Комната под зимним садом

Скачать сборник

Комнта под зимним садом

1

Он был писателем – Джером Малкович. Так, по крайней мере, ему казалось с детства. Позже, в этом его убедила пресса. Даже критики и те, словно сговорились хвалить его… И казалось, что так будет всегда. Всю жизнь… Но потом что-то сломалось, в голове. Словно кто-то переключил невидимый тумблер. «Нужно просто расслабиться», - решил Малкович.

- Нужно просто немного отвлечься, - сказал он своей жене.

- Хорошо, - сказала Бриджит, выждала полтора года, поняла, что лучше уже ничего не будет, и подала на развод.

На процессе Малкович в основном молчал, да лишь изредка жаловался то на тяжелое похмелье, то на очередную женщину, с которой провел ночь.

- Ты понимаешь, что топишь нас? – шипела на него адвокат по разводам Эмили Уотсон.

Малкович кивал, спрашивал какого размера у нее грудь, признавался, что все еще немного пьян или под кайфом. Эмили оглядывалась, давала ему затрещину.

- Ты хуже моего ребенка! – шипела она на него.

Малкович соглашался, тем более что девочка ему действительно нравилась.

- Ей семь, ее зовут Джуди, и вчера она спрашивала должна ли теперь называть меня папой, - говорил он, видел, как заливаются румянцем щеки Эмили и самодовольно улыбался.

2

Чувства пришли как-то внезапно, хотя Малкович предпочитал, чтобы это было вдохновение или хотя бы идея на рассказ. Встреча с женой была назначена на девять утра. Был воскресный день. Малкович проснулся в семь. Эмили еще спала. От нее пахло чем-то сладким. Малкович поймал себя на мысли, что хочет не сбежать, а остаться. По крайней мере, пока не пройдет это странное чувство… Он выкурил сигарету, заставил себя подняться, оделся, поймал такси…

В баре было душно, и Бриджит опаздывала. «Впрочем, как и всегда», - подумал Малкович, заказал себе выпить, затем еще и еще. Алкоголь не пьянил. Голова настырно оставалась трезвой.

- Начал пить с утра или продолжаешь с ночи? – спросила его Бриджит. На ней была надета черная мини-юбка. Чулок не было. Черные туфли на высоком каблуке. Шаг широкий.

- У тебя трусы видно, - подметил Малкович, когда бывшая жена села за стол.

- Тебя это беспокоит?

Он пожал плечами.

- А моему нравится, - сказала она.

- Хорошо.

- Ты-то в последний год совсем ничего не замечал.

- Жалеешь?

- Вот еще!

- Тогда хорошо.

Малкович поставил пару необходимых подписей.

- Не жалеешь, что отдал дом? – спросила Бриджит, уже как-то примирительно.

- Это меньшее, что я должен тебе за те пятнадцать лет, что ты меня терпела.

- Адвокат научила так говорить?

- Адвокат еще спит.

Бриджит нахмурилась, хотела сказать что-то еще, затем махнула рукой, ушла. Малкович смотрел ей вслед и ничего не чувствовал. За соседним столом сидела пара инженеров. Какое-то время Малкович слушал их разговор, затем поднялся, прошел мимо, качнувшись к их столу, извинился, сунул в карман украденный телефон. Никто ничего не заметил. Малкович вышел на улицу, выбросил украденный телефон в урну. Ничего: ни страха, ни раскаяния, ни гордости.

3

Идея съехаться пришла так же внезапно, как и чувства.

- Мы просто попробуем, - предупредила его Эмили. – И никаких разговоров о свадьбе и о том, чтобы завести общего ребенка.

- Согласен.

- Отлично! – Эмили прищурилась, смерила Малковича внимательным взглядом. – И никаких больше женщин на стороне.

- Согласен.

Малкович закурил.

Ближайшие пару недель они потратили на поиски нового дома. Эмили оживилась, похорошела. На бледных щеках появился румянец. И дом, который она выбирала…

- Ты словно собираешься прожить здесь всю жизнь, - подметил Малкович, когда они осматривали новый, еще пахнущий краской дом за чертой мегаполиса.

Эмили не ответила, больше, притворилась, что не услышала. Она ходила по дому и строила планы.

- Тебе все еще нужен свой кабинет? – спросила она Малковича.

Он смутился, затем осторожно кивнул.

- Тогда выбирай любую комнату, - предложила Эмили.

Малкович смутился еще больше.

- Или ты собираешься пить и жалеть себя до конца своих дней? – неожиданно ощерилась Эмили.

- Ты беременна? – на прямую спросил он.

Она выдержала его взгляд и сказала, да.

4

Следом за чувствами и новым домом пришла мысль, что удастся снова начать писать. Впервые за последние годы и на трезвую голову.

- Если хочешь, то можешь снять для этого где-нибудь квартиру или номер в отеле, - предложила Эмили.

Малкович долго хмурился.

- Пока мы не закончим ремонт в новом доме, - добавила Эмили.

Малкович нахмурился еще сильнее, но уже в этот же вечер позвонил знакомому агенту и попросил подыскать что-нибудь подходящее.

- Жена вытянула все деньги? – удивился агент, думая о своих процентах.

- Просто не нужно ничего яркого, - заворчал на него Малкович. – Скорее наоборот, для музы.

5

Старый отель был похож на замок снаружи и на дешевую ночлежку внутри. Одно крыло было закрыто и в нем ночевали бездомные. В другом крыле находился крытый зимний сад, в котором не сохранилось ни одного целого стекла и во время дождя его затапливало так сильно, что стены соседних номеров были покрыты плесенью. Большинство комнат были смежными. Номера разделены тонкой перегородкой. Толстая пожилая женщина по имени Тайра, которая вела Малковича к лучшим номерам, бесстыже перечисляла несуществующие преимущества отеля.

- Я беру, - сказал Малкович.

- Берете? – растерялась Тайра, получила деньги наличкой за месяц вперед и не смогла сдержать радостной улыбкой.

Улыбался и Малкович. Водка и сигареты помогли скоротать вечер. Постельное белье пахло пылью и плесенью, но было чистым. Малкович лежал на кровати, прислушиваясь, как засыпает отель – стихают крики и брань, голоса, смех. Ближе к полуночи он выбрался в коридор. С собой у него была початая бутылка водки и две пачки сигарет. Все как-то неестественно стихло. Малкович попробовал отыскать зимний сад. Под ногами трещали разбитые стекла, разваливались старые ковры. Малкович прошел вперед, попробовал открыть дверь в соседнее крыло, огляделся, убедился, что никто не наблюдает за ним, ударил ногой в замок. Подгнившая древесина хрустнула, сдалась.

Заброшенное крыло встретило его прохладой, ночной свежестью и далекими голосами. Малкович закурил.

Собравшиеся у старого камина бездомные замолчали, увидев чужака.

- У меня есть сигареты и водка, - сказал Малкович, подходя к огню, чтобы согреть руки, вытащил из кармана пару двадцаток, протянул ближайшему бездомному. – А если есть желание, то можно принести еще водки.

Парень схватил деньги, огляделся, получил согласие старших и побежал прочь. Малкович сел на его место, достал пачку сигарет, увидел протянутые грязные руки, раздал всем по сигарете. Пачка кончилась. Пришлось достать еще денег и отправить еще одного подростка за сигаретами.

6

- Богач? – спросила его молодая девушка, подсаживаясь рядом.

- С чего ты взяла?

- Ну, если бы ты обокрал кого-нибудь, то навряд ли стал раздавать так деньги, да и костюм у тебя дорогой…

Малкович прервал ее, представился.

- А я – Милли, - сказала девушка. Рука ее была теплой, ладонь немного влажная.

- Выпьешь? – предложил ей Малкович, достав початую бутылку водки.

Бездомные загудели.

- Вам сейчас принесут! – напомнил им Малкович.

- Сомневаюсь, что они станут тебя слушать, - сказала Милли.

- А мне плевать, - он выпил из бутылки, закрыл крышку.

- Кажется, ты предлагал выпить и мне, - сказала ему девушка.

Малкович кивнул. Она забрала у него бутылку.

- А ты умеешь пить, - подметил Малкович.

Милли кивнула, перевела дыхание, вернула бутылку. Лицо у нее было смуглым. Черные волосы коротко пострижены. Глаза большие, светлые.

- Давно ты здесь? – спросил ее Малкович.

- Пару месяцев.

- А до этого?

- Какая разница?! – девушка поморщилась, попросила у него сигарету.

Малкович снова выпил.

- У меня кризис, - сказал он, сам не зная зачем.

- У тебя, что? – растерялась Милли.

- Я писатель и у меня кризис.

- Ах, это… А то я уж испугалась, что это болезнь какая…

- Да. Смешно звучит.

- Я не шутила.

- Я, к сожалению, тоже.

Малкович выпил еще.

- У тебя есть семья? – спросила Милли.

- Не знаю.

- Вот и я не знаю, - вздохнула девушка.

