Кара за хебрис. Глава 2.2

/ Просмотров: 12

Кара за хебрис

Оглавление

Глава вторая

Слышишь? Кто-то стучит в твою дверь. Думаешь, снова старик? А если нет? Может, Нолан? Сердце начинает биться сильнее. Прямо как в студенческие времена, когда мимо проходит блондинка с теннисной ракеткой и в лимонной кофточке натянутой острыми сосками небольшой груди. Но ты уже давно не студент… «Тук-тук-тук!» Кто-то, видно, очень настойчив.

- Кто вы? – спрашиваешь ты незнакомца, застывшего на пороге. Он называет твое имя, входит в номер и закрывает дверь. – Вас послал Нолан?

- Может быть, – незнакомец выглядывает в окно. – Старик не должен нас видеть вместе.

- Мне кажется, он хьюмер.

- И не только он, – незнакомец протягивает тебе руку. – Меня зовут Абернати, мистер Арвал. И если вы хотите покинуть эту планету, то нам нужно немедленно уходить отсюда, – он смотрит на открытый чемодан. – И не волнуйтесь насчет денег, я их уже забрал.

- А Мэдж? – спрашиваешь ты.

- Баба, которой вы проломили череп? – Абернати улыбается и рассказывает тебе о Тиборе. – Я два часа ждал, пока они не отключатся в том сарае, – он достает сигарету и закуривает. – Прямо, как люди, мать их!

Ты соглашаешься. Наливаешь себе водки и пьешь. Какого черта это все происходит с тобой?! Почему не может быть, как у всех?!

- Не туда, – говорит Абернати, когда вы выходите на улицу. Ты смотришь на свою машину. – Поедем на моей.

Вы пробираетесь сквозь сугробы к обледеневшему внедорожнику. Закоченевшие тела Тибора и Мэдж свалены на заднем сиденье. Не лежат, не находятся, а именно свалены. Как манекены, как рухлядь, которую никто не хотел перевозить в машине, но выбора не было.

- Почему они здесь? – спрашиваешь ты Абернати. Он заводит мотор и говорит, что забрал их, пока старик выгуливал свою собаку. – Это я помял вашу машину, – улыбается Абернати. – Думал, что вырулю, но не вырулил.

Отопитель гудит, наполняя салон теплым воздухом.

- Скоро начнет вонять, – Абернати кивает в сторону Мэдж и Тибора, смотрит на тебя и говорит, что никогда не понимал, как люди могут трахать этих железок.

- Я не знал, что она хьюмер, – говоришь ты.

- И даже не догадывались?

- Может, лишь в конце…

Абернати включает передачу. Двигатель урчит, проворачивая примерзшие колеса. Сигаретный дым режет глаза. Вспоминаешь Бартона. Ничего не чувствуешь. Просто вспоминаешь и все. Внедорожник подпрыгивает, выезжая на дорогу. Взлеты и падения.

- А что случилось с вашим другом? – спрашивает Абернати.

- Решил остаться.

- Остаться?! – Абернати хохочет. – Какой идиот, узнав правду об этой планете, решит остаться?!

- Влюбленный.

Смех Абернати становится громче, и ты улыбаешься вместе с ним…

Темнеет. Снова начинается метель, заметая следы. Ты сидишь в машине и смотришь, как Абернати копает в сугробе могилу для Тибора и Мэдж.

- Помоги мне, – говорит он, вытаскивая тела-манекены.

Вы несете Мэдж, и ее голая грудь упирается тебе в лицо. Холодная и твердая. Ничего общего с тем, что было раньше… Она падает на дно снежной ямы поверх тела Тибора.

- Думаю, их никогда не найдут здесь, – говорит Абернати.

- У нее был муж, – говоришь ты.

- Электронный? – Абернати смеется.

- И дети.

- К черту! – он сует тебе в руки лопату. – Закапывайте, мистер Арвал!

- Почему я?

- А я почему? – он улыбается. – К тому же это была ваша любовница.

