Потерянный мир. День первый

/ Просмотров: 71381

Потерянный мир

СКАЧАТЬ КНИГУ

Холод, зима и по коже озноб,

Но солнце яркое и из глаз слезы.

Жизнь моя – заколоченный гроб,

Крышку открываю – свобода…

День первый

Никто не знал Джессику лучше, чем Барт Фишборн. Никто… И что самое забавное, никто кроме нее не понимал этого. Даже сам Фишборн. Он относился к ней как… Как к младшей сестре? Да. Пожалуй, так оно и было… Но сестра выросла, расцвела, превратилась в женщину… Почти в женщину. Так, по крайней мере, решил Фишборн год назад, когда был в городе Колониа. Сейчас, в самолете над Тихим океаном, он старался не думать об этом, не вспоминать. Просто сидел и смотрел на бесконечную синюю даль, пока не появился остров Понпеи. Сердце как-то тревожно вздрогнуло, заставив нетерпеливо заерзать в кресле. Шасси самолета коснулись посадочной полосы местного аэропорта. Встречающих не было. Почти не было. Джамил Келамис увидел Фишборна и радостно замахал ему рукой.

- Ты что, не стригся с нашей последней встречи? – спросил Фишборн. Гид расплылся в довольной улыбке и кивнул. – А Джесс… – Фишборн заставил себя замолчать.

- Она в школе, – улыбнулся Джамил.

- В школе? – удивился Фишборн.

- Она очень умная! – протянул гид. – Хоть и молодая, но умная! – он на мгновение замолчал, затем неожиданно оживился. – Вы знали, что она может построить любой мост? А дома? Я видел чертежи, которые она делает! – глаза Джамила полезли из орбит. – Там столько всего написано!

- Правда, рисует она неважно, – подметил Фишборн, сам не зная зачем. Гид помрачнел и нехотя кивнул.

Старый дизельный двигатель японского внедорожника надрывно загудел. Взлетная полоса осталась позади, впрочем, как и весь остров, на котором был расположен аэродром. Они ехали в город Колониа - столицу Понпеи Федеративных штатов Микронезии. С дамбы, соединившей острова, за разросшимися пальмами города был виден купол старой немецкой церкви. Джамил оживился, обратил на это внимание Фишборна, так же как и год назад это сделала Джессика Хорниш.

- Я уже видел это, – перебил гида Фишборн.

- Джессика показала? – Джамил увидел, как Фишборн кивнул и расплылся в довольной улыбке. – Она все здесь знает! Порой мне кажется, что это она гид, а не я! А ты знал, что она разговаривает на японском?

- Совсем чуть-чуть.

- А сейчас она учит понапе, – Джамил нахмурился. – Ну, не то чтобы учит… Так… Пообщается немного с кем-нибудь со словарем или переводчиком, а потом смотришь, а она уже и сама начинает все понимать… Даже странно как-то…

- Тебя послушать, так ты гид не по острову, а по Джессике, – попытался пошутить Фишборн.

Они въехали в город, сопровождаемые мальчишкой на моторной лодке, который решил плыть с ними наперегонки.

- Перекусишь с дороги или сразу в отель? – спросил Джамил.

- Выпью. – Фишборн пытался следить за мальчишкой на моторной лодке, но его уже было не видно за разросшимися вдоль берега пальмами. – Здесь недалеко есть японская закусочная…

- Я же гид! – притворно обиделся Джамил. Или же не притворно?. Фишборн бросил на него косой взгляд.

- Могу я спросить, Джамил?

- Конечно.

- Ты и Джесс… Вы... У вас с ней… - Фишборн замялся, покачал головой. – Забудь.

- Все в порядке? – спросил Джамил, хмуря черные кустистые брови. Фишборн кивнул.

Они свернули на стоянку. В закусочной из десяти столов лишь два были заняты. С крыши свисали листья пандуса. Летали мухи.

- Я возьму обед, – сказал Джамил.

Фишборн сел за третий от кухни стол. Пахло жареным мясом. Закусочная больше напоминала грубую, наспех построенную хижину, но именно это и влекло сюда Фишборна.

- Надеюсь, это не собака? – спросил он Джамила, указывая на мясо в тарелках, которые принес гид.

- Собака? – Джамил нахмурился, качнул головой, затем неожиданно взорвался хохотом, заставив остальных посетителей вздрогнуть.

Он извинился перед ними и бросил пару слов на понапе, указывая на Фишборна. Они посмотрели на гостя и тоже весело рассмеялись.

- Что ты им сказал? – насторожился Фишборн.

- Сказал, что в твоей стране собак держат дома и ухаживают за ними, пока они не умирают от старости.

- И все?

- Не совсем. – Джамил сел за стол. – Помнишь, как Джесс накормила тебя собачьим мясом?

- Она сказала, что это коза.

- И ты не заметил разницу?

- Как я замечу?! Я же не ел до этого собак! – Фишборн начал злиться, но Джамил не обратил на это внимания.

Он повернулся к соседнему столику и передал им слова Фишборна. Они снова дружно рассмеялись. Фишборн выругался, взял стопку саке, выпил. Мужчина за соседним столиком что-то сказал.

- Он говорит, что, хоть американец и боится есть собак, но пить умеет! – перевел Джамил.

Фишборн кивнул, выпил еще одну стопку.

- Так это точно не собака? – спросил он Джамила, пододвигая к себе тарелку.

- Коза, – Джамил попытался сдержать смех, но, когда увидел, как замер Фишборн, снова рассмеялся.

- Да шел бы ты… – проворчал Фишборн, отрезал кусок мяса, подцепил его вилкой.

«Если это собака, то меня вырвет», – подумал он, пытаясь по запаху определить, так ли это. Джамил, не моргая, следил за ним. Фишборн не видел, но знал, что и остальные посетители наблюдают и ждут, что будет.

- Это не собака, – сказал он, отправляя в рот кусок мяса, хотя в действительности так и не смог вспомнить, как пахнет жареное собачье мясо. – Ведь не собака? – спросил он, вглядываясь Джамилу в глаза. – Ты бы так не поступил. Правда? – Фишборн заставил себя пережевать и проглотить кусок. – Нужно еще выпить, – сказал он, чувствуя, как выпитое саке уже начало действовать.

Джамил подвинул ему свою стопку.

- Ты всегда пьешь так много или только когда приходится приезжать сюда?

- Только когда приходится есть собак, – скривился Фишборн, отрезал себе еще кусок мяса и съел, уже не задумываясь.

За соседним столиком снова послышались голоса.

- Что они говорят? – спросил Фишборн Джамила.

- Говорят, что человек, который умеет так пить, не может бояться собак.

- Я не боюсь собак. Я просто не хочу их есть… – Фишборн нахмурился, почесал вспотевший затылок. – Хотя после трех саке мне уже наплевать. – Он отрезал себе еще кусок, слушая, как Джамил переводит его слова туземцам и ожидая, что сейчас снова услышит смех, но они лишь учтиво закивали головами. – Надеюсь, я освоюсь раньше, чем сойду с ума, – проворчал Фишборн.

- Да ты уже освоился. Просто не хочешь признать это, – сказал серьезно Джамил. – Вот когда ты приехал сюда впервые, тебе нужно было привыкать, а сейчас считай, ты уже дома.

- Да. – Фишборн взял еще одну стопку. – Вот только дома я столько не пью.

- Это из-за Джессики?

- Что? С чего ты…

- Из-за того, что ты переспал с ней в прошлый раз?

- Господи, она что, и это тебе рассказала?! – опешил Фишборн.

Джамил смутился, но все-таки кивнул.

- Она, если ты еще не заметил, не особенно умеет хранить свои тайны, – попытался он смягчить Фишборна.

- Это была не только ее тайна, черт возьми! – проворчал Фишборн, поднимаясь из-за стола.

Джамил проводил его взглядом, закончил с обедом, вышел следом на улицу и сел в машину.

- Не обижайся на нее, – сказал он, выезжая со стоянки.

- Да я и не обижаюсь, просто если ее отец узнает…

- То уволит тебя? Выкинет на улицу?

- Это тебе тоже Джесс сказала?

- Ну, ее же мистер Хорниш выгнал из дома.

- Она сама ушла, – Фишборн откинулся на спинку сиденья. От жары и выпитого тянуло в сон.

Джамил выехал на главную улицу, но почти сразу свернул с нее. Машина подпрыгнула на ухабе. Они проехали мимо «Бол парка». Из машины была видна «Испанская стена», затянутая мхом, с проходящими над ней линиями электропередачи. Чуть дальше, за стеной, находилась старая церковь, купол которой видел Фишборн, когда ехал из аэропорта. Именно там все и случилось. У Фишборна и Джесс.

Они были пьяны. Ему оставалась пара часов до того, как нужно будет улетать. «Это она все придумала, – в очередной раз подумал Фишборн. – Она, а не я. Не знаю, зачем, но ей это было нужно, а я просто не смог устоять. Не захотел». Алкоголь раскрепощал, а знакомые пейзажи оживляли воспоминания. «И я не жалею. Почти не жалею».

- Между вами с Джесс что-то есть? – спросил Фишборн Джамила, когда немецкая церковь осталась позади, а впереди замаячила церковь Иглесиа. – Можешь не стесняться. Я не ревнивый, к тому же и прав ревновать у меня нет, поэтому…

- У нее есть три кошки и собака, – сказал Джамил. – У нее есть Делия. У нее есть мужчины и есть друзья. Я – ее друг. Ты – ее мужчина.

- Меня не было здесь год, – сказал Фишборн, снова откидываясь на спинку сиденья. Джамил не ответил.

Они нырнули под кроны склонившихся над дорогой пальм, выехали к отелю «Южный парк». Три приземистых здания обступили неровным полукругом зеленую поляну. За голубой кромкой океана, вгрызшегося в остров, были видны скалы Соке. Из пятнадцати доступных к заселению номеров свободными были десять. Фишборн выбрал самый большой из них, надеясь, что простор сможет напомнить оставшийся где-то далеко Техас. От выпитого бросало в пот.

- Можно принять холодный душ и немного поспать, – посоветовал Джамил перед тем, как уйти.

Фишборн пообещал, что именно так и поступит. Гид оставил чемоданы на пороге.

- Завтра утром я встречу ваших друзей и привезу сюда, – пообещал он перед тем, как уйти.

Фишборн кивнул. Джамил смерил его внимательным взглядом и неожиданно, за мгновение до того, как уйти, добродушно улыбнулся.

Оставшись один, Фишборн разделся и принял холодный душ. Под потолком неспешно вращался вентилятор. На тумбочке у кровати стоял графин с водой. Окна были открыты. Фишборн достал из чемодана чистое белье, натянул хлопковые брюки и просторную рубашку без рукавов, вышел на улицу.

На краю поляны стояла пара шезлонгов. Фишборн расположился на одном из них, пытаясь решить, когда будет лучше отправиться к Джессике. «Сколько уже Делии лет? Шесть? Семь?» – он попытался вспомнить дочь Джессики, но сейчас ему казалось, что все дети выглядят одинаково. Фишборн закрыл глаза, надеясь, что за пару часов хмель выйдет из головы, не оставив на память даже запаха.

Он заснул, вернувшись обратно в Техас, в прошлое. На голове Тома Хорниша еще были волосы, а Джессика была еще ребенком. Да и сам Барт Фишборн был на добрый десяток лет моложе – всего лишь мальчишка, который все еще вспоминает своих родителей и свою комнату в их доме. Он родился в Бостоне, рос в Бостоне, учился в Бостоне, но вот сейчас он ехал в Техас. Никогда прежде он не покидал Массачусец и не думал о том, чтобы это сделать, пока к нему не подошел Том Хорниш, предложив работу в своем центре. Частный самолет ждал их на взлетной полосе. Лучи солнца отражались от него, слепя глаза.

- Я никогда прежде не летал, – предупредил Фишборн Тома Хорниша.

- Не бойся! – сказала ему маленькая Джессика. – Если хочешь, то можешь взять меня или папу за руку.

- Думаю, будет лучше ограничиться виски и фисташками! – рассмеялся Том Хорниш, и Фишборн согласно кивнул.

Они поднялись по трапу в самолет. Фишборн хорошо помнил этот момент. Боялся ли он летать? Нет. Боялся ли он оставить родной город? Да.

- Вот, держи, – Том Хорниш налил ему виски. – Когда-нибудь это все равно случится.

- Случится что? – растерялся Фишборн.

- Придется признать, что ты уже вырос, – Хорниш улыбнулся, посмотрел на свою дочь и погрозил ей пальцем. – Ты будешь всегда ребенком.

- Не буду, – маленькая Джессика прищурилась, выдерживая ставший неожиданно строгим взгляд отца.

И этот момент Фишборн тоже очень хорошо помнил. Еще никогда прежде он не чувствовал себя настолько лишним. «Уйти, вернуться домой», – думал он, но самолет уже взлетел, и оставалось только пить и смотреть за окно, как Массачусец проносится где-то далеко внизу.

Фишборн проснулся и растерянно тряхнул головой. Джессика сидела на соседнем шезлонге, наблюдая, как он спит. Взрослая Джессика.

- Хороший сон? – спросила она.

- Не знаю, – Фишборн огляделся, пытаясь определить, сколько спал. Солнце клонилось к закату. – Господи! – Он растерянно запустил пальцы в свои жидкие волосы. – А казалось, что прошла лишь пара минут!

- Джамил сказал, что ты не в духе. – Джессика улыбнулась. – Не хотел приезжать?

- А твоему отцу разве откажешь?

- Ты меня об этом спрашиваешь?! – Джессика рассмеялась, запрокинув голову. Фишборн вспомнил свой сон. «Нет, все-таки она еще ребенок», – решил он.

- Джамил сказал, что ты устроилась на работу в школу? – спросил он, желая сменить тему разговора.

- На первое время. – Она все еще продолжала смеяться. – Джон Еса сказал, что если я получу хорошие отзывы здесь, то он поможет мне устроиться в местный колледж.

- Учиться?

- Работать! – Смех ее стал громче. – А ты все еще не решился покинуть моего отца? Хотя постой. Если ты здесь, значит, все еще не решился. Ведь так?

- Думаешь, я здесь из-за твоего отца?

- А разве нет? – Джессика прищурилась. – Что он придумал на этот раз, чтобы посмотреть, как я здесь живу? Хочет купить какой-нибудь остров? Построить еще одну точку наблюдения за температурой?

- Ты все еще ребенок! – недовольно пробормотал Фишборн, поднимаясь на ноги.

- Вот как?! – Джесс насупилась, увидев, что он уходит. – Тогда зачем ты здесь? – спросила она, догоняя Фишборна. Он не ответил. – Эй!

- Не из-за тебя.

- Хорошо… - Джессика кивнула, задумалась, поджимая губы. – А с чего ты взял, что я решила…

- А разве это не так?

- Я не знаю…. Да какого черта?! Я вообще говорила не о тебе, а о своем отце, – подбоченилась она.

- Эллис Ливенски, – сказал Фишборн.

- Что? – растерялась Джесс.

- Женщина, с которой сейчас живет твой отец.

- Эллис Ливенски? – Джессика нахмурилась. – А где прежняя… Черт, не помню имени… – Она глуповато улыбнулась. – Так значит, у отца новая игрушка…

- Она нейрохирург.

- Удивленна, что не очередная модель.

- Да не так много у него было моделей.

- Нейрохирургов было меньше.

- Это из-за нее я здесь. – Фишборн выдержал ставший вдруг тяжелым взгляд Джессики. – Завтра она прилетит сюда. Сможешь встретиться с ней.

- Не хочу я с ней встречаться… – Джессика закусила губу. – И на кой черт ей сюда приезжать?! Я уже не ребенок, чтобы знакомиться со мной.

- Она летит сюда не из-за тебя.

- Все они так говорят.

- Ты уже не ребенок, которому отец ищет мать.

- Ты это отцу моему скажи.

- К тому же Эллис не собирается за него замуж.

- И это я тоже слышала.

- От нейрохирурга?

- Зачем же тогда она сюда летит?

- Экспедиция.

- Экспедиция? – недоверчиво скривилась Джесс. – У отца проблемы с финансами?

- Нет.

- Тогда на кой черт она едет отдыхать сюда?!

- Она едет не отдыхать! – начал злиться Фишборн. – Ты слышала, что я сказал? Экспедиция. Знаешь, что это такое?

- Поездка с целью исследований.

- Ну надо же…

- У этого слова есть и другие значения.

- Не надо!

- Ладно, только я не пойму, чем не угодила отцу эта женщина, что он решил отправить ее на край мира?

- Она сама этого хотела.

- Да как же!

- Ты же сама захотела сюда приехать.

- Не сравнивай нас! – вспыхнула Джесс, но Фишборн не заметил этого.

- К тому же эта экспедиция стоит больше, чем кругосветное путешествие. Делай выводы.

- Так вот почему отец прислал тебя сюда – следить, чтобы новая игрушка не потратила слишком много денег?!

- Ты невыносима, когда речь заходит о твоем отце, – признался Фишборн. – С тобой невозможно разговаривать. Ты словно… словно… словно сходишь с ума, черт возьми!

- А ты бы не сходил?

- Давай не будем.

- Ладно, давай не будем, – Джессика поджала губы, заставляя себя молчать. – А эта Эллис… - осторожно спросила она, когда они вошли в отель, - она прилетит одна или же с кем-то?

- Твоего отца там нет.

- Значит, с кем-то, – Джесс уступила дорогу Фишборну, дав возможность открыть дверь в свой номер. – И чем они собираются заняться?

- Дайвингом.

- Надеются найти золотые гробы? – усмехнулась Джесс.

- Не знаю.

- Ты пойдешь с ними?

- Да.

- Я хочу пойти с тобой.

- Зачем?

- Ты против? – Она прошла к окну, зная, что Фишборн сверлит ее пытливым взглядом.

- Если ты пообещаешь, что не будешь делать глупостей, то нет, – осторожно сказал он.

- По-твоему, я делаю много глупостей?

- Достаточно.

- Одна из них – Делия?

- Не Делия, а то, почему она появилась.

- Это была не глупость. Я просто хотела быть сильной и решительной.

- Думаю, не нужно говорить, что у тебя это не вышло?

- Мне было пятнадцать, черт возьми! – Джесс обернулась, награждая Фишборна гневным взглядом. – И Делия не ошибка. Меня устраивает все, что у меня есть. – Она шумно выдохнула. – Знаешь, что меня злит больше всего? Чем дольше люди находятся рядом с моим отцом, тем сильнее начинают походить на него.

- Хочешь сказать, что я похож на твоего отца?

- Хочу сказать, что ты говоришь так же, как и он.

- А если Делия родит ребенка в шестнадцать, как ты отреагируешь?

- Буду рада. – Джессика помрачнела, отвернулась к окну.

- Извини, – спешно сказал Фишборн.

- Ничего.

- Мне правда очень неловко.

- Угу… – Джесс бездумно вглядывалась вдаль, на вершину скал Соке. Фишборн неловко переминался с ноги на ногу за ее спиной.

- Ты давно показывала Делию врачу? – спросил он, решив, что это будет лучше, чем молчание. – Я имею в виду настоящего врача, а не местных недоучек.

- Здесь тоже есть хорошие врачи. – Она резко обернулась, наградив Фишборна гневным взглядом. – Чем, например, плох доктор Луис?

- Я не знаю, кто такой доктор Луис, но, уверен, что у него нет и десятой доли того оборудования, что есть на материке.

- Это ничего не меняет.

- Еще как меняет!

- Нет, Барт! – повысила голос Джессика. – Мы не можем ничего сделать. Ни я, ни ты, ни кто-то другой. Можно только ждать.

- Но…

- Никаких но! – она снова повернулась к окну.

Фишборн смотрел на ее спину – скользил взглядом от ягодиц к затылку и обратно.

- Если дело в деньгах, то твой отец не откажет, если ты попросишь его…

- Дело не в деньгах, – голос Джессики стал хриплым. – Поверь, если бы выход был, я бы его нашла. Ты ведь знаешь меня.

- Знаю… – Фишборн выдержал небольшую паузу. – Когда ты последний раз делала обследование?

- Год назад. Может, чуть больше.

- За это время могли появиться новые методы лечения.

- Я бы знала.

- Джесс…

- Я не хочу больше об этом разговаривать.

- Причем тут ты? Я говорю о твоей дочери.

- Сегодня в Паликире будет карнавал.

- Дай ей шанс!

- Я пришла, чтобы позвать тебя. Ты поедешь?

- Не уходи от разговора!

- Я буду на улице. Если через пятнадцать минут ты не выйдешь, то я уеду одна – Она вышла из комнаты, стараясь не встречаться с Фишборном взглядом.

- Черт! – буркнул он, когда дверь закрылась.

Около минуты он не двигался, пытаясь собраться с мыслями, затем умылся, почистил зубы, надеясь избавиться от запаха выпитого утром саке, вышел на улицу. «Тойота» Джесс тарахтела дизельным двигателем, но в салоне было тихо и прохладно.

- Вижу, ты поменяла машину, – сказал Фишборн, решив, что вернется к разговору о Делии чуть позже.

- Здесь есть кондиционер и места больше, чем в той, что была у меня прежде. – Джессика включила передачу и отъехала от отеля, так и не взглянув на Фишборна.

- Кажется, в школе неплохо платят, – попытался пошутить он.

- Это подарок.

- Ах вот оно что…

- Джон Еса сказал, что большинство жителей предпочитает уехать отсюда, а если я хочу остаться, значит…

- А ты, я смотрю, близко знакома с губернатором.

- Считай, что мы с ним просто друзья.

- Как ты и я?

- Как я и Джамил.

- Ладно. – Фишборн пожал плечами, но все-таки не смог удержаться и спросил. – В Паликир мы едем на карнавал или к губернатору?

- Мы с ним просто друзья, черт возьми! – вспылила Джесс. Они въехали в деревню Паракит. – Если мы переспали с тобой, то это не значит, что я поступаю так с каждым своим другом!

- Ладно.

- Ничего не ладно! Я, конечно, не образец для подражания, но спать с губернатором - это уж слишком! Тем более если учесть, что я не собираюсь в ближайшую пару лет уезжать отсюда. И какого черта ты вообще прицепился к моим отношениям?! У тебя в Техасе вообще жена и двое детей.

- Ревнуешь? – монотонно спросил Фишборн.

- Вот еще!

- А я ревную, – неожиданно признался он. – Дома нет, а как только прилетел сюда, то… - Фишборн замялся. – Ты ведь не хранила мне верность, пока меня не было?

- А ты мне?

- Жена считается?

- Отчасти.

- Тогда нет.

- И я нет.

- Хорошо.

- Да. – Джессика улыбнулась. – Можно было, конечно, потерпеть или…. Ну, ты понимаешь.

- Да.

- Но ты ведь даже не звонил. К тому же знаешь, как говорил Фрейд: секс - это жизнь, онанизм – это смерть и все такое…

- Да.

- Вот и я так подумала. – Джесс свернула у продуктового магазина. – Если я сейчас остановлюсь, то…

- Останавливайся.

- Хорошо. – Она ткнулась бампером в бордюр, но не заметила этого.

Пара полуголых ребятишек выбежали из магазина. Джессика заметила их краем глаза и нажала на клаксон, надеясь, что это спугнет их, но они не двинулись с места.

- Твои ученики? – спросил сквозь поцелуй Фишборн.

- Я не знаю.

- Твои. Видишь, какие упрямые?

- Не вижу. – Она включила передачу и начала сдавать назад.

- Давай заедем куда-нибудь.

- Позже. – Джессика услышала гул клаксона позади, резко нажала на тормоз и оттолкнула от себя Фишборна. По улице пронесся старый грузовичок. Водителя она рассмотреть не успела. – Позже, – повторила Джессика, вглядываясь в лица смеющихся на тротуаре ребятишек.

Какое-то время они ехали молча. Фишборн вглядывался в застывшие на голубой глади корабли и далекие скалы Соке.

- Обиделся? – спросила Джессика у клуба «Саньявин». Фишборн едва заметно качнул головой. – Не думай, что я отказала тебе, просто…

- Просто позже.

- Да. – Она улыбнулась. – Голоден? Здесь недалеко есть неплохой бар…

- Поехали в Паликир.

- Ладно, – Джессика пожала плечами, решив, что он еще обижается. Или же нет? – У тебя все нормально? Я имею в виду в Техасе.

- Да.

- Семья? Работа? Здоровье?

- Все хорошо.

- А отец?

- Что?

- Мой отец. Он сильно постарел? Изменился? Если верить тому, что ты рассказываешь о его женщинах, то он еще тот живчик!

- Да, – Фишборн сдержанно улыбнулся.

Дорога стала безлюдной. Город остался позади. Теперь по бокам встречались лишь редкие постройки.

- Никогда не думал о том, каким бы он стал, если бы не ушла моя мать?

- Нет.

- А почему она ушла?

- Ты не похожа на нее.

- Причем тут я?

- Ты тоже сбежала от отца.

- Он сам этого хотел.

- Он хотел, чтобы ты переехала из Техаса.

- Я и переехала.

- Аляска - и та ближе.

- На Аляске холодно, – Джессика помрачнела. – К тому же он все еще стыдится меня.

- Он любит тебя.

- Мою мать он тоже любил, но приехал лишь на ее похороны.

- Не путай женщин и детей.

- Это ты ему скажи. – Она снизила скорость, проезжая мимо разбросанных вдоль дороги домов. В пыли играли голые дети. Темнокожий мальчик стоял на обочине, вглядываясь в проезжающие мимо машины.

- Не скучаешь по дому? – спросил Фишборн.

- Скажи отцу, что я не вернусь.

- Я не говорю о твоем отце. Я говорю о твоем доме. Твоя жизнь. Твои друзья.

- А ты?

- Что?

- Я помню, как мы с отцом забирали тебя из Бостона. Ты еще боялся летать.

- Да…

- Ты мне сразу понравился.

- Ты тогда была еще ребенком.

- Ты тоже, – она неожиданно рассмеялась. – Знаешь, кого мне напомнил этот голый мальчик у дороги?

- Меня в самолете, когда мы познакомились?

- Именно! – смех Джессики стал громче. Фишборн отвернулся, открыл окно, снова начал вглядываться вдаль. – А вот сейчас ты напоминаешь мне отца! – подметила она. – Он тоже всегда замолкает, когда обижается на кого-то. Никогда ничего не говорит, но поступает по-своему. – Джессика бросила короткий взгляд на Фишборна, поняла, что он не собирается продолжать этот разговор и раздраженно поджала губы.

Через пару минут они въехали в Паликир. Главная улица привела их к колледжу Микронезии. Машин на стоянке у административного здания было так много, что Джессика не сразу нашла место, где сможет припарковаться. Само же здание напоминало большой частный дом, впрочем, как и другие здания кампуса. Газоны были коротко пострижены. То тут, то там виднелись редкие деревья и кустарники.

- Так вот, значит, где ты хочешь работать, – сказал Фишборн, оглядываясь по сторонам.

- Не нравится? – спросила Джессика, выходя из машины.

- Не Техас.

- Это точно, – она взяла его под руку. – Не возражаешь?

- Это твой дом. Мой далеко отсюда. – Он встретился с ней взглядом и улыбнулся.

- Хорошо, – Джессика кивнула, оставшись серьезной.

Они вошли в главное здание. Многоликая и многоязыкая толпа окружила их.

- Это что, фуршет? – спросил Джессику Фишборн, пытаясь понять, как ему здесь получить выпивку.

- Понятия не имею, – призналась она, оглядываясь по сторонам.

- Ищешь кого-то?

- Питера Хардисона.

- Еще один друг?

- Директор колледжа.

- Понятно. – Фишборн все еще надеялся, что удастся выпить. – Если хочешь, то я могу смешаться с толпой.

- Ты мне не мешаешь.

- Как скажешь. – Он почувствовал, что Джессика потянула его в сторону, и послушно пошел следом за ней.

- Мистер Хардисон! – радостно воскликнула Джесс.

Фишборн заставил себя улыбаться. Директор колледжа пожал ему руку и тут же переключился на Джессику. Фишборн не возражал.

- Я буду поблизости, – сказал он Джессике. Она кивнула, но руку его так и не отпустила. – Джесс.

- Извини, – она снова кивнула.

- А вы ведь не местный? – спросил его директор Хардисон.

- Я из Техаса.

- О, да вы соседи! – обратился директор к Джессике.

- Техас большой, мистер Хардисон, – улыбнулась она. – К тому же Барт родился и вырос в Бостоне.

- В Бостоне?

- Это где Гарвард, мистер Хардисон.

- А! – директор расплылся в широкой улыбке. – Гарвард – это хорошо, – его взгляд окинул Фишборна как-то по-новому. – Так вы у нас, значит, тоже умник?

- Скорее, скромник, – вступилась Джессика.

- И это тоже хорошо! – он улыбнулся, понизил голос, сделав его заговорщическим. – Как думаете, мистер Фишборн, есть у меня шанс привлечь вас в свой колледж?

- Боюсь, я слишком люблю Техас.

- У нас есть аэропорт. Сможете часто летать домой.

- Летать он тоже боится, – снисходительно улыбнулась Джессика.

- Уже не боюсь.

- Когда он только закончил учебу и мой отец решил забрать его к себе, то Барт весь полет держал меня за руку.

- О, я вас понимаю! – подмигнул Фишборну директор Хардисон. В дверях появилась полная женщина, предлагая громовым голосом выйти всем на улицу.

- Это то, что я думаю? – спросила Джессика директора Хардисона.

- Пойдем посмотрим, – предложил он.

Они вышли на улицу. К толпившимся в здании учителям добавились студенты. Грохнула канонада взрывов, озарив вечернее небо россыпью фейерверков. За спинами собравшихся рабочие спешно сооружали трибуну.

- Боюсь, мне придется оставить вас, – извинился перед Фишборном и Джесс директор Хардисон, после того как один из рабочих подошел к нему и сказал, что они закончили.

- Еще один друг? – спросил Фишборн Джессику, увидев, как они обменялись с рабочим взглядами.

- Не совсем, – она поджала губы и неловко улыбнулась.

- Понятно, – протянул он, продолжив безучастно следить за фейерверком.

- Ревнуешь? – спросила Джессика, снова беря его под руку.

- А ты хочешь, чтобы я ревновал?

- Немного.

- Не буду.

- Как это «не буду»?! Ты либо ревнуешь, либо не ревнуешь.

- Тогда не ревную.

- Потому что у тебя в Техасе семья?

- Потому что между мной и тобой ничего нет.

- Ты так думаешь?

- А ты?

- Мы все еще можем уехать куда-нибудь.

- А как же карнавал?

- Ты хочешь посмотреть на карнавал или остаться со мной наедине?

- Ну, тебя я уже видел, а карнавал в Микронезии пока нет.

- Я могу обидеться, – предупредила Джесс.

- Иногда это полезно. Особенно для тебя, – Фишборн попытался улыбнуться, но не смог.

Небо осветил последний залп фейерверка. На несколько секунд все стихло, затем из установленных динамиков раздался голос директора Хардисона, привлекая внимание. Его речь длилась почти четверть часа, затем начался карнавал. Все как-то оживилось, завертелось в безумном хороводе.

- Здесь любят танцы! – прокричала Джессика Фишборну. – Напоминает Рио, правда?

- Я не был в Рио.

- А я была. Еще совсем маленькой. Не знаю, зачем отец привез меня туда… – она неожиданно помрачнела. – Я увидела толпу радующихся полуголых людей и сказала отцу, что мама, наверно, была бы счастлива оказаться здесь.

- Представляю, что он сказал в ответ.

- Он ударил меня по лицу, разбив губы.

- Извини, – Фишборн перестал улыбаться. Праздник как-то вдруг утратил свое очарование. – Если хочешь, то можем уехать.

- Хочу выпить.

- Здесь?

- Нет. – Джессика потянула его к стоянке. Дизельный двигатель надрывно загудел.

- Тебе не нужно ни с кем проститься? – спросил Фишборн.

- Не настроена я сейчас прощаться. – Она выехала со стоянки. В молчании они покинули Паликир.

- Успокоилась? – спросил Фишборн.

Джесс пожала плечами.

- Понравился колледж?

- Думаю, ты не будешь там лишней.

- А ты? Хардисон действительно может пристроить тебя здесь.

- Ты это серьезно?

- А ты так сильно боишься потерять то, что у тебя есть в Техасе?

- Не срывай на мне свою злость.

- А кто сказал, что я злюсь?! – Джессика попыталась улыбнуться, но вместо этого губы изогнулись в презрении.

- Никто не виноват, что твой отец не удержал твою мать.

- Она сама хотела уйти.

- Как и ты.

- Как и я, – нехотя согласилась она. – Знаешь, что думает отец о том, почему появилась Делия?

- Что ты хотела доказать ему, что не похожа на него?

- Именно, – на ее губах наконец-то появилась улыбка. – А знаешь, что было на самом деле?

- Ты думала, что поступаешь как отец.

- Забавно, правда? – Джессика грустно рассмеялась. Они снова замолчали. Сумерки сгустились. – Сегодня в «Саньявин» играет местный джаз-бэнд, – сказала Джессика, когда они въехали в Колониа.

- Увлекаешься джазом? – растерянно спросил Фишборн.

- Нет. Просто видела объявление, когда проезжали сегодня мимо. – Она свернула с дороги не дожидаясь ответа. – Заодно выпьешь. Ты ведь этого хотел на карнавале.

- Если собираешься продолжать злиться, то лучше отвези меня в отель.

- Дай мне пару минут. – Джессика остановилась возле вывески с названием клуба.

Они вышли из машины, заплатили на входе, выбрали себе ближний к сцене столик, заказали бутылку джина.

- Боюсь, завтра будет ужасно болеть голова, – сказал Фишборн, поднимая глаза на высокого худощавого парня в клетчатой майке. Парень прошел рядом с ними, широко улыбаясь Джессике. – Очередной друг? – спросил Фишборн.

- Я вообще его не знаю, – отмахнулась она. Фишборн кивнул, налил себе и ей выпить. – Расскажи мне об этой Эллис Ливенски, – попросила Джесс после того, как они выпили и он налил еще.

- Зачем?

- Ну, не знаю… Она нравится тебе?

- Она женщина моего босса.

- Она красивая? Сексуальная? Сколько ей лет?

- Тридцать семь.

- Старовата для отца. Тебе не кажется?

- Если не перестанешь злиться, то я уйду в отель пешком.

- Да. Ты можешь, – Джессика дружелюбно улыбнулась. – И все же почему именно эта женщина?

- Позвони отцу и спроси.

- Лучше я спрошу саму Эллис.

- Я все еще могу не взять тебя с нами.

- Это не Техас, Барт. Если я захочу, то найду эту Эллис, где бы ты ее ни спрятал на этом острове.

- Думаю, это не отец нашел ее, а она нашла твоего отца, – сдался Фишборн.

- Вот как… – протянула Джессика, отвернулась, пытаясь отыскать взглядом улыбавшегося ей парня. Джазовая музыка начала навевать скуку и напоминать об отце. – Куда он делся, черт возьми?!

- Ищешь того высокого мальчика?

- А ты против?

- Нет, – Фишборн допил оставшийся в своем стакане джин, поднялся из-за стола, вышел на улицу.

- Да подожди ты! Я же пошутила, – закричала Джесс, выбегая следом за ним. Фишборн не ответил, даже не обернулся. – Извини, – Джессика подошла к нему. – Я правда схожу с ума, когда речь заходит об отце.

- Причем тут я?

- Ни при чем. Просто… – она опустила голову, встряхнула початую бутылку джина. – Я забрала ее из клуба и…

- Мы не закончили, – одернул ее Фишборн.

- Верно, – она раздраженно поджала губы.

- Не хочешь извиняться - можешь просто подвезти меня до отеля.

- Хорошо.

- Что хорошо?

- Хорошо, извини, – Джессика подняла голову, встретившись с Фишборном взглядом. – И я правда не знаю того парня. Не знаю, и мне нет до него никакого дела. Просто хотела тебя позлить.

- Хорошо.

- Точно?

- Да.

- Тогда... – она осторожно взяла его под руку и повела прочь от клуба.

- Мы не вернемся?

- А ты хочешь?

- Не особенно. – Он забрал у нее бутылку джина. – Могла бы хоть стаканы захватить.

- Тебе нужен стакан?

- Мне нет, но…

- Мне тоже нет. – Джессика запрокинула голову, вглядываясь в низкое ночное небо. – Словно без одежды, правда?

- Кто?

- Небо. – Она дождалась, когда Фишборн поднимет голову. – Днем прикрывается облаками и синевой, а ночью бесстыдно обнажается, словно продажная девка.

- Не знаю, – Фишборн пожал плечами. – Для тебя это важно?

- Нет, просто иногда как-то не по себе. – Они свернули с главной дороги. - Смотришь на все эти звезды и ощущаешь себя такой крохотной, словно букашка.

- И давно у тебя такие мысли?

- С тех пор, как перестала верить, что на небе живет мудрый старец, который наблюдает за всеми нами. Кажется, мне было лет семь. Отец велел мне убраться в своей комнате. Я решила, что сделаю ему сюрприз и приберусь во всем доме. Забралась на чердак, нашла кипу старых журналов и не спустилась вниз, пока за мной не пришел сам отец. Помню, я спросила: «Папа, почему небо днем голубое, а ночью черное?» «Потому что Господь хочет, чтобы все люди спали ночью», – сказал он мне, а я начала рассказывать ему о Джоне Рэлейе и о том, почему небо на самом деле становится голубым.

- Дай догадаюсь, – предложил Фишборн. – Он не стал тебя даже слушать.

- Тогда я побежала на чердак, принесла журнал и стала доказывать ему свою правоту…

- А он сказал, что все это знает…

- И что пока я ребенок, для меня должен существовать только старец на небе, не больше.

- Думаю, он боялся, что ты вырастешь и станешь как твоя мать.

- Думаю, он просто боялся, что я вообще вырасту, – Джессика безрадостно улыбнулась. – Ты знаешь, что он чуть не уволил учителя, который сказал ему, что я слишком умна для своих одногодок и меня нужно перевести на пару классов вперед?

- Я слышал, что был учитель, который назначал тебе слишком много факультативных занятий после уроков. Наедине.

- Это было уже позднее. К тому же учитель этот был женщиной, да и наедине мы занимались лишь потому, что мои одноклассники еще совершенно ничего не понимали в физике. У отца просто в голове все перепуталось, вот он и подбирает факты так, чтобы было выгодно ему и не выгодно мне. А моя ошибка была лишь в том, что я думала, будто он хочет, чтобы я была похожа на него, а он хотел лишь оставить меня навсегда ребенком.

- Он и сейчас этого хочет.

- Так ты все-таки признаешь, что приехал сюда из-за него?

- Я приехал сюда из-за тебя.

- Потому что он просил присмотреть за мной?

- Потому что он просил присмотреть за Эллис.

- Вот как?! – Джессика недовольно фыркнула, забрала у Фишборна бутылку джина, сделала пару жадных глотков. – Почему все наши разговоры упираются в отца, черт возьми?!

- Ты скажи.

- Я?! – Она сделала еще один глоток, вернула бутылку. – Пей.

- Что?

- Я хочу, чтобы ты пил. Я же пью. – Джессика дождалась, когда Фишборн сделает пару глотков. – Все еще хочешь знать, что меня так злит?

- Не думаю, что твой отец отвечает за твои ошибки.

- Еще как отвечает! – Она протянула руку, чтобы забрать у Фишборна бутылку, но он покачал головой. – Я не жалею, что появилась Делия, но когда она умрет - а я знаю, что она умрет, - то я возненавижу отца за это.

- Она родилась с опухолью в голове, причем тут твой отец?

- Потому что я хотела быть решительной, как он, властной, как он! Думаешь, я бы сделала то, что сделала, если бы знала, что ему плевать на меня?

- Ему не плевать на тебя.

- Ага, так же не плевать, как и на мою мать! – Они вышли на мост к горе Соке. – Конечно, он приедет и будет говорить, что сделал все что мог.

- Хватит, Джесс.

- Что хватит?! Да я уже вижу, как он прилетает на похороны Делии и говорит мне, что если бы я не родила ее так рано, то ничего этого не случилось бы!

- Ты можешь что-то изменить?

- Нет, – голос ее дрогнул.

- А хотела бы?

- Не знаю. – Джессика попросила у него бутылку джина, сделала небольшой глоток, вернула назад. – Не хочу больше говорить об этом.

- Неужели?

- Да, – она заставила себя улыбнуться. – Как у тебя дела в Техасе? Я имею в виду семью, а не работу на моего отца.

- Нормально.

- Мы ничего не разрушим?

- Тебе не все равно?

- Мне, может быть, и все равно, а вот тебе – нет.

- Я не делаю ошибок.

- Вот как?

- Да. Я третий ребенок в семье, и я никогда никому из близких ничего не доказывал.

- А моему отцу?

- Что?

- Разве ты никогда не хотел доказать ему, что ты лучше, чем он о тебе думает? – Джессика заметила сомнение и улыбнулась. – А если он узнает о нас? Что ты сделаешь? Попытаешься доказать, что это неправда, или же во всем признаешься?

- Он не узнает.

- Я могу позвонить ему и рассказать.

- Ты этого не сделаешь.

- Тогда Эллис. Она увидит нас вместе, все поймет и сообщит моему отцу.

- Она тоже этого не сделает.

- Откуда такая уверенность?

- Она неплохой человек, Джесс.

- Значит, точно расскажет о нас. Не моему отцу, так твоей жене.

- Издеваешься, да?

- Немного, – Джессика улыбнулась и показала на бутылку джина. – Пей.

- Зачем?

- Для смелости. – Она остановилась, оглядываясь по сторонам.

- Мы что, на середине моста?

- Примерно, – ее улыбка стала шире.

- Я не буду с тобой здесь заниматься любовью.

- С чего ты взял…

- А разве нет?

- Ну, если только чуть-чуть. – Джессика взяла у него бутылку, но пить не стала. – Так как? Все еще боишься моего отца?

- Ты забыла. Я никому ничего не доказываю.

- А я доказываю.

- Сейчас здесь нет твоего отца.

- Я делаю это ради тебя.

- Не стоит. Я и так знаю, что ты ненормальная, – Фишборн дружелюбно улыбнулся, забрал у Джесс бутылку джина, сделал несколько глотков. – Давно ты это спланировала?

- Спланировала что? – она продолжала улыбаться.

- Ты и я. Здесь… – Фишборн протянул ей бутылку, но она отрицательно качнула головой. – Не будет этого.

- Будет.

- Что за нездоровый интерес к публичным местам?

- Сейчас здесь никого нет. И в прошлый год у немецкой церкви никого не было.

- Думаешь, это заводит меня?

- А может, меня?

- Не нужно ничего доказывать, Джесс. – Фишборн отвернулся, вглядываясь вдаль, где ночь разрезал белый свет автомобильных фар.

- Проедут мимо.

- Не в этом дело.

- В этом. – Джессика открыла бутылку и сделала пару жадных глотков. – Если ты так боишься, что тебя увидят, Барт, тогда какого черта ты пришел сюда со мной?

- Что?

- Ты стыдишься меня?

- Нет.

- Ты стыдишься себя? Стыдишься, что хочешь сделать это?

- Не понимаю, причем тут это?

- Так хочешь или нет?

- Если только немного.

- Так в чем проблема?

- В тебе.

- Значит, все-таки стыдишься…

- Я не часть твоего отца, Джесс. То, что происходит между нами, остается между нами. Твой отец никогда не узнает об этом.

- Я узнаю.

- Вот как? – Фишборн попытался встретиться с ней взглядом, но не смог. – Ты понимаешь, что сейчас обижаешь меня?

- А ты выпей еще, как в прошлый раз, у церкви. Будет потом повод оправдать себя.

- Так все дело в этом? Ты злишься на меня?

- Вот еще!

- Злишься.

- Не дождешься! – Джессика запрокинула голову и громко рассмеялась. – Я не ревную! Забыл? Хорниши не знают, что такое ревность! – Она выругалась и пошла прочь к другому берегу.

- Если я сейчас уйду, с тобой все будет в порядке? – спросил Фишборн. – Ты сможешь доехать домой?

- Смогу!

- Хорошо. – Он помялся с минуту на месте, затем пошел в отель, где остановился.

Какое-то время ему удавалось ориентироваться на освещенную яхту, застывшую в бухте, затем деревья и невысокие домики скрыли ее из вида.

- Главное найти «Южный парк», – бормотал себе под нос Фишборн. – Это маленький город, здесь невозможно заблудиться. – Он обернулся, услышав позади себя рокот дизельного двигателя.

- Подвезти? – спросила Джессика, останавливаясь рядом с ним. Фишборн даже не взглянул на нее, но в машину все-таки сел.

- Кажется, я заблудился.

- Если тебе станет от этого легче, то ты шел правильно.

- Хорошо, – Фишборн откинулся на спинку сиденья и закрыл глаза.

- Хочешь спросить, почему я не вернулась в клуб?

- Потому что чувствовала себя виноватой?

- Не только. – Джессика замолчала, но Фишборн не собирался больше ни о чем спрашивать. – Ну и ладно, – обиделась она, сворачивая в «Южный парк». – Во сколько завтра прилетает Эллис?

- Утром, – Фишборн вышел из машины.

- Твое предложение присоединиться к вам все еще в силе?

- Все-таки хочешь присмотреться к Эллис?

- Всего понемногу.

- Тогда завтра договорись с Джамилом, где нам тебя подобрать.

- Хорошо. – Она махнула ему рукой и дала по газам, подняв облако пыли.

- Что же с тобой, черт возьми, происходит? – проворчал Фишборн, глядя ей в след.

Он прошел в свой номер и не раздеваясь лег в кровать. Сон пришел почти сразу.

Ему снова снился самолет из Массачусеца в Техас. Он сидел рядом с Джесс и держал ее за руку. Только теперь она уже не была той маленькой Джесс, которую он почти не помнил. Теперь она была взрослой, зрелой. Ее отец сидел напротив них и внимательно наблюдал за Фишборном. Они не разговаривали – им не нужны были приветствия и расспросы, они уже хорошо знали друг друга. «Но ведь это не так!» – подумал Фишборн, пытаясь убедить себя, что все это уже когда-то было, что это… это….

- Это сон? – спросил он растерянно Джессику, которая снова стала той маленькой Джессикой, встретившей его в самолете много лет назад.

Фишборн бросил на ее отца короткий взгляд и спешно извинился.

- Я все еще могу предложить тебе виски и фисташки, – сказал тот.

- Виски, пожалуй, будет не лишним, – согласился Фишборн и бросил короткий взгляд на маленькую Джесс. Она хихикнула и зажала рукой рот. – Что-то не так? – растерялся Фишборн. – Я сделал что-то неправильно? – Он увидел, что теперь над ним смеется и Томас Хорниш. Смеется так же, как и его дочь: тихо, почти беззвучно, давясь смехом и зажимая рукой рот.

- Кто из нас нанимает тебя на работу? – спросила его маленькая Джесс и снова прыснула со смеха.

- Я… – Фишборн окончательно запутался.

- На вот, выпей для смелости, – Томас Хорниш протянул ему стакан виски, но говорил он голосом своей дочери.

- Но только не налегай! – предупредила его маленькая Джессика голосом отца. – И прекрати держать меня за руку!

- Ты вообще слишком стар для нее! – предупредил его Томас Хорниш, продолжая говорить голосом дочери.

- Ничего подобного! – вспылила Джесс, голосом отца.

- Хватит! – выкрикнул Фишборн, хватаясь за голову.

- Хочешь, чтобы тебя выкинули с самолета? – спросили отец и дочь одновременно.

- Просто хочу выпить, – проворчал Фишборн, удивляясь, почему не чувствует вкус виски.

Маленькая Джесс подбежала к отцу и запрыгнула к нему на колени.

- А у тебя есть родители? – неожиданно спросила она Фишборна. – Там, - она указала рукой себе за спину, - в Бостоне.

- Конечно, у него есть родители, – ответил за Фишборна Томас Хорниш.

- И ты тоже никогда не вырастешь, как и я? – спросила она Фишборна.

- Ты вырастешь, – заверил он ее. – Вырастешь быстрее, чем можешь себе представить.

- По-моему, этот мальчик выпил уже слишком много! – рассмеялся Томас Хорниш, забирая у Фишборна стакан.

- А он мне нравится! – сказала отцу Джессика.

- Нравится? – Томас Хорниш нахмурился, затем неожиданно рассмеялся. Джессика подхватила его смех. Сон задрожал, надломился.


День второй

СКАЧАТЬ КНИГУ


Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей