Тайны Андеры. Глава 11


Тайны Андеры

Оглавление

Глава одиннадцатая

На Андере шел дождь. Прохожие прятались под навесами. Дрожали, промокнув до нитки, но Джейн была счастлива. Он радовалась не дождю, нет, она радовалась тому, что вернулась домой.

Время, проведенное в Подпространстве, казалось вечностью. Несмотря на то, что бывшая жрица любви была теперь полубергом, в душе она все равно оставалась андеркой, которую Подпространство может свести с ума.

Несколько мужчин, случайные прохожие, заметили вымокшую до нитки полукровку и предпочли перейти на другую сторону. Да-а-а… Кажется в прошлой жизни Джейн подобного никогда не случалось. Мужчинам нравилось ее тело.

Она не сразу поняла, что издала тихий гортанный рык. Жрица любви превратилась в жрицу клана Сохо и Джейн понятия не имела, как жить с этим дальше. Она помнила, как была ночной бабочкой, но одновременно с этим помнила, как была полукровкой. Воспоминания путались и подменяли друг друга. Это сводило с ума. Может быть, Мастер Ремесел был прав и проще умереть, чем влачить подобное существование. Хотя…

Джейн пришла к дому, где работала последние годы. Работала жрицей любви.

Она родилась в подводном городе – своеобразном отстойнике гламурной жизни Андеры. Когда-то подводные города преподносились местным жителям, как нечто светлое и чистое. Правители говорили, что только так можно бороться с возрастающей популяцией. Вначале Андерцы верили. Родители Джейн входили в число тех дурачков, которые добровольно согласились переехать в подводный город. На первых порах купола были крепкими, а контингент, заселивший новые территории достойным, но потом, как это обычно и бывает что-то пошло не так. Медленно подводные города превратились в отрезанные от жизни метастазы Андеры. Коррупция и преступность процветали. Законники пытались бороться, затем сами превратились в бандитов, поняв, что их так же выбросили из жизни, как остальных жителей. Работ не хватало. Искусство покрылось отчаянием, как металлические конструкции куполов покрылись ржавчиной. Сырость, грязь. Голубые своды превратились в недосягаемый мираж. Власти Андеры ссылали в подводные города всех неугодных. Отстойник жизни – так называли свой новый дом местные жители.

Когда Джейн исполнилось шестнадцать, ее отец остался вдовцом. Родители работали на подстанции, снабжавшей район электроэнергией – вредное и неблагодарное занятие, забиравшее жизни быстрее, чем монстры ночного мира Андеры. Этого дивного, пленящего воображение мира, казавшимся местным жителям недосягаемым. Родители часто рассказывали Джейн о том, какой жизнь была раньше, до создания подводных городов. Больше всего маленькой Джейн нравились истории о звездном небе. Работа на подстанции давала ее родителям возможность жить на верхних ярусах, откуда был виден купол. Сверху нависали синие морские воды. Иногда там проплывали крупные рыбы, но это были не звезды. Конечно, Джейн видела тысячи картинок звездного неба, но, как говорится, порой лучше один раз увидеть, чем тысячи раз услышать. Покинуть ненавистный подводный город – вот, что стало идеей фикс для юной Джейн, особенно после смерти матери.

Отец сказал, что сможет устроить ее на подстанцию, познакомил с парой влиятельных чиновников, которые относились к рабочим, как к мусору. Джейн хорошо запомнила это пренебрежение, это безразличие. Понимал ли подобное положение дел отец? Наверное понимал. Но что ему оставалось?

– Когда тебе исполнится восемнадцать, – сказал он, – ты сможешь занять место своей усопшей матери.

В тот далекий день Джейн предпочла промолчать, чтобы не наговорить лишнего. Она любила отца, но не могла принять выбранную им жизнь. Особенно после того, как в доме появилась другая женщина.

Джейн уходила из дома, пропускала учебу и долго слонялась по заполненным отбросами улицам. Маньяки, убийцы, воры – вот, кто составлял добрую половину жителей подводных городов. Серая безликая масса, рыщущая в поисках жертвы. Опытный глаз местного жителя мог сразу определить в этой толпе туриста. Его звали Гарлид – коренного андерца, решившего посетить подводный город, чтобы написать статью, как хорошо здесь живется. Джейн встретила его возле столовой для малоимущих. Высокий, стройный, загорелый. Он повсюду слонялся со своим фотоаппаратом и фотографировал, фотографировал, фотографировал…

Джейн подошла к нему, желая выплеснуть весь тот негатив, что накопился у нее в отношении жителей андеры. Гарлид выслушал обвинение молча, затем лучезарно улыбнулся и предложил продолжить разговор в одной из многочисленных местных закусочных. Джейн не знала, почему не послала его к черту. Не знала, почему сменила гнев на милость.

– Знаешь, в подводных городах не так уж и плохо, – сказал он. – Здесь нет монстров и героев, а жизнь… – он тяжело вздохнул и всплеснул руками, признаваясь, что не может подобрать нужных слов.

Дальше последовал долгий рассказ о том, почему не стоит завидовать жителям Андеры.

– Если честно, то я задумываюсь о том, чтобы перебраться в подводный город, – сказал в конце Гарольд.

– А звезды? – спросила Джейн, выслушав его историю с открытым ртом.

– А что не так со звездами? – нахмурился фотограф.

– На Андере есть ночное небо, а здесь… – Джейн демонстративно указала глазами на стеклянный купол. – Здесь только синие воды и ржавчина.


– Так ты хочешь увидеть звездное небо? – неожиданно просиял Гарольд.

Джейн потупила взгляд и призналась, что никогда не покидала подводный город.

– Местные считают это проклятьем – родиться здесь, – добавила она.

Гарольд кивнул. У него были умные, пытливые глаза. Они напоминали Джейн объектив его камеры, ощупывающий местные пейзажи. На нее он смотрел так же – цепкий, пронизывающий до костей взгляд. Так думала Джейн в тот момент. Позднее она поняла, что взгляд этот пронизывает не до костей, Гарольд, как говориться, просто раздевал ее глазами. Юную, наивную, готовую влюбится в первого встречного, не похожего на местного жителя. Особенно, если этот встречный обещает увезти из подводного города.

– Он просто использует тебя и выбросит на помойку, – сказал отец, когда Джейн сообщила ему о своем намерении уехать с Гарольдом.

– А ты думаешь, лучше выбросить свою жизнь на помойку, заняв рабочее место матери? – не сдержалась она.

Отец влепил ей пощечину и ушел спать. Джейн не обиделась, понимая, что перегнула палку. Выждала несколько часов, пока отец не начал храпеть в соседней комнате и стала собирать вещи.

Спустя три дня она покинула подводный город.

Первый год жизни с Гарольдом казался раем, если сравнивать с тем, что было раньше. Потом красавец фотограф начал уставать от своей милой, но наивной подруги. Джейн приняла разрыв спокойно: без слез и истерик. Лишь попросила дать ей две недели, чтобы найти работу. Гарольд не возражал. Вот только никто не хотел нанимать миленькую несовершеннолетнюю девушку из подводного города. Без амбиций, без образования, считавшую пределом своих мечтаний жизнь на поверхности Андеры. Почти никто…

Сейчас, стоя возле дома, где работали жрицы любви, Джейн тщетно пыталась вспомнить момент, как впервые пришла сюда. Люди входили и выходили. Большие стеклянные двери хлопали снова и снова.

«Дом. Милый дом», – обрадовалась Джейн, проскользнув в заведение следом за очередным посетителем.

Консьерж на входе не успел остановить ее. Джейн прошла в центр главного вестибюля, где играли в карты состоятельные мужчины. Их спутницы, бывшие подруги Джейн, стояли рядом с игральными столами, растягивая раскрашенные яркой помадой губы в обольстительных улыбках. В глазах блестели чертики – Джейн помнила, как жрицы добивались этого эффекта: немного специальных капель, пара пилюль…

Отыскав взглядом лучшую подругу, Джейн направилась к высокой рыжеволосой девушке. Жрица заметила полукровку, и улыбка медленно сползла с ее лица. Джейн остановилась, понимая, что совершила ошибку – не стоило приходить сюда, по крайней мере, не в столь оживленное время. Ведь нужно было сказать так много, объяснить случившееся, а потом…

«А что потом», – спросила себя Джейн. На что она надеялась?

Взгляд бывшей подруги Джейн, рыжеволосой высокой девушки, устремленный к бергу полукровке начал привлекать внимание посетителей. Джейн услышала первые возгласы негодования. Гул толпы нарастал, превращаясь в рев. Никто не любил бергов. Они были монстрами, даже полукровки.

– Она пришла нас убить, – заорал кто-то из обезумевшей толпы.

Стадный инстинкт сработал безупречно и мгновение спустя уже вся толпа ревела праведным негодованием, желая избавиться от вторгшегося в их идиллию берга.

– Я была жрицей, – мямлила Джейн, но ее никто не слышал. – Я была…

Стоявший рядом мужчина бросил в нее фужер с шампанским. Это послужило катализатором и через пару секунд в Джейн полетели бутылки, фишки, стулья… Посетители бросались всем, чем могли.

Невольно Джейн зарычала – такой была ее новая природа. Один из мужчин попытался схватить ее, но она с легкостью высвободилась, ударила нападавшего в грудь и бросилась к выходу. Консьерж блокировал двери, намотав на ручки стальные цепи. Ловушка захлопнулась.

Джейн готова была сдаться на милость разгневанной толпе, когда свет в зале погас. Кто-то оказался совсем рядом с бывшей жрицей и шепнул на ухо:

– Если хочешь жить, иди со мной.


Голос показался Джейн знакомым. Он принадлежал девочке-подростку, бог знает как оказавшейся в этом злачном заведении. Джейн тщетно пыталась вспомнить, где слышала этот голос. Девочка-подросток взяла ее за руку и потянула куда-то в сторону. Джейн подчинилась, ожидая подвоха в любой момент. Она готова была умереть. Готова к тому, что разгневанная толпа разорвет ее на части, но вместо этого Джейн оказалась на улице.

В переулке было тихо. Горели несколько фонарей. Где-то далеко шумел город. Наконец-то, Джейн удалось разглядеть лицо спасшей ее девочки. Лет четырнадцать-пятнадцать, не больше. Серые пытливые глаза, вьющиеся темные волосы. Лицо неестественно бледное для брюнетки. Губы полные, чувственные.

– Ты Плиора, – вспомнила Джейн. – Ты та, кто отравила жрицу клана Сохо.

Вместо ответа Джейн услышала звонкий смех, гулко раскатившийся по пустой подворотне. Разве подростки могут так смеяться: презрительно, цинично. И этот взгляд… Плиора смотрела на нее так, словно перед ней был червь.

– Что, тоже не любишь бергов? – спросила Джейн первое, что пришло на ум.

– Бергов? – девочка нахмурилась. – Нет, берги мне нравятся.

– Тогда почему ты отравила жрицу клана Сохо.

– Этого хотел Юругу.

– Юругу?

Плиора начала было объяснять, кто это такой, но Джейн оборвала ее на полуслове:

– Я знаю. Он древний.

На лице Плиоры появилось искреннее удивление.

– О нем говорили дети, освободившие меня, – пояснила Джейн. – Насколько я поняла, ты была их подругой?

– Да, было время, – Плиора снова рассмеялась, но на этот раз смех прозвучал фальшиво.

Было видно, что эта тема неприятна ей. Древний обещал, что отведет ее в новый мир, где не будет делений на расы и кланы, но прежде предстояло пройти долгий путь. На озере Левий, пытаясь убить себя, спасенная осьминогом по имени Лакмус Плиора сказала Юругу, что готова к трудностям. Сейчас, вспомнив оставленных друзей, девочка впервые почувствовала, что дорога в новый мир может оказаться для нее непосильно долгой.

Конечно, древний был мудр и контролировал каждый ее шаг, но как же сложно порой делать эти шаги. Особенно, когда не понимаешь конечного результата. Юругу говорил, что и сам не понимает, не имеет права на подобную роскошь. Разумеется, новый друг Плиоры был древним, но он бросил вызов сородичам, поэтому ни о каком интеллектуальном превосходстве не могло идти речи. Его раса покинула материальный мир, оставив векторы развития для появившихся молодых рас. Это была четкая схема, карта, следование которой являлось обязательным. Нерушимый порядок вещей, изменить который планировал Юругу. Он хотел сломать систему. Плиора понимала, что в основе лежит месть за потерянную возлюбленную, но если смотреть дальше, вглубь, то там за редкими деревьями гнева четко вырисовывалась картина, позволявшая людям разорвать порочный круг, пройдя свой собственный путь. Много ступеней стоило преодолеть, чтобы приблизиться к этому. Одно из них было спасение Джейн.

– Ну хватит! Покажись и заверши свой план, – потребовала Плиора, обращаясь к невидимому древнему, который, она была уверена, наблюдал за ней.

Ответа не последовало. Плиора знала, что должна делать, но… Неимоверных усилий, лжи и хитрости потребовало от нее распоряжение Юругу доставить Джейн к озеру Левий. Лакмус умел не только вселять ужас, но стирать воспоминания: выборочно, точечно. Странно, но Джейн решила, что это будет неплохая идея. Забыть о прошлом.

Спустя час, промокшая до нитки, она лежала на берегу озера и смотрела в небо стеклянными глазами. Юругу хотел, чтобы Лакмус стер из ее памяти жизнь блудницы и жрицы клана Сохо. Стер момент оживления, оставив только чувства и эмоции. Позволив начать все с чистого листа. Фактически, создав новую Джейн. Она забыла Ромула и Найдо. Забыла Плиору. Берг поулкровка с душой жрицы любви.

Когда Джейн очнулась, то рядом нашла кожаную одежду: куртку, брюки, нижнее белье.

Долгие столетия Юругу разбрасывал семена своего коварного плана. Теперь они начинали давать робкие всходы – хрупки ростки, которым предстоит сделать так много.

Глава двенадцатая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web