Тайны Андеры. Глава 12


Тайны Андеры

Оглавление

Глава двенадцатая

Ромул и Найдо провели летние каникулы на Рохе и вернулись в институт Рашилайи на Андере. Найдо встретилась с родными, а Ромул… На родной планете Ромул был один. Скажи ему пару лет назад, что он будет мечтать попасть на Андеру, то он бы рассмеялся, но тогда его родители были еще живы и мир представлялся совсем иначе. Власти Роха закрепили за ним родительский дом. Ему было пятнадцать и поэтому наставники рекомендовали приставить к мальчику опекуна. Им стал престарелый гартрид, работавший некогда в системе образования. Считалось, что он положительно повлияет на Ромула, хотя в итоге, скорее всего, получилось наоборот. Детская компания оживила старика. Казалось, что он помолодел лет на двадцать.

У Ромула оставались на Рохе далекие родственники, но им было некогда заниматься его воспитанием, так что старик-опекун стал для него кем-то вроде деда. Если бы не встреча в подпространстве с Хоупом и все вытекающие из этой встречи последствия, то лето можно было бы считать удачным. Ромул отдохнул и обрел нового друга в лице своего опекуна.

Покинув подпространство, они с Найдо договорились держать в тайне встречу с Хоупом. Ромул терпел так долго, как только мог. Однако на второй месяц жизни на Рохе терпение кончилось. Он открыл тайну опекуну, уверяя себя, что от этого хуже не станет. Однако вернувшись на Андеру, понял, что ошибся. Старик-опекун обо всем доложил наставникам. Ромула и Найдо вызвал мастер По и долго расспрашивал о случившемся. В итоге они сдались, признавшись во всем. Хотя, в чем, собственно, была их вина? Несколько дней ничего не происходило – мастер По созвал совет, где пытался решить, что делать дальше. Ромула и Найдо держали в их кельях в изоляции, не позволяя ни с кем общаться, даже друг с другом. Они не знали, что происходит, пока мастер По ни пришел к ним и ни сказал, что совет хочет видеть их. Совет созданного на Андере института Рашилайи…

Странные личности его представляли. На первый взгляд это были просто наставники, но их вопросы…

На Рохе были правила, порядки, а здесь… Ромул и Найдо стояли перед странным советом и думали, во что же они вляпались на этот раз?

Причина была в старом манускрипте, повествующем о появлении древнего-отступника. Номмо предал свою расу, поддавшись сладкому чувству мести. Никто не знал, откуда появился этот манускрипт. Никто не хотел верить в написанное. Однако пророчество сбывалось.

Мастер По, как самый умный и авторитетный, возглавлял совет. Древний манускрипт предупреждал о появлении Ромула. Имен, как это обычно бывает в древних книгах, не называлось, но совет был уверен, что речь идет именно об их ученике – слишком много было совпадений и случайностей.

Представ перед советом, Ромул и Найдо тщетно пытались доказать, что Хоуп вовсе им не друг, но наставники уже сделали вывод. Все было решено до этого разговора.

– Предлагаю исключить их и отправить на Рох, – сказал один из представителей совета.

Другие наставники согласно закивали. Ожидающие взгляды устремились к мастеру По. Теперь вся ответственность ложилась на него: либо, как страусы спрятать голову в песок, либо побороть первородный страх перед древними и попытаться выяснить, что же происходит на самом деле. Мастер По размышлял об этом более двух суток. Он не спал, не ел, ни с кем не общался. Все считали его реформатором, первопроходцем, почти что авантюристом. Но его авторитет не терпел возражений.


– Предлагаю затаится и ждать, – сказал мастер По.

Совет загалдел, вспенился, как море во время бури. Мастер По ждал. В итоге гул утих. Мысли прояснились. Наставники мысленно взвешивали все за и против и приходили к выводу, что председатель прав – нужно ждать.

Еще одним решением мастера По стал перевод Найдо на третью ступень обучения. Теперь ей предстояло поселиться в тайном крыле института Рашилайи, недалеко от Ромула. Девочка всегда отличалась выдающимися способностями, а интерес, проявленный к ней древним, вообще возносил ее на новую ступень. Долго наставники спорили о ее предназначении. Некоторые считали, что она просто стала случайным свидетелем, другие видели в этом особый знак. Лишь в одном большинство было единогласно – за Найдо нужно наблюдать.

Несколько наставников высказались за то, чтобы показать Ромулу древний манускрипт. Пусть мальчик будет в курсе. Мастер По проголосовал против. Зато поддержал проект, согласно которому на поиски Хоупа была брошена новая группа бергов. Ни один из них не вернулся – все примкнули к стае беглого ученика. Наставники создали третью группу и лишь после этого признали, что с бергами невозможно сотрудничать.

Третья группа бергов сбежала так же, как и две предыдущие. Однако не примкнула к Хоупу, а превратилась в независимую силу ночного мира Андеры. Они нападали на монстров и героев, не чураясь между делом простых жителей. Десятки семей остались сиротами. Среди них была девочка по имени Джо – ничего примечательного, если не считать, что от взбесившегося берга ее спас полу-монстр полу-герой. Никогда прежде ничего схожего с этим не происходило. В древнем манускрипте, рассказывающем о деяниях номмо-отступника, тоже умалчивалось о подобном.

Мастер По решил, что совету следует присмотреться к этой странной девочке. Никогда дети, рожденные на грани света и тьмы, никому не помогали. Может быть, в этом был какой-то тайный смысл?

– Я не знаю, что это может значить, – сказал Ромул, когда мастер По открыл ему историю Джо.

К тому времени мальчику исполнилось шестнадцать, и он во всю крутил роман со своей одноклассницей Найдо. Совет не мешал развиваться этим отношениям, решив понаблюдать, куда выведет кривая.

Появление в институте третей ступени разобщало учеников. Пусть наставники и убеждали их, что зачисленные на третью ступень ничем не отличаются от других, в стенах института все равно относились к таким, как Ромул и Найдо, с завистью. Да и ничем эта особенная группа не выделялась в процессе обучения. Если бы не древний манускрипт, то мастер По и другие наставники давно приняли бы решение свернуть проект. Впрочем, один из наставников, знавший манускрипт от корки до корки выдвинул теорию, что такие, как Ромул – всего лишь звенья в длинной цепи событий.

– Если честно, то я порядком устал от этого, – признался как-то раз Ромул своей подруге.

Что касается Найдо, то ее забавляла подобная кутерьма. Третья ступень обучения открывала двери ко многим недоступным для других одноклассников книгам. А что может быть лучше для книжного червя?!


Однажды Найдо встретилась в интеллектуальной дуэли с Новленом – еще один бывший друг, застрявший на второй ступени. Ее знания оказались на голову выше знаний Новлена. Наставники специально устроили этот турнир, чтобы проверить знания своих подопечных. С огромным отрывом победили ученики третьей ступени.

– Я хочу стать самым обыкновенным, – сказал Ромул. – Хочу вернуться на Рох и учиться в обыкновенном институте Рашилайи. Так мечтали мои родители.

– Ты говоришь о тех родителях, которые приходят к тебе после смерти? – ехидно подметила Найдо, решив, что Ромул капризничает.

Мальчик помрачнел. Подобное заявление показалось ему ударом ниже пояса. Хотел он или нет, но именно в тот день у него появилась мысль покинуть стены института Рашилайи на Андере. Местные правила и порядки показались ему чуждыми. Нет, он не мечтал вернуться на Рох и продолжить обучение там. На Рохе, как ему начало казаться, все было еще хуже. Правила Роха забрали у него родителей, а сейчас забирали право на обычную жизнь подростка. Да и годы, проведенные на Андере, многое изменили в подростковом сознании мальчика. Здесь был некий шарм, незримое очарование. Казалось, что весь мир в твоих руках. Нужно лишь расправить крылья и лететь – ветер сам укажет путь.

– Нет, ты не можешь говорить об этом серьезно, – заявила Найдо, выслушав доводы Ромула в пользу того, чтобы покинуть институт Рашилайи. – Ты гартрид! – таким был главный ее довод.

