент будет мертв раньше второго», - думал Ха-Райя, покидая таверну.

Третье убийство он планировал совершить, воспользовавшись новыми навыками выслеживания жертвы. Нужно было подкрасться к конкуренту на расстояние точного броска метательного ножа. Причем сделать это нужно было в сравнительно безлюдном месте в соответствии с правилами фидаинов, предварительно подложив жертве в карман кольцо, якобы украденное у находившихся под протекцией Старца высокопоставленных голиафцев.


Кольцо Ха-Райя уже подготовил – стащил его у новоиспеченного купца, пытающегося вербовать в Аиде всех, кто связан с богиней Сфинкс, чтобы распространить свое влияние на ее дворец и, если повезет, на закрытый город Фивы. Ха-Райя сильно рисковал, проникая в жилище префекта ночью, но игра стоила свеч. Конечно, о том, чтобы украсть что-то по-настоящему ценное, речи не шло – сейфы служащих Старца Голиафских гор было не взломать, но драгоценности просто лежали на прикроватной тумбе.

Попасть в ночной дом префекта получилось благодаря буферной зоне перед ежедневной перезагрузкой, смещавшейся в зависимости от выбранного персонажа. Буфер составлял чуть меньше часа, но этого, как правило хватало варам, чтобы совершить кражу. Правда такой же особенностью обладали и стражники Голиафских гор, а так же фидаины, поэтому риск всегда был.

Подсказку выкрасть драгоценность у влиятельного префекта и подложить конкуренту, чтобы его последующую смерть списали на фидаинов, отомстивших за кражу, Ха-Райя почерпнул из информационных протоколов в комнате личных достижений, открыв доступ к аналитической системе, помогавшей планировать убийства и предстоящие кражи.

«Вот бы мне в жизни такую систему», - думал Ха-Райя, пробираясь к своей третьей жертве, чтобы подложить украденное у префекта кольцо. Конкурент был осмотрительным, но ему было далеко до хитрости убийцы. Хотя будущая жертва и насторожилась, словно, как предупреждала Ха-Райю аналитическая система, использовала защитные амулеты, сообщавшие хозяину о потенциальной опасности.

Вор шел, постоянно озираясь по сторонам, не зная, что кольцо уже лежит у него в кармане. Шумные люди показались ему небезопасными – он решил, что за ним следят законники или разгневанные голиафцы, которых он недавно обворовал. Чутье подсказывало ему затаиться. Поэтому вор направлялся в нейтральную таверну, куда никогда не заходили стражники. Маршрут он выбрал самый короткий, надеясь, что если за ним есть хвост, то ему удастся скрыться.

Ха-Райя, передвигаясь в основном по крышам таверн, торговых шатров и постоялых дворов, дождался, когда жертва покинет густонаселенные улицы рынка, и метнул в него нож, приобретенный на черном рынке за большую сумму, потому что торговец заявлял, что это оружие принадлежало настоящему фидаину.

Немногочисленные прохожие увидели, как упал с торчащим из спины ножом вор, и, ахнув, попытались отыскать взглядом убийцу. Ха-Райя позволил некоторым заметить себя на крыше, затем скрылся. Никто не стал поднимать переполох, решив, что к происшествию причастны фидаины, а с воинами Старца лучше не пересекаться.

Ха-Райя вернулся на постоялый двор, где снимал комнату и выждал, когда закончится шумиха.

Три дня спустя, когда он вышел на улицы, оказалось, что добрая половины оставшихся конкурентов, а было их прежде не меньше дюжины, предпочла перебраться в другие районы Голиафских гор. Другая половина предложила Ха-Райе забыть о распрях. Он не возражал, мечтая лишь об одном – снова вернуться к поискам амулета ин-незов, чтобы изучить Аид.

Успех в борьбе с конкурентами и новые способности убийцы убедили Ха-Райю, что ему теперь многое по силам, заставив совершать одну ошибку за другой, что, в конечном счете, привело к повторному аресту, и более жестокому наказанию, избежать которого удалось благодаря непредвиденному союзу с диверсантами. К чему это приведет, Ха-Райя не знал, но ему было интересно. Особенно когда он начал верить в призрачный успех авантюры диверсантов. Это произошло когда он забрался на плот и начал спускаться по горной реке к чертогам Старца. На этом, собственно, и закончился игровой день.

Попав в комнату личных достижений Ха-Райя потратил все заработанные бонусы на развитие способностей убийцы. Открылся доступ еще к нескольким навыкам, но он так и не смог разобраться, как они могут ему пригодиться при штурме чертогов Старца. Среди доступных артефактов присутствовал какой-то магический посох, доставшийся после победы над каменными божествами, но смысла менять пружинные кинжалы на посох не было, а активировать его в качестве дополнительного оружия не представлялось возможным.

Еще одной непонятной вначале опцией показалась возможность вызывать дух убитого в колодце зомби-монаха. Ха-Райя от нечего делать оставил это напоследок, выяснив, к своему удивлению, что монах может выкачивать у противников жизненные силы, передавая их своему владельцу, а так же умеет открывать практически любые двери, правда, чем сложнее замок, тем больше ему требуется времени, чтобы справиться с механизмом. Работала эта система только при условии использования универсального ключа, полученного вором на дне колодца, а для того, чтобы взять ключ, нужно было отказаться от быстрого доступа либо к метательным ножам, либо к дымовым шашкам, либо к веревке с крюком на конце для подъема на стены. «Ладно, учитывая, что я могу забраться на любую отвесную преграду было бы за что зацепиться, то веревкой можно пожертвовать», - решил Ха-Райя.


Он еще раз проверил сделанные настройки, и покинул комнату личных достижений. Протоколы восприятий времени обнулились, позволяя очнуться сразу в начале нового игрового дня, сократив ожидание с нескольких часов до пары минут.

- Хватай шест и помогай выравнивать плот! – заорал Тарос, не успел Ха-Райя открыть глаза, вернувшись в игру.

Долина реки была на удивление широкой с крутым склоном и опасными острыми каменными стенами по бокам. Плот не разваливался каким-то чудом, преодолевая пороги, но после этого его раскручивало так сильно, что стоило сунуть в воду шест, пытаясь нащупать дно и остановить вращение, как шест буквально вырывало из рук.

- Не знаю, получится ли у меня, - сказал Ха-Райя, перекрикивая страшный грохот пенящейся воды.

Он видел, с каким трудом Керасп и Афна справляются с шестом, и не верил, что без подготовки сможет помочь им.

- У нас получается еще хуже, - проорал Тарос, когда вор попытался отказаться. – Голиафцы сильнее телебов!

Плот, продолжая вращаться, подпрыгнул на очередном пороге, нырнув вниз так лихо, что у диверсантов похолодело в животах, а мантикора, вцепившись когтями в бревна, чтобы не упасть в воду, жалобно завыла. Львиная грива монстра была мокрой и представляла жалкое зрелище.

Телебы, чтобы не свалиться с плота, встали на четвереньки, хватаясь за корни деревьев, скреплявшие бревна. Мистиф держался за хвост мантикоры. Монстр был не особенно рад этому, но то ли чернокнижник так хорошо научился контролировать его, не позволяя огрызнуться, проявив характер, то ли сейчас было не до этого – главное удержаться.

Что касается Ха-Райи, то ему удалось балансировать на плоту без особого труда, пользуясь довольно неплохо развитыми навыками ловкости, но бесконечное вращение, остановить которое явно не могли Керасп и Агва, начинало раздражать, вызывая тошноту.

- Что мне делать? – спросил он укротительницу, вставая рядом.

- Наклони шест в сторону вращения, нащупай дно и дави, что есть силы. Главное – не ставь шест против вращения, если не хочешь вылететь с плота… - она прервалась, готовясь к очередному прыжку через новый порог горной реки.

Плот на этот раз раскрутило так сильно, что стало четко слышно, как свистит ветер.

- Главное, чтобы не было больших водопадов! – крикнул Керасп, когда они с грохотом приземлились.

Плот от удара ушел под воду, но тут же вынырнул, заставив мантикору недовольно затрясти головой. Вращение уменьшилось, но корни, которыми были связаны бревна, явно начинали сдавать позиции.

- Выравнивай его! – заорала Агва, опуская в воду шест.

Ха-Райя видел, как в момент соприкосновения с землей шест едва не вырвало из рук стражника и укротительницы мантикор. Вращение начало замедляться. Вор поспешил на помощь, отмечая, что сил у него после приключений минувшего дня явно прибавилось.

- Отлично, теперь вставай с противоположной стороны и старайся предотвратить новое вращение, - крикнула Агва, когда плот удалось выровнять.

Преодолев еще с десяток ступеней реки, они приблизились к водопаду. Вернее, сначала услышали жуткий грохот, а затем увидели, что их ждет впереди. Мистиф активировал заклинание левитации. Остальным пришлось вцепиться в корни, связывающие бревна.

- Если плот не выдержит, то старайтесь держаться левой стороны реки. Так у нас будет шанс не потеряться и не разделиться! – успела крикнуть Агва за мгновение до падения.

От удара об воду плот развалился на части. Ха-Райя схватился за бревно, но понял, что его уносит к правой стороне. За спиной грохотала падающая вода, зато течение было не таким быстрым, как прежде. С ним можно было бороться.

- Впереди еще один водопад! – услышал вор надрывный голос Агвы и отпустил бревно, решив, что так ему будет проще уцелеть при падении.

Сопротивляться течению не было смысла. Ха-Райя отчетливо различил грохот падающей воды. Новый водопад был больше предыдущего как минимум в два раза. Первыми в туманную бездну, созданную водной взвесью, полетели бревна, развалившегося плота, затем диверсанты.

Ха-Райя извернулся в воздухе, как кошка, чтобы не упасть плашмя. Его затянуло глубоко под воду. Ноги достали до каменистого дна. От удара протоколы восприятия спутались, мешая сориентироваться. Несколько секунд невозможно было понять, где верх, а где низ. Затем Ха-Райя смог собраться, оттолкнулся ногами от дна и, помогая себе руками, выплыл на поверхность.


Рядом с ним плыла, высоко поднимая морду над водой, мантикора. Над ней парил чернокнижник.

- Удобно пристроился, - проворчал Ха-Райя, отплевываясь.

Мистиф не услышал его, зато огрызнулась мантикора, заставляя Ха-Райю держаться от нее подальше.

- Все целы? – проорал Тарос, едва вынырнув.

- Да! – отозвались спустя несколько секунд Гедер и Тим.

Закончив перекличку, диверсанты поплыли к берегу, на камни которого наползали волны неспокойного озера, образовавшегося под водопадом. Уходя под скалы, озеро питало резервуар в чертогах Старца, предназначенный для фидаинов и приближенных к Старцу персон.

- Кажется, в озере есть кто-то кроме нас! – закричал Тим, а через мгновение скрылся под водой.

- Тим! – заорал Тарос, первым выбравшийся на берег.

Рядом с ним стояли Гедер и Агва. Керасп и Ха-Райя оказались после падения дальше всех от берега, но, почувствовав опасность, поплыли быстрее.

- Тим! – Тарос поперхнулся, получив тычок под ребра от Агвы.

- Не забывай, что мы в стане врага, - цыкнула она.

Воды озера вспенились. Появился гигантский водоплавающий дракон, в лапах которого извивался Тим. Тарос и Гедер без лишних разговоров раскрутили над головами пращи. Два огненных камня попали дракону в голову. Чудовище взвыло, но тут же, в дополнение к выпущенным из пращи снарядам, прилетели два брошенных Ха-Райей ножа, угодив точно в раскрытую пасть. Дракон выбросил Тима, и нырнул под воду, ударив хвостом так сильно, что волна окатила диверсантов, а заодно и вынесла на берег молодого телеба.

- Как ты? – спросил Тарос, продолжая держать наготове пращу.

- Отделался испугом, - усмехнулся Тим. – Но в озеро лучше не соваться.

- Нам и не придется, - сказала Агва, указывая на каменную лестницу, ведущую в небольшую пещеру. – Завербованные лидером армии телебов фидаины говорили, что эта лестница выходит в тайные тоннели дворца Старца Голиафских гор.

- Ну так чего мы ждем? – вытаращил глаза Тим.

- Нужно выступать. Укротительницы и фидаины, обещавшие поддержать переворот, ждать не будут, - согласился с молодым телебом Тарос. – К тому же все мы вчера набрали немало бонусов и дополнительных способностей.

- Это точно! – оживился Тим.

Выхватив стилет, который дала ему Агва после того, как вендиго забрали у него меч, он начал вращать его с такой скоростью, что невозможно было уследить.

- Впечатляет? – с гордостью спросил Тим телебов. – Думаю, эта способность досталась мне бонусом за то, что убил вендиго. – Он повернулся к голиафцам. – А что у вас? Думаю, тоже должно быть что-то интересное. Тем более, что у вас есть возможность тонкой настройки способностей в комнате личных достижений… Нет, я конечно, не завидую… Все эти заморочки с тонкими настройками – скука смертная, но иногда… - Тим нахмурился. – Полезно порой узнать, какие новые способности ты получил… Я, например, сегодня только после того, как столкнулся с драконом, обнаружил новый навык… - Его вдруг осенило: – А что у тебя, Агва? Ты ведь теперь голиафка. У тебя появился доступ к комнате личных достижений?

- Да, но я не особенно разобралась, что там к чему.

- Житель Далеких земель до мозга костей? – расплылся в широкой улыбке Тим. – Сразу видно – наш человек.

- Ладно, хватит трепаться! – рявкнул Тарос. – Проверяем амуницию и выступаем!

Вскоре диверсанты поднялись по каменным ступеням, преодолели узкий тоннель и оказались перед секретной дверью, ведущей во дворец Старца Голиафских гор.

Глава десятая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web