- Пока смотришь, вроде и есть, а отвернулся – и уже совсем один.

Она взяла у него сигарету. Какое-то время они молчали. Вернулся бездомный, которого посылали за водкой. Ночлежка ожила, загудела. Кто-то пустил по кругу железную кружку. Когда очередь дошла до Малковича, он попытался отказаться.

- Если хочешь остаться здесь, то пей, - сказала ему Милли.

Он не стал спорить. Выпил один раз, другой. Огонь в камине стал более ярким. Звучавшие голоса начали казаться знакомыми. Малкович даже запомнил пару имен, перекинулся парой дружеских фраз, затем все как-то замерло, осталось только пламя в старом камине.

7

- Придумал что-нибудь? – спросила его Милли. Она снова сидела рядом, прижималась к нему.

- Ты это о чем?

- Ну, ты же – писатель.

- Тогда не придумал. - Малкович нахмурился.

Рука Милли ловко расстегнула ему ремень.

- Сколько тебе лет? – спросил Малкович.

- А это важно?

- Если я старше тебя вдвое, то да.

- Тогда скажи, сколько тебе.

- Тридцать семь.

- Значит все нормально. - Ее рука скользнула ему в брюки. – Нравится?

- Я же сказал мне тридцать семь, не семнадцать…

- Тогда пошли в кровать. - Она поднялась на ноги.

Старый матрац скрипнул. От него пахло плесенью и крысиным дерьмом.

- Хочешь быть сверху или уже слишком стар для этого? – спросила его Милли.

- Дело не в этом.

- Тогда в чем?

- У меня нет презерватива.

- Я не заразная.

- Может быть я. - Малкович заставил себя улыбнуться.

- Тогда давай по-другому. - Милли засуетилась, переворачиваясь в кровати. – Если ты, конечно, не брезгливый, - спросила она обернувшись.

Малкович качнул головой и начал расстегивать ей джинсы.

8

Утро. Скрип битого стекла. Звон цепей. Далекие голоса.

- Что ты здесь делаешь? – Услышал Малкович голос Милли.

Она соскочила с кровати, перебравшись через Малковича, словно его и не было. Перед лицом мелькнул треугольных черных волос. Зазвенела пряжка ремня.

- Какого черта, Рик? – зарычала Милли, натягивая джинсы.

- Я везде искал тебя, - сказал парень.

На вид ему было не больше двадцати. Кожаная куртка, увешанная цепями, вытертые джинсы, армейские ботинки… Малкович спешно заморгал глазами, увидев стальные шпоры на каблуках.

- Я не вернусь, Рик. Я не могу.

- Не можешь? – Он огляделся, пытаясь найти причину, увидел Малковича. – Из-за него? – Его взгляд скользнул по расстегнутым штанам, остановился на лице. – Но ведь это же старик!

- Он не старик! И дело не только в нем.

- Тогда в чем?

- Пожалуйста, уйди, Рик.

- Значит в нем.

Малкович увидел в руках Рика нож, спешно вскочил с кровати. Милли вскрикнула, попыталась встать между ними. Рик оттолкнул ее в сторону, навалился на Малковича, захрипел. Милли снова вскрикнула, схватила недопитую бутылку водки, ударила своего бывшего парня по голове. Бутылка разбилась. Малкович почувствовал, как на лицо ему течет водка и кровь. Рик обмяк.

- Я убила его? – спросила Милли как-то неожиданно спокойно.

- Я не знаю. - Малкович встал на ноги, проверил у парня пульс. – Кажется, да.

- И что теперь?

- Теперь? – Малкович огляделся.

Ссора, кажется, никого не разбудила.

- Можем бросить его здесь.

- Здесь? – Милли болезненно закусила губы.

- У тебя есть идея получше?

- Может, быть…

9

Комната под зимним садом. Прогнивший пол, грязь. Милли что-то говорила о вечной жизни, но Малкович не слушал ее, считая, что у нее шок. Он просто помогал ей избавиться от тела. Становился соучастником убийства.

- Это не убийство, - сказала Милли, копая руками могилу для своего парня в мокрой земле. Серые крысы сидели на трубах, молча наблюдая за ее работой.

- Я понимаю, что ты спасала меня, но…

- Он не умер. - Милли бросила на Малковича гневный взгляд. – Еще не умер.

- Как скажешь, но именно сейчас я помогаю тебе избавиться от трупа.

- Дай мне два дня, и я докажу обратное.

- Что ты докажешь?

- Это старый отель, Джером. Старая земля. Она помнит многое и умеет многое.

- Я не пишу ужастики.

- Да плевать я хотела на то, что ты пишешь, а что нет! – закричала Милли и неожиданно разревелась.

Малкович подошел к ней и начал помогать копать.

- Останься со мной еще на одну ночь, - попросила Милли, когда с похоронами было покончено.

- Я не могу.

- Ну, пожалуйста… - Она молитвенно сложила на груди руки. – На этот раз мы можем купить презервативы и… - Милли увидела, как Малкович достает деньги, попыталась отказаться.

- Это не тебе. Не только тебе. - Малкович вложил ей в руку всю наличку, что у него была и ушел.

10

- Книгу, я так понимаю, ты не писал! – скривилась Эмили, открыв ему дверь.

- Не будь моей женой, - проворчал Малкович, направляясь прямиком в душ.

- Она, кстати, звонила.

- Хочет еще денег?

- Нет, сказала, что ты вчера выглядел подавленным.

- Скажи ей, что я всегда подавлен, когда она рядом!

Малкович разделся. Горячая вода обожгла тело, но ему нравилась эта боль.

- Одежду в стирку или выбросить? – спросила Эмили.

- Выбросить, - решил Малкович.

Он сделал воду еще горячее, закрыл глаза. В темноте мелькнули картинки подвала под зимним садом. Рик. Милли. Проведенная с ней ночь. Подковы на каблуках ее парня. Снова подвал и снова ночь с Милли. Запах ее тела. Мальчишка, который стоит возле пропахшей плесенью кровати и наблюдает за ними. Снова Рик и снова подвал.

Малкович вышел из душа. Тело было красным и болело.

- Хотел свариться заживо? – спросила Эмили, забрала у него полотенце, помогла вытереться. – Теперь ты захочешь выпить?

Малкович согласно кивнул, накинул халат. Эмили дала ему холодный стакан с водкой. Кубики льда звякнули, ударились о зубы. Малкович прожевал их, вернул пустой стакан Эмили.

- Может, теперь расскажешь, что случилось? – спросила она.

- Просто неудачно выбрал дешевый отель.

- Так тебя побили? – Эмили рассмеялась, предложила налить еще выпить. – Ничего не сломано? Сотрясения нет?

- Просто дурацкий отель, - отмахнулся Малкович. – Дурацкий отель, дурацкая ночь, дурацкое утро… - Он увидел, вошедшую Джуди и помахал ей рукой. Она помахала рукой в ответ. – Она знала своего отца? – спросил Малкович.

Эмили качнула головой.

- А хотела узнать?

- Зачем тебе?

- Не знаю. Просто в отеле была одна девочка… - Малкович нахмурился, замолчал.

- Джуди знает, что я снова скоро стану мамой, - сказала Эмили, решив, что он уже не продолжит.

- Вот как?

- Да. И она хочет братика.

- Вот как? А ты?

- Мне все равно.

11

Милли. Малкович не думал о ней, пока не оказался с Эмили в постели. Простыни пахли кондиционером для белья. Эмили пахла весной. Ему нравилось ласкать ее и нравилось чувствовать ее ласки. Вот только вместо Эмили почему-то хотелось представлять Милли, и где-то далеко, в прошлом, скрипел старый, пропахший плесенью матрац, и рядом стоял грязный мальчишка лет двенадцати с каменным лицом, наблюдавший за происходящим…

Когда Эмили уснула, Малкович осторожно поднялся с кровати и вышел на улицу. Ночной воздух был прохладным, звездное небо низким. Пригород Нью-Джерси спал, и лишь вдалеке гудели редкие машины. Малкович закурил. Перед глазами снова мелькнуло лицо Милли. Где-то далеко скрипнул старый матрац. Звякнула цепь, затем подкова, но уже не далеко, здесь, рядом.

Рик. Малкович решил, что он либо спит, либо сошел с ума, потому что отказывался верить своим глазам. Парень Милли неспешно шел по пустынной улице. «Розыгрыш, - мелькнуло в голове Малковича, - это все, наверно, розыгрыш. Они узнали, что я богат и решили вытянуть из меня денег». Он вздрогнул, поймав себя на мысли, что начинает думать, как бывшая жена, даже суетиться так же, как она, но… «Но если это не розыгрыш, тогда что, черт возьми?!».

Рик поравнялся с ним, остановился, долго разглядывал Малковича.

- Не понимаю, что Милли нашла в тебе, - наконец сказал он.

Малкович не ответил.

- Она не хочет, чтобы я убивал тебя, - сказал Рик.

- Понимаю, - протянул Малкович, все еще видя, как он и Милли закапывают Рика в подвале.

- Но ты заставил меня страдать, - задумчиво протянул Рик, словно пытаясь пародировать Малковича. – Ты унизил меня, причинил мне боль, убил меня и теперь…

- Вообще-то формально убила тебя Милли, а я только помогал хоронить.

- Милли сама не своя последние дни.

- То есть ее ты уже простил?

- Конечно.

- Уже что-то. - Малкович натянуто улыбнулся.

- Но ты все равно будешь страдать, - пообещал ему Рик.

- Я понял.

- Поверь мне, есть много разных способов, чтобы заставить человека страдать. - Рик запрокинул голову и посмотрел на черные окна дома. – Очень много…

12

Малкович вернулся в дом, когда почувствовал, что дрожит. Налил себе выпить, забрался в кровать, но так и не смог заснуть.

Утром он дождался, когда Эмили уедет на работу, и отправился в старый отель. За комнату было заплачено вперед, поэтому Тайра Дуглас лишь приветливо махнула ему рукой. Малкович заставил себя улыбнуться в ответ. Повсюду сновали люди, и ему пришлось ждать, когда начнется ночь, чтобы пробраться в заброшенное крыло. Он обошел все комнаты, но так никого и не нашел. Оставался лишь подвал под зимним садом, но туда Малкович так и не решился заглянуть.

Ближе к утру он вернулся в дом к Эмили. Она не спала, сидела бледная у телефона и ждала его.

- Где ты был? – тихо спросила она.

- В отеле.

- Кто-то убил Бриджит.

13

Суд был недолгим и показался Малковичу каким-то глянцевым и через-чур показательным. Адвокат, который вел его дело, сказал, что лучшим вариантом будет признаться и просить пожизненное.

- Лучшим вариантом будет начать работать и вытащить меня отсюда! – заорал на него Малкович.

- Но улики…

- Плевать я хотел на улики! Их подбросили…

Несколько раз во время процесса Малкович собирался рассказать о старом отеле и заброшенном крыле, о Милли, о ее парне, но сделал это лишь после того, как вынесли приговор.

Адвокат выслушал его внимательно, затем осторожно спросил, есть у него знакомые в психиатрических клиниках.

- Вы что думаете, что я спятил? – опешил Малкович.

- Я ничего не думаю. Вы предлагаете, я говорю. За это мне платят. Сейчас вы предлагаете отправить вас в сумасшедший дом. Не кажется, что было бы лучше согласиться на пожизненное?

Малкович задумался на мгновение, затем послал его к черту.

14

Казнь состоялась дождливым осенним днем в среду. Эмили не пришла, да Малкович и не хотел этого. Врач ввел ему в вену иглу, извинился. Малкович кивнул. Все было каким-то призрачным, туманным. И тумана становилось все больше… Тумана, темноты, тишины.

Врач проверил пульс и зафиксировал смерть. Санитары отправили тело в морг. В газетах вышла короткая статья о казни некогда известного писателя. Но все это было уже в другом мире. В другой жизни.

15

Малкович открыл глаза, жадно заполняя слипшиеся легкие провонявшим плесенью воздухом. Темнота отступила. Тощие крысы уставились на незваного гостя. Малкович выбрался из грязи, огляделся. Он был в подвале. Был там, где они похоронили с Милли ее парня. Малкович поднялся на непослушные ноги. Была ночь. Тайра Дуглас спала, положив голову на сложенные руки. Малкович шагнул к выходу, остановился. Шепот звал его наверх, в заброшенное крыло. Странный шепот, знакомый.

- Не бойся, - сказала ему Милли, когда он нашел ее.

В камине горел огонь. Бездомные сидели полукругом, грея руки. Рик стоял в стороне, наблюдая за незваным гостем.

- Он не тронет тебя, - пообещала Милли Малковичу. – Ты ведь теперь один из нас.

- Один из вас?

- Мы все через это прошли. - Она показала ему свежие раны на запястьях.

- Так ты мертва?

- Как и ты. – Милли обняла его за шею, поцеловала в холодные губы и начала шептать что-то о любви…

Комментариев: 2 RSS

Неожиданная развязка…

Читал и представлял все в свете «60» годов, почему-то именно так мне виделся этот мрачный мир. Рассказ затянул с первых предложений, ну и как обычно держал в напряжении до самого конца.

Спасибо.

Это и есть мои любимые года.

Хотя когда писал, почему-то представлялся образ Хенка Муди :)), хотя у меня все писатели ассоциируются с подобным образом, либо как Стивен Кинг или Клайв Баркер )

Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей