Изабелла

/ Просмотров: 88631
Метки:

Скачать весь сборник "Желание верить"

Изабелла

Одаренные люди, получая свободное время, думают о том, чем бы заняться, заурядные личности думают о том, как это время убить.

Артур Шопенгауэр

1

Их было трое: художник, бездомный и рабочий…

Трое у Изабеллы. Сейчас. В этот отрезок времени. В этом воплощении.

Одного из них звали Трэвор. Он был среднего роста, худощав, с длинными сальными волосами и черными, как ночь глазами, которые, казалось, не смотрят на мир вокруг, а изучают его на ощупь, используя свой взгляд. Этот взгляд нравился Изабелле. Нравился запах художественных красок. Нравилась мастерская. Нравился даже небольшой витраж, который тек каждый раз, как только шел дождь. Дождь, который художник словно и не замечал, если только он не мешал ему рисовать. Кисть скользила по холсту, создавая очередной образ. Изабелла не двигалась. По мастерской гулял сквозняк. За окнами плыли серые облака. Скоро должен был начаться дождь, поэтому художник спешил – не говорил, не бросал ни одного лишнего взгляда, казалось, что даже не дышал. Его очаровывал процесс. Не девушка. Не Изабелла. Сейчас она была лишь сосудом. Красивым сосудом…

2

Бездомный. В подворотне возле китайского ресторана тихо и пахнет рыбой. Официанты-азиаты выбрасывают в контейнер отходы. Бездомные ждут. Дверь закрывается. Тишину разрывают споры и брань.

Джейкоб отыскал недоеденный кусок форели, сунул за пазуху, закричал, что ему ничего не досталось, завязал драку с мальчишкой, которому досталась початая бутылка саке, которую, скорее всего, выбросили по ошибке. Мальчишка закричал, зарычал, как животное. Джейкоб ударил мальчишку в лицо. Хрустнул сломавшийся нос. Мальчишка закричал еще сильнее, увидел, что дверь в ресторан снова открывается, стих, глотая слезы и кровь, сжался. Два азиата вынесли кастрюлю с сырой рыбой. Гнилостный запах заполнил контейнер. Вонючая слизь затекла Джейкобу за шиворот. Он вспомнил форель, крепче прижал ее к груди, начал выбираться из контейнера, нашел себе темный угол, забился в него, достал отвоеванную бутылку саке, открыл, вздрогнул, увидев Изабеллу, помялся, сделал глоток саке, протянул бутылку девушке.

- Все равно от тебя не отвяжешься! – проворчал недовольно он, но кусок форели решил не доставать.

3

Саймон. Рабочий. Иногда он пытался вспомнить, когда дал Изабелле ключи от своей квартиры. Несколько раз даже думал сменить замок, но ожидание заставляло его это не делать. Ты приходишь домой, раздеваешься, а в кровати тебя уже ждет женщина. Кожа смуглая и чистая. Глаза большие, не то серебристые и далекие, как месяц, не то чистые и доверчивые, как капля росы. И запах. Иногда это был запах полевых цветов, который напоминал ему о детстве, иногда запах грозы, который так часто заставлял откладывать высотные работы на стройке.

- Ну, так и будешь стоять? – спрашивала его Изабелла, и в голове не оставалось уже ничего, кроме запахов свободы и желания.

4

Дождь стучится в окна. Художник улыбается. Изабелле нравится его улыбка. Витраж протекает, и вода капает в подставленные ведра и тазы. Мольберт горбатится в сухой части мастерской среди света и тепла. Но мольберт уже за спиной художника.

- Трэвор, - начала Изабелла, сбрасывая с плеч шелковый шарф.

По мастерской все еще гуляет сквозняк. Кожа покрыта мурашками. Соски твердые.

- Не сейчас. - Художник улыбается, протягивает ей платье, смотрит, как она одевается – стоит в стороне, в тени, словно чужой и гладит взглядом стройное тело.

Где-то далеко слышится раскатистый гром. Воздух наэлектризован. Сырое такси везет их по залитым дождем улицам. Ресторан почти пуст. Играет джазовый оркестр. Дешевый оркестр. Дешевый джаз-бэнд. Дешевое вино.

- Хочешь напоить меня? – шутит Изабелла.

- Хочу просто смотреть, - говорит художник.

Тени играют на тонких линиях женского лица. Звуки музыки извиваются, ласкают желанное тело.

- Разве ты не хочешь взять меня? - спрашивает Изабелла, неспешно потягивая дешевое вино.

- Я уже беру, - улыбается Трэвор. – Беру больше, чем ты можешь мне дать.

5

Джейкоб. Все приюты закрыты, и ему приходится жаться к теплой трубе, которая выходит из земли, словно дар божий, в том месте, куда не долетают крупные капли дождя. Но одежда уже успела промокнуть. Озноб пробирается под кожу. Джейкоб достает остатки саке, пьет. Кто-то крадется. Рядом, осторожно. Спрятать бутылку. Джейкоб обнимает теплую трубу. Если бы можно было спрятать и ее, то он сделал бы это непременно.

- Не бойся, - говорит ему Изабелла, опускаясь рядом с ним на колени.

- Я замерз, - шепчет Джейкоб.

- Я знаю.

Изабелла обнимает его. Ее руки забираются ему под одежду, ласкают его тело.

- Доверься мне, - шепчет она Джейкобу.

Они допивают оставшееся саке. Секс согревает. Рядом трется черная промокшая кошка. Джейкоб закрывает глаза, засыпает, слушая дождь, чувствуя горячее дыхание Изабеллы на своем лице.

- Уже теплее? – шепчет она ему на ухо, но он уже спит. Спит крепко.

6

Воскресное утро крадется в не зашторенные окна. На стеклах все еще висят серебряные капли дождя. Изабелла спит поверх одеял. Полные губы приоткрыты. Саймон смотрит, как она улыбается сквозь сон. На щеках появляются едва заметные ямочки. Саймон закуривает. Дым пробуждает Изабеллу. Она открывает глаза, смотрит на своего любовника, сонно улыбается ему. Он молчит.

- Мне уйти? – спрашивает его Изабелла. В ее голосе нет ни обиды, ни смущения.

Саймон кивает.

- Совсем? – спрашивает Изабелла. Она поднимается с кровати. Рассвет ласкает ее тело, обнимает его, скользит тенями по бархатистой коже.

- Я не знаю, - говорит Саймон. Нагота Изабеллы возбуждает.

- Хочешь, чтобы я вернулась в кровать?

Саймон кивает, тонет в утренней истоме, снова закуривает и ждет, когда Изабелла уйдет.

- Тебе оставить ключи? – спрашивает она в дверях.

Саймон вздрагивает, спешно качает головой.

- Тогда я вернусь, - обещает Изабелла.

Дверь закрывается. Тишина сводит с ума. «А что если она уже не вернется?» - спрашивает себя Саймон. Страх заполняет грудь. Он выбегает на лестничную площадку. Слушает. Лифт молчит. По лестнице стучат каблуки.

- Изабелла! – кричит Саймон.

Она ждет его, отдается ему на лестнице. Он молчит, снова хочет, чтобы она ушла. Изабелла гладит его по щеке, улыбается. На лестнице пахнет бетоном и сексом.

- Что смешного? – спрашивает Саймон.

Изабелла качает головой. Смех ее становится громче.

- Я спрашиваю, что смешного?! – кричит Саймон, встряхивая ее за плечи. Изабелла вырывается из его рук, падает вниз, катится по лестнице, замирает. Саймон видит ее глаза – стеклянные, мертвые.

«Никто не видел», - говорит он себе, закрываясь в своей квартире.

- Ничего не видел, - говорит он, открывая дверь офицеру.

7

В цветочном магазине тесно. На губах молодой продавщицы застыла профессиональная улыбка. Она видит лица покупателей, но не видит их рук, опущенных ниже пояса.

- Думаешь, она знает, чем мы занимаемся? – спрашивает Изабелла художника.

- Думаешь, она никогда не занимается этим сама? – спрашивает он.

- Сомневаюсь что здесь и так, - смеется Изабелла.

Продавщица смотрит на букет в руках Изабеллы и тоже смеется, одобряя выбор.

- Нарисуешь меня с этими цветами? – спрашивает Изабелла.

- Может быть, - художник неловко застегивает брюки.

- Ты так и не кончил? – спрашивает Изабелла, одергивая юбку.

- Не люблю быть сытым, - смеется художник, расплачиваясь за букет.

Продавщица не понимает, но смеется в ответ.

8

Саке закончилось, и Джейкоб вспоминает те дни, когда бутылка была почти полной. Ночи стали прохладными, и ему пришлось перебраться под мост, где в железных баках бездомные жгут костры. Черная копоть согревает, но от нее появляется кашель. Мокрый кашель с черными сгустками слизи.

- Вот. Держи. Я принесла тебе выпить, - говорит Изабелла, присаживаясь на грязное одеяло рядом с Джейкобом.

Он кивает, берет у нее бутылку водки, пьет. Ему нет дела до того, почему Изабелла приходит. Он даже не знает ее имени. Ему все равно. И если ее завтра не станет, то… Джейкоб взбалтывает оставшуюся в бутылке водку.

- Хочешь заняться сексом? – спрашивает его Изабелла.

- Хочу спать, - говорит Джейкоб, сворачивается клубком, засыпает у нее на коленях, чувствуя, как она гладит его спутанные, грязные волосы.

9

Саймон. Воскресное утро. Пробуждение от того, что кто-то открывает дверь своим ключом.

Открыть глаза. Поднять голову.

На пороге Изабелла.

- Но ты же умерла! – шепчет Саймон, слыша, как дрожит его голос, чувствуя, как дрожит его тело.

Изабелла улыбается, подходит к кровати.

- Убирайся! – кричит ей Саймон.

Платье падает с ее плеч, скользит по бархатистой коже.

- Ненавижу тебя! – Саймон начинает метаться по квартире, пытаясь скрыться, спрятаться, сбежать. – Ненавижу!

А соседи за стеной уже вызывают неотложку, и санитары готовят шприцы с аминазином.

Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей