Рахова

/ Просмотров: 88533
Метки:

Скачать сборник

Рахова

1

Нигде и никогда.

В городе, которого нет.

Ритуал, о котором никто не помнит… Почти не помнит…


- Закрой глаза, если не хочешь смотреть на это, – сказала чернокожая старуха внучке.

Гое послушно подчинилась. Густая кровь заполнила чашу, которую она держала в руках.

- Вены заживут, душа – никогда, – прошептала старуха бледнокожей блондинке.

Кровь совы и кровь человека. Порошок трав с Ямайки. Пара заклинаний для вида и ампула с вакциной от древней болезни.

- Теперь пей, – старуха забрала чашу из рук Гое и передала ее блондинке.

Мидж поморщилась. По ее лбу скатилось несколько капель пота. Лихорадка забирала у нее последние силы, и старухе пришлось помогать ей подносить к губам чашу.

- Пей! – прикрикнула она на блондинку.

Мидж вякнула, пытаясь сдержать рвоту. Пустой желудок сжался, наполняя рот желчью.

- Пей, если хочешь жить! – старуха наклонила чашу, и по щекам блондинки потекли грязно-бурые струйки крови.

Мидж заставила себя проглотить наполнившую рот жидкость, не думая о том, из чего она состоит.

- До дна! – приказала старуха.

Мидж запрокинула голову, борясь с приступом рвоты. «Жизнь или смерть, – подумала она. – Унижение ничего не значит, если о нем можно забыть». Добавленный в порошок наркотик вызвал галлюцинации. Ожившие тени, подобно вампирам, присасывались к потолку, нависая над Мидж. Она вскрикнула, решив, что именно эти демоны терзали ее душу.

- Не бойся! – донесся до нее далекий голос старой ведьмы. – Ничего не бойся, я не позволю никому причинить тебе вред!

Мир сузился до рева. Ревели демоны, ревела старуха. Ноги Мидж подкосились. Она упала на глиняный пол, но не почувствовала этого. Демоны пришли за ее телом. Демоны пришли за ее душой. Они сорвались с потолка и прижали Мидж к земле. «Тело заживет, душа никогда», – подумала Мидж, решив, что сил сопротивляться у нее все равно нет. Она выдохнула, чувствуя, как демоны целуют ее в губы.

- Я сама, – прошептала им Мидж, раздвигая ноги. Огонь обжог низ живота. Спина выгнулась. Мышцы напряглись.

- Лучше молись, чтобы она ни о чем не узнала! – сказала старуха внучке.

- Она отвратительна, – скривилась Гое, наблюдая за Мидж. – Шлюха!

- Да! – выкрикнула блондинка, разрывая на себе одежду.

- Заткнись! – старуха ударила Гое по лицу. – Ты едва не убила ее!

- Я всего лишь хотела, чтобы она оставила Ремси! – по черным, как ночь щекам Гое покатились слезы. – Если ее не будет, то он обязательно обратит на меня внимание!

- Дура!

- Да! – снова закричала Мидж. Горящее тело требовало любви. Оно больше не принадлежало ей. Им владели демоны. Снова и снова. Глубже и глубже.

- Да она трахает сама себя! – в отвращении закричала Гое.

- Держи ей руки! – велела старуха.

- Не буду!

- Ты все это начала! Забыла? – старуха схватила правую руку Мидж и прижала ее коленями к земле. – Помоги же мне!

Гое с отвращением схватила левую руку Мидж.

- Нет! – взвыла блондинка, беспомощно сжимая ноги. – Нет!

«Как Ремси может любить это грязное тело? – думала Гое, борясь с неистовствующей Мидж. – Он же совсем не такой!» Гое вспомнила старую книгу, которую украла месяц назад у своей бабки. Зак сказал, что Ремси никогда не променяет такую девушку, как Мидж, на такую, как она. Сам Зак! Сам ее чертов сводный брат сказал, что его другу не подходит чернокожая девушка. Брат, который должен был защищать ее, а не причинять боль!

- А если бы ты родился чернокожим? – спросила она его в тот день.

- Предъяви претензии своему отцу, – скривился он.

- Думаю, ты давно уже проклял его за то, что он трахнул твою мать!

- Нашу мать, – поправил ее Зак.

Мидж затихла и теперь лишь тяжело дышала, продолжая шептать какой-то бред. Одежды на ней почти не осталось. Лишь рваные лохмотья. Заказ, который сделала Гое по адресу из старой книги своей бабки, забрал у нее почти все сбережения, но сейчас, похоже, все это оказалось напрасным. Болезнь уходила. Наркотик все еще действовал, но вскоре и он потеряет свою власть. Мидж снова вернется к Ремси, и Гое останется в тайне ненавидеть ее. На черном лице мелькнула грустная улыбка. «Интересно, чтобы сказал Ремси, если увидел, свою возлюбленную в эту ночь?» – подумала Гое, но тут же помрачнев, решила, что, скорее всего, Ремси возненавидит ее, Гое, а не Мидж. Мидж снова окажется бедной несчастной белой девочкой, которая нуждается в любви и заботе. Гое отпустила ее руку и поднялась на ноги. Наманикюренные пальцы снова вернулись к промежности. Вяло. Почти безжизненно. Скорее машинально, чем с прежним неистовством.

- Сейчас же вернись! – крикнула бабка Гое.

- Ничего с ней уже не будет, – устало сказала Гое. - От этого еще никто не помирал.

2

Тело болело, а в глазах двоилось, словно на утро после аварии, в которую Мидж попала еще ребенком. Мысли возвращались, но были все еще далекими и какими-то чужими. Промежность саднила, и каждый шаг давался с трудом.

- Спасибо, что спасла меня, – сказала Мидж Гое.

Они шли под алеющим небом, сбивая ногами утреннюю росу. Шерстяная кофта, которую Гое дала Мидж, скрывала раскрасневшееся тело блондинки, но ее все равно бил озноб.

- Никогда бы не подумала, что такая девушка, как ты может помочь такой, как я, – призналась она.

- А в чем наше различие? – спросила Гое.

- Ну, ты ведь черная, – смутилась Мидж.

- И что? Я теперь не человек, что ли?!

- Главное, что ты меня спасла и я тебе благодарна за это.

- Вот как?! – Гое вдруг захотелось забрать свою кофту.

- Давай только не будем никому об этом рассказывать, – осторожно предложила ей Мидж.

- Ты ведь подыхала, черт возьми! – не выдержала Гое. – Что будет плохого, если ты расскажешь об этом хотя бы своему парню?

- Вот парню как раз и не стоит, – помрачнела Мидж. – Я понимаю, ты хочешь, чтобы к тебе начали относиться лучше, но попробуй и меня понять. Я чем-то заразилась, пошла к твоей бабке лечиться. Думаешь, Ремси поймет? Он ведь ненавидит черных… Извини…

- Ремси ненавидит черных?

- Прости, Гое, но здесь всегда так было.

Они расстались на зеленой лужайке возле дома Мидж.

- Там, у моей бабки, – сказала ей на прощанье Гое. – Ты ведь трахала себя, как последняя шлюха!

- Это ничего не значит, – устало сказала Мидж и закрыла за собой дверь.

Улицы были все еще безлюдны. Туман отступал в лиственный лес. Собака сводного брата облаяла Гое.

- Что, тоже ненавидишь меня? – спросила ее Гое, открывая дверь. Девушка Зака вскрикнула и побежала в спальню, прикрывая махровым халатом свою наготу.

- Извини, для нее вы все на одно лицо, – сказал Зак сестре, когда Одри ушла на работу, отказавшись от завтрака. – Где ты была ночью?

- А это важно? – Гое умыла лицо. – Или же ты волновался, что я сбегу, как мой отец?

- Какое мне дело до твоего отца?

- Верно. Никакого, – Гое грустно рассмеялась. – Но знаешь, Зак, он ведь сбежал не от меня, бабушки и нашей матери. Он сбежал от таких, как ты, Одри и Мидж.

- Никто не виноват, что вы родились черными, – сказал Зак и ушел на работу. Гое долго стояла у окна, разглядывая опустевший двор. В голове звенела пустота. Пустота и безнадежность. Нет. Любовь не убивает. Убивает жизнь. Гое вспомнила Ремси и подумала, что без него она сможет прожить. И без брата. И без всего этого чертова города… А потом она заплакала. Сонно. Устало. Чередуя рыдания с зевотой… Все потеряло смысл. Даже слезы. Даже вода в ванной, которая становилась все горячее и горячее. Гое ничего не чувствовала. Наблюдала за тем, как кожа ее покрывается красными пятнами, и тихо всхлипывала. Покой и безмятежность – вот чего ей сейчас хотелось. Покой и безмятежность…

3

Зак вернулся с работы в семь. Щелкнул выключателем, но гостиная осталась во власти полумрака.

- Гое, ты здесь?! – позвал он, но ему никто не ответил. Предохранители щелкнули. Свет моргнул и снова погас. Треск привел Зака к сестре. Она лежала в ванной, и ярко-желтый фен плавал возле ее полной груди. Вода остыла, и губы Гое были синего цвета. Она дышала. Слабо, но все-таки дышала. – Гое? – тихо позвал ее Зак. Она не ответила. Пульс был слабым. Зак поднял ее на руки и отнес в пикап. Голая, безжизненная. Она лежала на пассажирском сиденье и капли воды стекали с ее черного тела…

Пикап вспахал колесами газон и выскочил на дорогу.

- Зачем ты приехал сюда? – спросила бабка Гое Зака. Он показал ей внучку. Сказал, что в больнице ее не примут. – И чего ты хочешь от меня?

- Хочу, чтобы вы спасли ее.

- Я всего лишь старая ведьма, – покачала головой бабка. Зак тупо стоял на пороге, держа на руках Гое. Она не двигалась. Почти не дышала. Почти не жила.

- Спаси ее, черт возьми! – сказал Зак и перешагнул через порог.

- Я не приглашала тебя, – холодно сказала бабка, меряя его черными глазами.

- Мне больше некуда идти.

- Тебе?

- Нам. – Зак уложил Гое на кровать.

- Она умирает, – безучастно отметила бабка.

- Я знаю. – Зак опустил голову. – Это была случайность.

- Нет, – сказала бабка. – Думаю, она хотела умереть.

- Глупость!

- Она устала. – Старуха раскурила едкую самокрутку. – Устала жить в твоем мире.

- Это неправда.

- Правда. – Клубы дыма окутали его. – Правда, и ты это знаешь.

- Сейчас она просто моя сестра. – Зак вздрогнул, услышав хриплый старческий смех.

- Неужели для того, чтобы стать сестрой, ей нужно умереть?!

- Просто спаси ее.

- Я не смогу. – Старуха откашлялась и сплюнула желтый сгусток слизи на глиняный пол. – Без тебя не смогу.

- Что я могу? – всплеснул руками Зак.

- Намного больше, чем ты думаешь, – сказала ему старуха. – Намного больше.

4

Мидж оделась и вышла на улицу.

- Зачем ты хотел меня видеть? – спросила она Зака. Он молчал. Смотрел на нее голубыми глазами и молчал. А где-то высоко в небе появлялись первые звезды. – Зак? – Мидж коснулась его руки. – Что случилось?

- Ты должна помочь мне, – выдавил он из себя, чувствуя, как по спине скатываются крупные капли холодного пота.

- Помочь? – Мидж смотрела на него, пытаясь плотнее запахнуть шерстяную кофту.

- Моя сестра… Она ведь помогла тебе, да? – Зак шумно сглотнул. – Теперь твоя помощь нужна ей.

- Гое? Ты говоришь о Гое? – Мидж суетливо оглянулась по сторонам. – Что она тебе рассказала?

- Не важно. – Зак достал сигарету и прикурил дрожащими руками. – Если не хочешь помогать ей, то помоги мне.

- Тебе? – Мидж просветлела. – Да что же у вас случилось?

- Расскажу по дороге, – пообещал ей Зак.

- Я делаю это только ради тебя, – сказала Мидж, выслушав рассказ Зака. Пикап остановился возле дома, где еще день назад решалась жизнь Мидж. – Мурашки по коже от этого места, – сказала она, проходя в незапертую дверь.

- Гое еще жива? – спросил Зак дымящую самокруткой старуху. Она кивнула. Мидж спросила, что она должна делать.

- Просто ложись рядом и ни о чем не думай.

- Запомни, – сказала Мидж Заку. – Я делаю это только ради тебя, – морщась, она улеглась на пропахшую потом кровать и закрыла глаза.

- Ты! – старуха сунула в дрожащие руки Зака старую, выщербленную временем чашу. – Держи ее и делай все, что я буду тебе говорить.

5

Гое снился цветущий вишневый сад. Они лежали с Ремси на зеленой траве и голубое небо скромно заглядывало в их влюбленные глаза.

- Нет, – прошептала она. – Не хочу просыпаться.

- Хватит валяться! – прикрикнула на нее бабка. Гое вздрогнула и поднялась в кровати. Мысли были кристально чистыми, но тело отказывалось подчиняться. – Это пройдет, – успокоила ее старуха. Что-то холодное прижалось к руке Гое. Она обернулась. Чернокожая девушка с открытым ртом смотрела на нее мертвенно-бледными глазами. Сердце Гое сжалось. В голубых глазах отразился ужас. – Успокойся! – старуха схватила ее за плечи и тряхнула. – Дыши глубже! – Гое жадно хватала ртом воздух. Черные пятна перед глазами развеивались, исчезали.

- Зак, – выдохнула она, незнакомым голосом. Белые волосы спутались и прилипли к вспотевшему лицу.

- Он спит, – бабка брезгливо покосилась в дальний угол. – Спит и ничего не знает.

- Но я ведь Мидж! – по бледным щекам Гое покатились слезы. – Я Мидж! Мидж! Мидж!

6

Чернокожую девушку похоронили тихо и незаметно. День был теплым, и солнце играло в искрящихся водах реки. Губы Ремси целовали новое тело Гое. Он любил. Он хотел ее.

- Ты знаешь, что она любила тебя? – спросила его Гое.

- Кто? – глупо спросил он. Она назвала ему свое прежнее имя. – Не говори ерунды! – скривился он. – Кому нужна любовь этой чернокожей?! – Гое промолчала. – Знаешь, Мидж, Зак мне тут кое-что рассказал…

- Старуха спасла меня, – отрешенно сказала Гое.

- Думаю, будет лучше, если об этом никто не узнает кроме нас, – осторожно предложил Ремси.

- Почему?

- Потому что ты белая. – Он поцеловал ее в губы.

- Может быть, ты и прав, – согласилась Гое.

- Конечно, прав! – Ремси запустил руку под ее футболку, укрыл ладонью маленькую грудь.

- Дай мне время, – попросила его Гое. Он что-то спросил ее о болезни. – Ничего страшного, – успокоила она его. – Мне просто нужно привыкнуть.

- Привыкнуть к чему?

- Я ведь чуть не умерла, – сказала Гое, глядя в небо. – Да и умерла, наверное, если бы не… – она вдруг испытала отвращение к самой себе, к своей бабке, к своему отцу. – Наверное, это все из-за тела, – сказала она самой себе.

- Тела? – опешил Ремси.

- Словно мир встал с ног на голову, и все стало другим, – Гое заставила себя улыбнуться.

- Я все еще здесь, Мидж, – заверил ее Ремси.

- Я знаю, – прошептала она, чувствуя, как он прижимает ее к земле. – Знаю…


Читать следующий рассказ сборника - "Трутень"

Оставьте комментарий!

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

Site4Write: сайты для писателей