***

Знаешь, все это, как «Божественное безумие» у Роджера Желязны. Жизнь катится вперед в каком-то перевернутом движении обратно. «И-318» покидает Крит, а ты лежишь в каюте и думаешь, что когда-то все это уже было. Но это не дежа-вю. Нет. Выпитое вино снова заполняет бутылки. Выкуренные сигареты возвращаются в пачки. Даже женщины и те, кажется, готовы вернуть излитое тобой в них семя обратно…

- Проснитесь, мистер Арвал! – говорит Нолан.

Ты открываешь глаза и видишь фотографию жены и дочери.

- Что это?

- Ваша семья, – Нолан пожимает плечами. – Абернати случайно прихватил вместе с деньгами из вашего чемодана.

Ты берешь фотографию и убираешь в карман. Капитан говорит, что через пару дней вы зайдете для загрузки на Эрех, и ты сможешь пересесть на пассажирский корабль.

- Вы уже решили, куда отправитесь? – спрашивает он.

Ты рассказываешь о Ферри и его планете.

- Так в чем проблема?! – говорит Капитан.

- Ферри-то нет, – объясняешь ты.

- И что? – капитан снисходительно улыбается. – Или же вам жизненно необходим кто-то вроде доктора Милта? Тот, кто будет решать за вас все, что не касается вашей работы?

- Я всего лишь инженер, – говоришь ты.

- Причем очень хороший инженер, если судить по той работе, которую вы проделали на Крите, мистер Арвал. Нужно только перестать считать себя особенным. Пусть особенными будут ваши поступки и творения. А вы… вы самый обыкновенный. Примите это, иначе во всей вселенной не найдется ни одной планеты, где вы сможете задержаться дольше, чем срок востребованности вашего таланта.

- Там, на Крите, – говоришь ты, – вы сказали, что знаете меня, лучше, чем я сам. Что это значит?

- Ничего, мистер Арвал. Ничего, потому что вы все еще ждете очередного доктора Милта и «золотую зажигалку», которой можно сжечь свое прошлое.

- Иногда это единственное, что остается, – говоришь ты и наливаешь себе выпить. – Иногда это единственное…


***

Космопорт Эреха гудит своей маленькой суетной жизнью. Купи у местного торговца брошюру об этой планете, дождись, когда автомат выплюнет заказанный стакан дешевого синтетического кофе, и постарайся ни о чем не думать. Просто читай и пей кофе. Войны, пейзажи. Войны, пейзажи. Войны, пейзажи… Даже странно как-то. Непонятно, чем больше гордятся жители Эреха: ядерными бомбами или дикими лесами. Четыре великих войны. Четыре великих заповедника. Сто сорок разновидностей самого популярного оружия. Сто сорок наименований вымирающих животных, которых удалось спасти. Треть планеты выжжена и превращена в пустыню. Треть планеты спасена и превращена в заповедники. Допей кофе и подумай: где же, черт возьми, находишься ты?!

- Мы на оставшейся трети, – говорит торговец, у которого ты покупал брошюру.

Купи универсальный переводчик и выйди в город. Правда, похоже на один большой базар? Все кипит. Все движется. Тысячи голосов сливаются в один нескончаемый гам. Переводчик надрывается, оглушая левое ухо. Как он настраивается? На зеленом дисплее какая-то надпись на незнакомом языке. Нужно вернуться и спросить торговца, но в космопорт уже не пускают.

- Нужно купить билет, – говорит солдат в грязно-серой форме.

- На кой черт мне билет?! Мне нужен торговец.

- Без билета нельзя.

- Послушайте, – ты видишь на левом ухе солдата такой же переводчик, как у тебя. Показываешь ему свой. – Помогите мне настроить его.

- Либо покупай билет, либо пошел прочь!

- Всего лишь настроить…

Ты падаешь на колени, сгибаясь от удара прикладом винтовки в живот. Закрываешь руками голову, ожидая новых ударов, но солдат просто стоит и смотрит куда-то сквозь тебя, словно ничего и не было. Толпа оборванцев, размахивая билетами, проходит в здание космопорта. Тебя окутывает облако пыли, набивается в рот… Ты идешь между торговых рядов. Выбери холодную бутылку минералки. Теперь яблоко (Или что это такое?) Жар и гам плавят мозг.

- Купите девочку! – цепляется к тебе кривоногий карлик. Вот шлюхи, похоже, везде одинаковые.

Обритый наголо мальчишка лет семи бросается тебе в ноги и начинает начищать ботинки.

- Три монеты! Три монеты! – кричит он, требуя плату за свой труд.

Бегущие и кричащие люди обходят вас стороной. Это прямо как «Касабланка» Томаса Диша или, если ты решишь остаться - «Спуск». Чуть зазеваешься и все! Бесконечная вереница эскалаторов несет тебя вниз, и нет шанса вернуться назад. Бежать, кричать, сходить с ума – эскалаторам все равно. Ты можешь либо продолжать спуск, надеясь, что там тебя ждет спасение, либо остаться и сдохнуть на одной из площадок между эскалаторами. И знаешь в чем вся фишка? Когда ты начнешь падать, ничто уже не будет иметь значения. Ничто.

- Вы турист? – спрашивает тебя светловолосая девушка в прозрачном платье и темными от пота подмышками.

Ты киваешь и почему-то сравниваешь ее с Прис. Какой яблоневый сад?! Какие мечты?! Разве это все было с тобой?!

- Вот! – девушка показывает на тяжелые корзины с продуктами и какими-то тряпками. – Помогите мне отнести их домой, и обещаю накормить вас обедом и показать город.

Вы проталкиваетесь сквозь бесконечные толпы и спускаетесь в переход через улицу. Мочевой пузырь предательски напоминает о выпитой минералке.

- Где здесь туалет? – спрашиваешь девушку.

- Везде! – смеется она и обещает, что не будет подглядывать. – Вы, туристы, такие забавные, – говорит девушка, когда ты снова поднимаешь корзины.

Вы выныриваете на улицу. Машин на дорогах так много, что ты едва можешь дышать. Жара и выхлопные газы. Мухи и пот. Крики и надрывающиеся клаксоны… «Может, на Крите было не так уж и плохо?» – думаешь ты… Вот оно! Чувствуешь? Прошлое наступает на пятки. И где, черт возьми, раздобыть ту «золотую зажигалку», которой можно сжечь все мосты?!

Кухня. Ты ставишь корзины на пол и понимаешь, что места здесь хватает либо для тебя, либо для корзин.

- Я сейчас все уберу, – говорит девушка и спешно распихивает по навесным шкафам продукты. Кондиционер работает, но за окнами слишком жарко. – Ты тоже приехал, чтобы посмеяться над уродцами из Рудо? – спрашивает девушка.

- Нет,– говоришь ты. – А что за Рудо?

- Треть планеты, куда упало больше всего бомб.

- Я думал, там никто не живет.

- Еще как живут, – девушка включает электрическую плиту. – Сделать тебе омлет?

- Лучше чего-нибудь холодного.

Она открывает холодильник.

– Так ты точно здесь не ради уродцев?

Ты уверяешь ее, что нет.

- Это хорошо, а то приезжают всякие умники, словно у нас не планета, а зоопарк какой-то!

- Я видел и похуже, – говоришь ты.

- Правда?

- Я не хочу об этом рассказывать.

- А я и не хочу слушать, – она достает две бутылки пива.

Спроси: нет ли чего покрепче?

- Еще слишком рано, - говорит она.

- Мне можно.

- Это еще почему?

Ты вспоминаешь Нолана и молчишь…

- Здесь можно найти работу? – спрашиваешь ты во время обещанной экскурсии.

- Здесь можно найти все, что угодно! – смеется девушка. – Неужели ты хочешь остаться?

- Может быть.

- А что ты умеешь делать?

- Строить.

- А еще?

- Что значит: еще?

- Ну, что-нибудь. Вот я, например, могу работать секретарем, продавцом, швеей. Могу даже стать уборщицей, если придется. А ты?

- Не знаю. Думаю, уборщик из меня не получится.

- Ой, это совсем не сложно! – она сжимает твою руку, прощупывает мускулы. – К тому же ты не хиляк. Можешь, если что устроиться на рынок. Там всегда требуются грузчики. У меня есть подруга, так у нее семилетний сын зарабатывает, как взрослый, начищая туристам ботинки. Главное хотеть, а остальное приложится. Понимаешь?

Ты смотришь на нее и говоришь, что сейчас, пожалуй, самое время выпить водки…

Пьяные и счастливые вы целуетесь в каком-то душном баре, под музыку далекую от понимания цивилизованного человека. Ты запускаешь руку под мокрую от пота блузку. Нащупываешь одну грудь, вторую, третью…

- Что это?! – спрашиваешь ты, сразу трезвея.

- Слишком много бомб, – говорит девушка. – Но если заработать достаточно денег и перебраться на другую планету, то дети могут родиться нормальными, – она обнимает тебя за шею и рассказывает о третьей части планеты, где живут такие уродцы, что страшно даже представить. – Если дети родятся недееспособными…

«Тук. Тук. Тук», - стучится прошлое в твою дверь безумием. Зачем ты оставил Прис?! Зачем ты закопал Мэдж?! Зачем?! Зачем?! Зачем?! Вот ради этого! Ты смеешься.

- Я строил целые города, бросая вызов вселенскому холоду и вакууму! Я получил самое лучшее образование, которое можно получить в этой вселенной! – кричишь ты оторопевшей девушке. – И я говорю тебе: я – инженер, а не уборщик, грузчик, и уже тем более не мальчишка на рынке, который чистит туристам ботинки!

- Так я не нравлюсь тебе? – тупо спрашивает она, и ты понимаешь, что все это бесполезно.

Выйди на улицу. Поймай рикшу (Или как это здесь называется?) и возвращайся в космопорт.

- Я – инженер, черт возьми! Я – инженер…

***

Камик. Осторожно, словно младенец, который делает первый шаг, ты ступаешь на эту планету. Представь Лу Армстронга в далеком тысяча девятьсот шестьдесят девятом. Наверное, он чувствовал то же самое. Но ты не Армстронг, а это не луна. Остается верить Ферри. Верить, что это одна из лучших планет в галактике. Зал ожидания местного космопорта. Тишина, порядок и блеск идеальной чистоты. После Эреха даже не верится, что такое возможно. И никаких наречий. Лишь знакомый язык и ухоженные лица. Чуть больше улыбок и можно поверить, что это Афин.

Выйди на улицу и поймай такси. Электронный водитель по-механически вежлив. Всего лишь машина в машине и никаких иллюзий, ни каких хьюмеров. Ты едешь через весь город и недоверчиво вглядываешься в лица прохожих. После Крита сложно доверять своим глазам, но ты пытаешься. И снова тишина, но уже не космопорта, а гостиничного номера. Закажи пару журналов и обед. Прими душ. Пролистай журналы и определись, какую одежду лучше купить. Выбери хорошее ателье. Закажи костюм. День, второй, третий…

Ты сидишь в приемной и ждешь своей очереди. Заместитель министра строительства и архитектуры Хатдат обещает позвонить тебе после разговора с Йолом. Возвращаешься в гостиницу и ждешь. Звонок раздается вечером. Хатдат говорит, что тебе назначено на девять утра. Приезжаешь за пятнадцать минут до встречи. Охранник тщательно проверяет документы.

- Вас ожидают, – говорит секретарь.

Входишь и прикрываешь за собой дверь.

***

Скал – естественный спутник Камика. Один из трех спутников. Ты строишь на нем космопорт и гостиницу для экипажей грузовых кораблей. Жена Хатдата лежит в твоей постели и говорит, что если ты разрушишь карьеру ее мужа, то она либо убьет тебя, либо заставит жениться на ней.

- Знаешь, Манола, - говоришь ты, передавая ей стакан скотча, - на Крите один знакомый дал мне очень хороший совет: никогда не придумывай то, чего на самом деле нет.

- А разве между нами совсем ничего нет? – говорит она, и морщинок в уголках ее глаз становится больше.

Ей тридцать шесть. Тебе тридцать два. Хатдату шестьдесят четыре.

- Ты постареешь, и я найду другую, – говоришь ей.

- Я тебе не позволю, – говорит она.

- Хотел бы я знать как, – ты пьешь и ни о чем не думаешь. Просто пьешь и продолжаешь этот ничего не значащий разговор.

- Я рожу тебе ребенка, – говорит Манола.

- У тебя их уже двое, – глоток скотча.

- Но не от тебя.

Еще глоток. Манола забирает у тебя стакан. Целует в губы.

- Начнем прямо сейчас? – спрашивает она.

Думаешь о Хатдате.

- Он уже давно ни на что не способен, – Манола улыбается. – Понимаешь, о чем я?


***

Корра, дочь Йола. Почему ты всегда влюбляешься в тех, кто хоть немного напоминает тебе Прис? Зайди в детскую и посмотри на своего сына. Ему четыре, и он, как две капли воды, похож на тебя. От Манолы досталось лишь черное родимое пятно на шее. Корра встречает вас на улице и говорит, что у тебя в этом талант.

- В чем? – спрашиваешь ты.

- В детях, – она смеется как Прис. Или это уже Прис смеется, как Корра в твоей голове, потому что спустя столько лет память почти стерла ее лицо. Даже во снах. – Почему ты избегаешь меня? – спрашивает Корра.

- Я не избегаю тебя.

- Но ты не хочешь меня, – она смотрит на тебя и улыбается. Молодая. Хрупкая.

Йол управляет Камиком, но не может управлять своей дочерью. Ты доверяешь своей жене, но не можешь доверять себе. Извечная ирония. Талос тянет тебя за штанину и говорит, что ты обещал купить ему мороженое.

- Пойдем, я куплю, – говорит Корра.

Ты стоишь и смотришь, как твоя потенциальная любовница кормит сына твоей официальной жены. Слышишь, как они смеются? Может быть, Верн был прав, и в жизни действительно есть много вещей, которые лучше никогда не делать?

- Глупости! – говорит Корра. – Начнешь сомневаться хоть раз и превратишься в неудачника.

- Я не сомневаюсь.

- Врешь!

- Я думаю о Маноле.

- А она хочет, чтобы ты стал неудачником. Думаешь, если ты ее бросишь, ей удастся снова так удачно выскочить замуж?

- Она старше тебя вдвое.

- И что?! – Корра спрашивает, сколько у тебя было женщин.

- Не помню.

- Вот видишь. Значит, ты еще не так стар. Вот когда начнешь считать, предаваясь воспоминаниям, тогда все – конец, – она улыбается. – Знаешь, почему Хатдат повесился?

- Потому что я забрал у него всю его жизнь.

- Нет, – Корра продолжает улыбаться, не обращая внимания на твою хмурость. – Потому что, когда ему нужна была помощь и поддержка близкого человека, его жена лежала в твоей постели и строила свое светлое будущее. Не думай, что когда помощь понадобится тебе, она поступит иначе…

***

И снова прошлое. Ты стоишь на красном ковре в овальном кабинете, и Йол говорит, что Крит требует выдать тебя их службам.

- Я ничего не сделал, – говоришь ты. – Если, конечно, не считать незаконного бегства.

Йол говорит про Мэдж.

- Она была хьюмером.

- Кем?

- Роботом, которых доктор Милт выдает за людей.

- И ты убил ее?

- Случайность.

- А как насчет Афина? Там тоже была случайность?

Ты молчишь. Прошлое стучится в двери. «Тук. Тук. Тук». Пока еще робко, но скоро оно начнет барабанить. Обязательно начнет. Бежать. Спасаться. Как там называлась планета, на которой Бартон едва не женился на дикарке?

- Что будет, если я выдам тебя Криту? – спрашивает Йол.

- Я не буду больше работать на них, – говоришь ты.

- И это все? – Йол сверлит тебя взглядом. – Думаешь, они хотят вернуть тебя лишь для этого?

- Уверен.

Вечер.

- Можешь не волноваться, – говорит Корра. – Отец не настолько глуп, чтобы разбрасываться такими специалистами, как ты. К тому же, если он решит выдать тебя Криту, то я скажу, что полечу с тобой.

- Думаешь, на него это подействует?

- Не знаю, но я все равно полечу.

Ночь.

- У тебя неприятности? – спрашивает Манола.

- Не знаю.

- Не знаешь или не хочешь говорить?

Ты молчишь. Она поднимается с кровати и уходит спать в другую комнату.

Утро.

- Работаем по плану? – спрашивает помощник Допс.

Ты вспоминаешь Хатдата. Вспоминаешь, как был его помощником и как занял его место.

- Я занимаю эту должность не потому, что подсидел своего предшественника, а потому что был на порядок умнее его, – говоришь ты Допсу.

- Конечно, конечно, – говорит Допс. – Так мы работаем по плану?

День.

- Какого черта ты напился?! – говорит Корра, сажает тебя в машину и везет домой.

Вечер.

- Разберись в себе! – говорит Манола, намекая на твои несуществующие отношения с Коррой, и заявляет, что теперь ты будешь спать один.

Ночь.

- Сердце женщины тверже, чем камень, – говорит Бартон, трахая Прис. Или Корру? Или Манолу? Или вообще всех женщин, к которым ты испытывал когда-то чувства.

- Это сон! – смеешься ты ему в лицо. – Это просто чертов сон!

***

Манола уходит через две недели после начавшегося безумия. Забирает детей и уезжает к родителям.

- Я собираюсь встретиться с доктором Милтом, – говорит тебе Йол.

- Он хьюмер, – говоришь ему ты.

- Это не важно.

- Черт…

Вернись в опустевший дом и представь свое будущее. Теперь спроси себя: какого дьявола ты это делаешь?! Выйди на улицу. Назови роботу-таксисту адрес космопорта. Интересно, Йол уже приставил к тебе своих агентов, или ему плевать, и если ты сбежишь, то сделаешь только лучше?

Зайди в бар. Ни одного капитана. По крайней мере приличного. Видишь того бородатого за дальним столиком? Если ты даже уговоришь его вывести тебя с этой планеты, то он, скорее всего, убьет тебя, как только корабль совершит гиперпрыжок, и заберет твои деньги. Хотя Нолан тоже был не из числа благородных наружностью. И что это? Сомнения?

Сядь за стойку и закажи выпить. Вспомни капитана «И-318»: «Когда-нибудь, вам будет некуда бежать, мистер Арвал. Придется остановиться и взглянуть правде в глаза. Как вы думаете, хватит у вас сил для подобного?» И что ты ответил ему? Не помнишь? Да, прошлое всегда горит слишком быстро.

- Ваш заказ, мистер, – говорит бармен.

Ты смотришь на стакан с зеленой люминесцирующей жидкостью и спрашиваешь: что это?

- Ваш заказ, – повторяет бармен.

Ты хочешь сказать, что не заказывал этого, но не говоришь. Так всегда. Неизвестность никогда не приходит в одиночку. Как землетрясение не разрушает один дом, а повергает в руины целый город, так и неизвестность. Если ты позволил ей схватить себя за шиворот, то перестань удивляться, что за одним домом рушится другой. Поэтому возьми стакан и выпей. Неплохо. «Вот лицо моей правды, мистер Нолан». «И куда теперь?» – спрашивает вымышленный капитан. «А черт его знает!» – реальность вздрагивает. Выпитая зеленая жижа всасывается в кровь, доходит до мозга и: «Бум! Бум! Бум! Бум!» «На твоем месте я бы выбрал смерть», – говорит капитан. «Смерть! Смерть! Смерть! Смерть!» Чертова жижа! Повесившийся Хатдат раскачивается на веревке, а Манола стоит возле него и качает головой: «Вот кретин! Вот кретин! Вот кретин!» «Заткнись!» –говоришь ей ты. «Я рожу тебе ребенка». «Заткнись!». «Я рожу». «Заткнись! Заткнись! Заткнись!»… «Почему ты оставил меня?» – спрашивает Ферри. «Потому что ты кретин!». «Вот кретин. Вот кретин. Вот кретин». «Я сказал тебе заткнуться!» – говоришь ты Маноле. «Поедем собирать бананы! – смеется Верн. – Бананы! Бананы! Бананы!»

***

«Когда впереди долгий путь, знать наверняка менее больно, чем просто ждать и надеяться».

Роджер Желязны «Вспышка».

Открываешь глаза и пытаешься понять, где ты находишься.

- Уже проснулся? – Мурлыкает женщина справа.

Поворачиваешь голову и смотришь на нее.

- У нас что-то было?

- Ты спрашиваешь, потому что не хочешь платить или потому что не хочешь помнить?

- Наверное, помнить.

- Значит, не было.

Заплати и выйди на улицу. Где ты, черт возьми? Неужели на Камике есть такие грязные и запущенные кварталы?!

- Всего две монеты! – канючит какая-то шлюха очередного клиента. – Всего две монеты! – Дьявол! Это даже меньше, чем брал семилетний мальчишка на Эрехе за чистку ботинок!

Где-то захлебывается плачем младенец. Где-то лает собака. Взлохмаченная женщина открывает окно и выливает помои прямо на улицу. Стая голубей, воркуя, клюет объедки. Драный кот трется о твои ноги.

- Пошел прочь! – говоришь ему ты.

- Не смейте трогать его! – кричит тебе девочка лет пяти.

Она бежит через улицу, путаясь в безразмерной юбке. Высокие каблуки больших красных туфель цокают по выщербленному бетону. Девочка хватает драного кота, прижимает к груди и шипит на тебя беззубым ртом.

- Не смей! Не смей! Не смей!

- А ну иди сюда! – кричит ей одна из шлюх. – Я что тебе говорила: никогда не выходи на улицу, пока я работаю!

- Я за котом!

- И не надевай мои вещи! – Затрещина. Плачь.

Девочка бежит через дорогу, таща за собой кота и глотая слезы. Кто-то готовит обед. Холестерин таки просто брызжет в открытое окно. «Даю всем», – надпись красной краской на стене под окном.

- Всего две монеты! – цепляется к тебе шлюха.

Ржавый пикап останавливается у обочины.

- Подождите! – кричишь водителю.

- Теперь паромом, – говорит он, останавливаясь у причала.

Цивилизованный город сверкает на другой стороне огромного озера, которое создал здесь ты. Черт! Сверху все выглядело совсем по-другому. Сверху и на макетах. Даже в действительности, но на другой стороне. Словно линия вдоль гротеска, приводящая в абсолют его неизменные части.

- Двенадцать монет, – говорит паромщик и недовольно поглядывает на часы.

Вспоминаешь шлюху: «Всего две монеты! Всего две».

- Интересно, кто-нибудь пользуется этим паромом?

- Они, – махает паромщик рукой в сторону глянцевого города. И это лицо твоей правды.

Сидишь и слушаешь, как гудит электромотор. За бортом журчат голубые воды. Хорошо еще никто не называет тебя чужим именем и не навьючивает не принадлежащую тебе жизнь, как в «Азиатском береге» Томаса Диша, а то этот паром никогда бы не вернул тебя в твой мир, и там, на глянцевом берегу, тебя ждал бы берег, который ты только что покинул и женщина с детьми, которых ты никогда не растил, но обречен считать своими…

***

Дом. Милый дом. Хотя ну его к черту! Здесь всегда было слишком много окон, чтобы их открывать каждое утро и закрывать каждый вечер… Да. Причины всегда найдутся, было бы желание. Башмак судьбы из крокодильей кожи летит и попадает тебе прямо в задницу, добавляя ускорения. «Беги, Форест, беги! Стой, Форест, стой!» Вот так всегда и бывает. Взлеты и падения. Как лифт, который поднял тысячу человек, а на тысяча первом сломался. Идешь по лестнице и ненавидишь лифт, а ведь он, черт возьми, мог рухнуть вместе с тобой. Понимаешь? Так и жизнь. Главное не сомневаться. Корра права. Позволишь себе усомниться хоть раз и превратишься в неудачника. Поэтому собирай вещи и отправляйся в космопорт. Здесь тебя больше ничто не держит.

Глава третья

Глава третья


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web