Ромул не предлагал ей уйти вместе с ним, и это злило больше всего. Не один месяц Найдо игнорировала слова друга и возлюбленного, считая их пустой болтовней. Однако чувство неизбежности усиливалось день ото дня. Желание изменить свою жизнь светилось в глазах Ромула детским азартом. Он был готов к переменам, а Найдо…

Когда Ромул получил приглашение от бригады скорой помощи Андеры присоединиться к ним в ночной смене, Найдо не отнеслась к этому серьезно.

– Либо мастер По вернет меня на вторую ступень, либо я уйду, – заявил Ромул, решив, что не имеет права разбазаривать подобные возможности.

Найдо понимала, что торговаться с мастером По не имеет смысла – наставники лучше знают, что лучше их ученикам.

Ромул тянул с принятием решения до последнего, затем подошел к мастеру По, решив поговорить напрямую. Вместо отговоров наставник неожиданно одобрил его выбор.

– Скажи, что одумался, и мастер По вернет тебя обратно. – Найдо до чертиков боялась перемен.

Ромул предпочел молчать. Найдо пыталась поговорить с наставниками вместо него, но никто не хотел ее слушать. Мальчик выбрал свой путь, и подобная смелость неожиданно получила одобрение.

– Так и скажите, что вы всегда мечтали избавиться от него.

Мастер По пропустил дерзость мимо ушей.

«Ромул вернется», – попыталась Найдо успокоить себя.

Гартриды сложно приживались на Андере. Сложно было и Ромулу, но он решил идти до конца. Образование, полученное в институте Рашилайи, помогло ему устроиться в ночную смену неотложки.

Сначала коллеги по работе воспринимали его, как диковинный персонаж, с которым надо держаться настороженно. Затем он перестал вызывать интерес, а под конец и вовсе превратился в обыкновенного сотрудника. К тем, кто работал в ночной смене, всегда относились, словно к патологоанатомам. Ночной мир Андеры не сулил ничего хорошего. Монстры и герои выходили на охоту, не щадя своих жертв. Выезд реанимационной бригады приравнивался к выезду коронеров. Редко удавалось спасти хоть кого-то. Усугубляло ситуацию то, что Ромул прославился собиранием трупов. Из его подопечных ни один не выжил. Дело было не в профпригодности, просто таковы были реальности ночной Андеры.

Ситуация изменилась на шестой месяц работы Ромула в неотложке. Дежурство началось в одиннадцать вечера и должно было закончиться в шесть утра. Потом следовали два выходных дня. Найдо обещала прийти, и Ромул думал только об этом.

Вызов поступил полвторого ночи. Сидевший за рулем неотложки работник был лихим водителем и домчался до места происшествия менее чем за четверть часа. Обычно в стычках между монстрами и героями страдали обычные люди – послеполуночные прожигатели жизни. В основном это были андерцы. Но на этот раз все было иначе. Жертвой стал берг.


– Хоуп! – только и смог выдохнуть Ромул, увидев бывшего друга.

Раны, полученные потерпевшим, выглядели настолько ужасно, что кровь холодела в жилах. Для остальных членов ночной бригады ситуация была рутиной, но для Ромула… Он пережимал поврежденные вены, бинтовал оторванные конечности и твердил себе снова и снова, что Хоуп не умрет. Нет, он не позволит ему! Хватит смертей! Хватит отчаяния и безнадежности ночного мира Андеры. Хоуп выкарабкается. Ромул не знал, как добьется этого, но…

– Древний помнит о тебе, – тихо произнес бывший друг, и на его губах выступила кровавая пена.

– Молчи, – велел Ромул, накладывая очередной жгут.

– Скоро все изменится, – прохрипел молодой берг. – Новый мир стучится в двери. И ты станешь частью этого…

– Заткнись, если хочешь жить, – оборвал Хоупа Ромул.

Его напарники наблюдали за этой сценой молча. Для них молодой берг был монстром, убийцей, но для Ромула… Для Ромула он все еще оставался другом. Сердце бешено билось в груди. Мысли метались, словно пойманная в клетку птица. Дикая птица.

Наставники института Рашилайи всегда советовали ученикам в экстренных ситуациях доверять инстинктам. Сейчас Ромул чувствовал, что только инстинкты могут помочь спасти бывшего друга. Все остальное не имело смысла, даже Найдо. Ее объятья, поцелуи…

Когда густая, словно смоль, ночь Андеры подошла к концу и забрезжило хрупкое молочное утро, Ромул понял, что жизнь друга вне опасности. Молодой берг стал первым, кого удалось спасти бывшему ученику института Рашилайи. Крови было так много, что кружилась голова. Казалось, никто не может выжить после подобной потери. Молодой берг каким-то дивным образом цеплялся за жизнь. Никто, кроме Ромула, не верил в его спасение. Да если бы не Ромул, Хоупа давно накрыли бы простыней и зафиксировали дату смерти – все считали, что только на это и годится ночная смена.

– А ты молодец, – произнес Хоуп одними губами, когда Ромул зашел в его палату.

Спустя два часа молодой берг сбежал – разбил окно и выпрыгнул с двенадцатого этажа. Но с тех пор за Ромулом закрепилась дурная слава спасителя бергов. Последних никто не любил. Их смерть воспринималась, как нечто само собой разумеющееся, как карма, когда нужно платить по счетам. Руки бергов были по локоть в крови, так что никто не хотел спасать их. Ромул спас. Коллеги по работе тут же вспомнили, что он гартрид, и выпускник института Рашилайи мгновенно превратился в отступника. Ромул мог поклясться, что спасал Хоупа точно так же, как и сотни других людей до него. Беда была в том, что никто ему не верил. Все считали, что спасать можно андрецев, а бергов… Если встретишь раненного берга, то лучшее, что можешь сделать – помочь ему перейти в мир иной. Ромул разрушил устоявшийся стереотип.

Оправдываясь, он разболтал всем, что Хоуп был его другом. Новость облетела больницу в течение дня. Когда Ромул снова вышел на смену, все в больнице шептались о том, что он друг бергов.

– Только этого мне и не хватало, – признался Ромул во время встречи с Найдо. – В институте Рашилайи меня считали особенным, потому что вижу души усопших родителей. Сейчас я снова стал особенным, потому что когда-то в детстве дружил с бергом.

– Ты спас ему жизнь, – уточнила Найдо, и слова ее прозвучали, словно удар молотка, вколачивающего последний гвоздь в крышку гроба, где находились надежды Ромула на нормальную жизнь.

– Но я не хочу этого! Я устал быть особенным!

– Ты гартрид, ты всегда будешь на этой планете особенным, – отчеканила Найдо.

Ее слова звучали, как приговор. Ромул хотел поспорить, но девочка, вернее давно уже девушка, была права. Ему нет места на этой планете. Вернуться на Рох – вот все, чего он сейчас хотел.

Найдо поцеловала его, понимая, что сейчас ему нужно просто забыться, отвлечься, растаяв в ее объятьях, ласках…

На какое-то время план Найдо сработал, однако, когда наступило утро и она ушла, Ромул снова испытал щемящее чувство одиночества. Он был один в этом чужом мире. Как бы он ни старался, как бы не подстраивался, его судьба – быть здесь чужаком. Да и не только здесь. На Рохе он тоже не мог слиться с толпой. Все знали, что случилось с его родителями и о том, кем был он.

– Звучит так, словно Рох меньшее из двух зол, – сказал ему напарник из ночной смены.

Ромул знал, что молодой прихвостень говорит это только для того, чтобы избавиться от конкурента: если напарник уйдет, то андерец займет его место. Больше зарплата, больше привилегий…


– Не могу больше оставаться здесь, – признался Ромул во время очередной встречи с Найдо.

Он знал, что просто так никто не позволит ему вернуться на Рох, но всегда существовали лазейки. Когда-то, будучи учеником института Рашилайи, за хорошую учебу он получал право покинуть Андеру и посетить родную планету. Ключ от дверей в Подпространство находился у мастера По. Местные частенько рассказывали байки о том, что существует множество ключей к дверям в Подпространство, однако Ромулу пришлась по душе идея поговорить с бывшим наставникам, вымолив у него разрешение вернуться на родину.

– Мастер По никогда не позволит тебе этого, – разрушила последние надежды Ромула Найдо. – Для него ты ученик института Рашилайи. Всегда им был, и всегда им останешься. Ты можешь либо вернуться к нам, либо продолжить влачить свое жалкое существование здесь, где ты всегда останешься чужаком.

– Звучит жестоко, – признался Ромул.

Ему часто снились сны о том, как он спасает бывшего друга: залитый кровью Хоуп что-то говорит ему о новом мире, а где-то далеко, словно сон во сне, молодому бергу поддакивает Плиора – девочка, сумевшая разорвать замкнутый круг и выбрать свой собственный путь. Истории, которые Ромул слышал о ней, не всегда нравились ему, но постоянно вызывали уважение. Андерка оказалась сильнее гартридов. Смелее – уж точно. Ромул завидовал ее решимости.

– Может быть, мне тоже отыскать свой собственный путь? – спросил он как-то Найдо.

Вместо ответа девушка отвела его в постель, заставив забыть обо всем. Потом она ушла. Тяжелые мысли вернулись. Если бы сейчас на пороге дома Ромула объявился бывший друг, Хоуп, и предложил ему альтернативу жизни той, что есть сейчас, то сомнений принять подобное предложение или нет, не было бы. Однако Хоуп не появился. Были только враждебно настроенные коллеги по работе, да Найдо, страсть которой давно стала чем-то обыденным. У девушки все было хорошо, и Ромул чувствовал, как между ними разрастается гигантская пропасть. Милая, нежная, страстная она приходила ночами, сбегая из стен института Рашилайи.

Прилежная и старательная. Мало было учеников, способных соревноваться с ней в полученных знаниях. Науки давались легко, а наставники проявляли благосклонность. Даже мастер По готов был терпеть капризы Найдо, закрывая глаза на ее отношения с Ромулом. Подсознательно Ромул всегда мечтал стать таким, как она. Свободным, независимым, уверенным в завтрашнем дне. Но кем он был в действительности? Призрак – так называли сотрудников его смены. Да, отнюдь не предел мечтаний. А ведь все начиналось так хорошо, особенно, когда его родители были еще живы.

«К черту, уеду на Рох и начну все с чистого листа», – твердо решил для себя Ромул.

Однако следователи, появившиеся после бегства Хоупа, решили иначе.

– Не покидайте Андеру в ближайший месяц, – сказали они, узнав, что спасенный берг вступал с Ромулом в контакт.

Для Ромула подобная просьба звучала, как приговор. То, что следователи Андеры идентифицировали раны, полученные Хоупом, как следы нападения Латияла, его мало интересовало. Латиял был легендой ночного мира Андеры. Ходили слухи, что он появлялся и на Рохе. Нерадивый ребенок канувших в небытие богов. Тупиковая ветвь эволюции. Латияла называли молчаливым убийцей. Впрочем, мнения о нем, бытующие на Рохе и Андере разнились. На Андере его считали монстром. На Рохе – карающей рукой древних, почти божеством, на долю которого выпала роль исполнителя воли номмо.

Ромул старался не думать, кем был Латиял в действительности. Легендам свойственно ошибаться – вот, что понял Ромул за долгие годы учебы в институте Рашилайи. Легенды могут даже иногда врать. Глупо думать о мире в целом, упуская из вида жизнь собственную. Так что просьба законников с Андеры не покидать планету послужила неким катализатором, развеявшим сомнения. Он вернется на планету Рох. Покинет чужой мир. Здесь ему нет места. Что будет на Рохе? Ромул не знал. Была лишь твердая уверенность, что там, все станет иначе. Как-никак он ведь был гартридом, а представители этой расы, как утверждали многие специалисты, плохо приживались в чужой среде. Андера всегда была для него чужой. Он устал быть вторым сортом. В воспоминаниях всплывала судьба Плиоры. Наверное, перед тем, как сбежать из института Рашилайи она чувствовала нечто подобное. Но Плиора была андеркой, волею судьбы попавшей на воспитание к гартридам. В результате родная планета стала для нее чужой. Гартриды забрали у нее все, ничего не подарив взамен. Плиора была чужаком на Андере и была чужаком на Рохе.

«Возможно, именно поэтому она и превратилась в отступника», – думал Ромул, убеждая себя, что с ним все будет иначе. На Рохе тысячи гартридов жили и работали вне института Рашилайи. Почему бы ему не стать одним из них? Тем более, что для этого нужно так мало – всего лишь сбежать из ненавистного мира Андеры.

Глава тринадцатая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web