Тайны Андеры. Глава 20


Тайны Андеры

Оглавление

Глава двадцатая

Латиял зарычал и ударил Хоупа наотмашь свободной рукой. Сокрушительный удар отбросил молодого берга на несколько шагов. Хоуп не особенно понимал, что делает, но чувствовал, что обязан поступать именно так – защищать Ромула. О мастере По молодой берг не думал. Мастер По олицетворял все то зло, что видел в своей жизни Хоуп, но Латиял, уже забравший жизни почти всей стаи молодого берга, был еще большим злом.

Молчаливый убийца размахнулся, нанося смертельный удар. Мачете вспороло воздух, перерубив тела пары случайных жертв. Разрубленные на двое рохи рухнули на землю. Хоуп избежал смертельного удара, нырнув вперед. Атака – вот, что было лучшей защитой в схватке с молчаливым убийцей.

Когти молодого берга вспороли Латиялу брюхо: дюжина ударов, предшествовавших одному единственному – сокрушительному удару молчаливого убийцы.

Хоуп отлетел от своего соперника на десяток шагов, врезался спиной в ларек с закусками и отключился. Латиял мог добить его, но задачи, поставленные перед ним Амма, были другими.

Догнать и остановить мастера По.

Поборов в себе жажду крови, молчаливый убийца протиснулся сквозь толпу, оказавшись в подворотне, где скрылись преследуемые им беглецы. Здесь все еще клубился туман. Трамвай ушел, но для того, чтобы перемещаться в Подпространстве, Латиялу это было не нужно. Существовавшие границы были для него условностью. Покинувшие материальный мир боги знали Подпространство вдоль и поперек, следовательно, это знал и Латиял. Он уже чувствовал запах крови мастера По, чувствовал его след. Оставалось только найти жертву и удовлетворить жажду крови.

Когда туман почти развеялся, до подворотни смог добраться и Хоуп. С молодым бергом находились четверо его верных соратников – только они смогли выжить после схватки с Латиялом. И каждый из них мечтал отомстить молчаливому убийце за смерть сородичей. Чудовищная гонка: бегство для одних и преследование для других. Мастер По, Найдо и Ромул бежали. Латиял шел за ними по пятам. Хоуп и его крохотная стая шли за Латиялом. Безумный треугольник, вот только в этой странной истории была еще и четвертая заинтересованная сторона – Ловец Душ.


Ему не было дела до того, что происходит в мире. Главное – получить Ромула, этот неиссякаемый источник энергии, способный питать Ловца Душ столетие за столетием. Он не особенно понимал, что происходит, да это было для него и неважно. Он жил уже не один век и давно научился ждать, выбирая наиболее удобный момент, чтобы нанести удар своим врагам. Сейчас врагами были все, кто защищал Ромула. И если с Найдо Ловец Душ мог бы совладать, то мастер По и Хоуп становились для него непреодолимым препятствием.

– Мы последуем за ними в Подпространство и будем ждать удобного момента, – сказал Ловец Душ своей помощнице.

Кей-Ла согласно кивнула. Странно, но больше всего в этой истории ей нравилась не идея получить Ромула и его дивный дар, а появление Хоупа. Перед глазами снова и снова вспыхивали картинки битвы молодого берга с Латиялом. Никогда прежде Кей-Ла не видела ничего подобного. Конечно, Хоуп не был красавцем – все берги отмечались крайне уродливой внешностью. Но то же самое можно было сказать и о флорианах. Рожденные в тумане всегда считались самой уродливой расой. Разумеется, Мастер Ремесел изменил внешность Кейлы до неузнаваемости, но в душе она все равно осталась флорианкой. Помощница и супруга Ловца Душ. У флориан было два сердца, но ни в одном из них не было места ревности. Так что, когда красота Кей-Лы приблизилась к красоте малани, супруг ни разу не упрекнул ее за мимолетные интрижки. Кей-Ла не знала, зачем это делает, наверное, так велело одно из ее двух сердец. К тому же, когда живешь так долго, как прожили он и с Ловцом Душ, то многие ценности встают с ног на голову.

Как-то раз, когда они с Ловцом Душ гастролировали по планетам изученной плоскости, к ним на прием пришла девушка по имени Джо. Странное имя, странная судьба. Ее родителей убил монстр, а приемную мать – самый обыкновенный андерец. В роли спасителя выступал полукровка: не монстр и не герой, коих на Андере было очень много. Он родился на грани света и тьмы, добра и зла. Появился ночью, когда умерла приемная мать Джо и спас девочку. Ее первый настоящий друг. И позднее первый любовник. Слушая эту историю, Кей-Ла думала о том, что было бы неплохо встретиться с этим полукровкой. Он мог бы стать еще одним именем в списке покоренных ею сердец. Вот только Джо не знала, где искать своего героя. За ответом она как раз пришла к Ловцу Душ. Супруг Кейлы выслушал девушку, высосал из нее часть жизненных сил и отправил домой, оставив пустые надежды.

Несколько месяцев Кей-Ла и Ловец Душ гастролировали по Андере. Все это время Кей-Ла пыталась найти полукровку. Это стало для нее идеей фикс. В какой-то момент даже начало казаться, что с ним она сможет вырваться из замкнутого круга своего существования, потому что жить с Ловцом Душ давно уже стало скучно. Да, они все еще оставались мужем и женой. Хотя огонь между ними давно погас. Да и был ли вообще?

Сейчас, глядя на Хоупа, Кей-Ла видела в нем того самого полукровку. Сильный. Смелый. Он был полной противоположностью Ловца Душ и Кей-Ле это нравилось. Его схватка с Латиалом показалась ей самым волнительным из того, что она переживала когда-либо в жизни. Романтические расы, такие как малани, называют это любовью с первого взгляда. Беда в том, что Кей-Ла не была малани, не смотря на то, что Мастер Ремесел подарил ей практически идеальную внешность. У флориан чувства возникали совершенно иначе: перед глазами не летали бабочки, мир не уходил из под ног, но когда Кей-Ла поняла, что Хоуп отправляется следом за Латиялом и мастером По в Подпространство, сомнений в том, чтобы последовать за ним у нее не возникло, хоть Подпространство и пугало ее до чертиков. Ловец Душ часто напоминал ей о том, что они оба родились в мире туманов. Он любил это место, считая своим домом. А Кей-Ла, став похожей на малани, она возненавидела свои корни, возненавидела свой дом. Путешествия через мир Подпространства казались для нее кошмаром. Каждый раз, когда намечалось новое турне, Кей-Ла становилась мрачнее тучи. Сейчас же у нее не было сомнений – идти за Хоупом в Подпространство или нет. Молодой берг превратился в лучик надежды, в лучик солнечного света, пробившегося сквозь непроглядный мрак затянутого тучами неба.

Сколько ему было? Лет двадцать, не больше? Кей-Ла знала одно – век бергов очень короткий. Молодые особи редко доживают до седин. А сколько было ей? Триста, четыреста лет? В последние десятилетия Кей-Ле начало казаться, что исчисления ее прожитых лет давно уже идут тысячелетиями. Но с молодым бергом все может измениться. Порочный круг будет разорван.

Дождавшись, когда Хоуп и его стая скроются в тумане, Ловец Душ и его напарница последовали за ними. Подпространство поглотило их.

– Дом, – услышала Кей-Ла голос супруга.

Напоминание о месте, где она родилась не вызвало ничего, кроме отвращения.

«Думать о Хоупе!» – велела себе помощница Ловца Душ.


Хотела она или нет, но флориане действительно ориентировались в мире туманов на порядок лучше многих других. Поспорить с ними мог разве что Латиял. Кей-Ла и Ловец Душ двигались в Подпространстве, слыша тихий рык молчаливого убийцы. Безусловно, это был риск, но игра стоила свеч.

Вскоре рык Латияла стих, уступив место размеренному стуку колес.

Желтый трамвай вынырнул из тумана. С содроганием сердца Кей-Ла вошла в вагон. Ей казалось, что сейчас она увидит кровь и растерзанное тело Хоупа.

– Что с тобой? – спросил Ловец Душ, отметив, что его спутница зажмурилась.

Кей-Ла отрицательно качнула головой. Заставила себя открыть глаза. В вагоне никого кроме них с супругом не было.

Двери за спиной закрылись, громко лязгнув железными механизмами. Трамвай тронулся с места: грузно, неспешно. Пополз, набирая обороты, то ныряя в скопившийся в низменностях туман, то поднимаясь на возвышенности.

За окном кружили кришали, которых Кей-Ла старательно не замечала.

На шестой по счету остановке они вышли. Где-то рядом шумела вода. Здесь законы гравитации теряли свою силу. Водопад устремлялся не вниз, а вверх по каменистому руслу. Брызги воды вспарывали густой туман синими, красными и ярко-желтыми цветами. Не смотря на долгие годы своей жизни, Кей-Ла видела это место лишь однажды. Тогда они с Ловцом Душ были еще молоды и воспользовались заклинанием доступным лишь флорианам, чтобы отыскать Мастера Ремесел. Молодые и амбициозные. Вишвакарнак подарил им новые способности, хотя сейчас Кейле начинало казаться, что став сильнее, они с супругом отдалились друг от друга. Жить в хижине и блуждать в тумане, понимая, что твой век короток было куда ценнее, чем богатая, сытая, бесконечная жизнь на Рохе. Потому что в старой жизни было что-то чарующее, манящее, а в новой… В новой не осталось ничего, кроме бесконечных поисков новых душ. Способность поглощать жизненную энергию сделала их алчными, расчетливыми, а чужие души… Иногда Кейле начинало казаться, что поглотив десятки душ доверчивых посетителей, они с супругом лишились душ собственных.

– Пойдешь со мной или предпочитаешь остаться здесь? – услышала она голос мужа.

Они оба знали, что в одиночку ему не удастся заклинание поиска, но Ловец Душ всегда давал супруге право выбора: не важно, касалось это заклинаний или выбора партнеров.

– Конечно, я пойду с тобой, – Кей-Ла заставила себя улыбнуться.

Чувства к Хоупу казались волнительными и легко ранимыми. Она испытывала острую необходимость оберегать их, как мать оберегает новорожденного.

Ловец Душ поднялся по каменистой тропе, петлявший в опасной близости от устремлявшегося в небо водопада. Приготовления к ритуалу заняли пару минут: начертить необходимые знаки, собрать и поджечь нужные травы. Финальный штрих – кровь флоринина. Ловец Душ достал острый, как бритва изогнутый клинок и порезал себе ладонь. Алая кровь обагрила серые камни. Густой дым задрожал, формируя куб, в центр которого вошел Ловец Душ. Десятки векторов вспыхнули в его голове, указывая путь к цели. Кейле тоже захотелось войти в этот куб, чтобы отыскать дорогу к Хоупу. Впрочем Хоуп искал мастера По, а рядом с мастером По находился Ромул, которого искал Ловец Душ, так что Кей-Ла решила, что пока не стоит открывать карты – судьба сама приведет ее к молодому бергу.

Приблизившись к водопаду, флорианка с внешностью малани, заставила себя смотреть на разноцветные водянистые брызги. Грохот стоял чудовищный, но Кей-Ла могла поклясться, что слышит в этой какофонии звуков падающей воды что-то еще. Она не сразу поняла, что это. Лишь, когда спустилась к подножию горы, и звук стал четче, робко предположила:

– Кажется это мотоцикл, – сказала Кей-Ла супругу. – Ты слышишь?

Ловец Душ нахмурился, долго прислушивался, затем покачал головой – ничего удивительного, ведь мужские особи флориан никогда не отличались повышенной чувствительностью. Вот с их женщинами все было иначе. Кей-Ла не сомневалась, что слышит рокот мотора. Может это был сломавшийся трамвай или… Разыгравшееся воображение рисовало десятки картин, но ни одна из них не была реальной. В голову лезли такие безумные образы, что Кей-Ле становилось смешно. В эти минуты, замечая улыбку, изогнувшую губы супруги, Ловец Душ награждал ее вопросительным взглядом.

– Нет, ничего. Просто безумные мысли, – отшучивалась Кей-Ла.

Супруг не спорил. Охота поглотила его. Флориане были миролюбивой расой, но столетия, прожитые в роли Ловца Душ, изменили врожденные инстинкты. Он чувствовал добычу и шел за ней, подобно хищнику. Пойманные души обещали власть над временем, победу над смертью. И власть пьянила лучше любого вина. Нужно было лишь поймать Ромула, выпив этот сосуд до дна.


Звук, который слышала Кей-Ла, принадлежал созданной Мастером Ремесел машине: дикое сочетание мощного мотоцикла и тела берга-полукровки. Имя ему было Срайкер. Он пришел к Вишвакарнаку, пытаясь отыскать свою возлюбленную Джейн, ту саму Джейн, которую когда-то оживил Ромул: тело жрицы и разум ночной бабочки. Знал ли отступник номмо, помогая Ромулу обрести дивный дар оживлять мертвецов, что на свет появится Джейн? Может быть, да, а может быть, и нет – разбираться в планах богов неблагодарное занятие. В итоге все оказалось так, как оказалось.

Ромул оживил Джейн. Вернувшись на Андеру она покорила сердце полукровки-берга, состоявшего в банде местных байкеров. Затем бросила его, влюбившись в флорианина, рисовавшего на Андере карты, ведущие в Подпространство. Страйкер не смог принять разрыв и мечтал найти бывшую возлюбленную и ее любовника. Найти и убить. По крайней мере, картографу он точно собирался открутить голову. Что касается Джейн… На счет нее он еще не определился.

Череда случайностей привела Страйкера к Вишвакарнаку, превратившего его из берга-полукровки в дьявольский симбиоз машины и живого существа. Страйкер не знал, как отнесется к переменам Джейн, увидев его новое тело, но надеялся, что ей понравятся эти метаморфозы и она пожелает стать такой же.

Кроме нового тела Вишвакарнак подарил Страйкеру безотказную навигацию, способную привести бывшего байкера к его возлюбленной. Сейчас он шел по ее следам, и путь его пересекался с дорогой, выбранной Ловцом Душ. Туда же шла и поредевшая стая Хоупа. И Латиял. Приближался момент истины.

Первым своей цели достиг Латиял. Электронная камера-глаз мастера По зажужжала, предупреждая об опасности. Мастер и его нерадивые ученики находились в центре поляны, окруженной мертвыми деревьями, на ветвях которых пели полуразложившиеся птицы. Дивные трели очаровывали, заставляя снизить бдительность. В это время корни мертвых деревьев подбирались к путникам и хватали их за ноги. Деревьям-хищникам было все равно, кем питаться, поэтому, когда на поляне появился Латиял, они попытались полакомиться и его плотью. Окровавленное мачете вспороло воздух, перерубая кровожадные корни: дюжина сокрушительных ударов – и корни предпочли ретироваться. Словно змеи, встретившие более кровавого противника, они прятались обратно под землю.

Латиял тихо зарычал, увидев намеченную цель. Мастер По обернулся. Поляна была небольшой, превращая надежду сбежать в пустые мечты. Но в этой гонке принимали участие не только жертва и хищник – берги, они выскочили в центр поляны, преграждая молчаливому убийце путь. Разумеется, их предводителем был Хоуп. Он сделал выводы из предыдущей схватки с Латиялом и теперь надеялся избежать ошибок. О том, куда идут мастер По и его бывшие друзья молодому бергу не было никакого дела. «Все закончится здесь и сейчас», – решил для себя Хоуп. Не было ему дела и до далекого мотоциклетного рева – шум работы машины, в которую превратил Страйкера Мастер Ремесел. О том, что за предстоящей схваткой наблюдают Ловец Душ и Кей-Ла, Хоуп вообще не имел понятия. Да, у бергов было всегда все очень просто: есть хищник, есть жертва… Вот только кто в схватке с Латиялом был хищником, а кто жертвой?

– Позволь я поговорю с ним, – попросила Кей-Ла, обращаясь к Ловцу Душ, когда они стали приближаться к Страйкеру.

Флорианин смерил супругу внимательным взглядом, затем осторожно кивнул, решив, что та запала на чудовищное творение Мастера Ремесел. Им нужны были союзники, так почему бы не использовать для этого Кей-Лу, ставшую сексапильной, как малани?!

Девушка нырнула в туман. Хрупкое тело, прикрытое воздушным платьем, растаяло в молочной белизне. Больше всего Кей-Ла хотела сейчас посмотреть на бой Латияла и Хоупа, но чем она могла помочь молодому бергу, оставаясь сторонним наблюдателем? Нужно было действовать.

Страйкер почувствовал недоброе задолго до того, как Кей-Ла приблизилась к нему. Он не видел опасности в девушке. Главную опасность представляли берги и, разумеется, Латиял. Страйкер слышал много историй о молчаливом убийце, но никогда не думал, что встретиться с ним. Страха не было. Лишь понимание, что он должен выжить. Иначе, как отомстить отвергшей его возлюбленной? Боль предательства казалась невыносимой.

Страйкер попытался перепроложить маршрут, пользуясь подаренной Мастером Ремесел навигацией, но другой дороги, кажется, не было. Джейн и ее любовник картограф направлялись в центр Подпространства, путь в который проходил через узкое ущелье, где сейчас назревала битва Хоупа и Латияла. По левую и правую сторону от ущелья тянулись к небу неприступные горы. То, что происходило на поляне в центре ущелья, мало интересовало Страйкера. Он планировал дать по газам и проскочить поле смерти. Мертвые птицы и кровожадные корни деревьев не смогут остановить его. Главное – избежать встречи с бергами и молчаливым убийцей. Пусть монстры убивают друг друга – ему нет до этого никакого дела.


– Постой! – услышал Страйкер голос Кей-Лы.

Девушка вынырнула из тумана, преградив ему путь. Прозрачное платье, облегавшее идеальное тело, невольно привлекло взгляд. Незнакомка была совсем не такой, как Джейн, но что-то заставило Страйкера нажать на тормоз и сохранить ей жизнь.

Скрип резины прорезал липкую тишину Подпространства. Страйкер остановился в паре сантиметров от Кей-Лы. Секундная задержка – и он бы сбил ее. Кей-Ла зажмурилась, затем робко открыла сначала левый глаз, потом правый. Малани никогда не нравились бергу, но сейчас он чувствовал волнение: что-то теплое растекалось внизу живота, будоража сознание.

С момента, когда он впервые попал в Подпространство, ему встретилось множество опасных, кровожадных тварей. Кей-Ла же была… Страйкер не верил своим чувствам, но все говорило в пользу того, что он испытывает к появившейся из тумана незнакомке непреодолимое вожделение. И дело было вовсе не в прозрачном платье. Не только в платье. Что-то на уровне инстинктов.

– Кто ты? – спросил Страйкер.

Кей-Ла назвала свое имя, затем лучезарно улыбнулась. Ее глубокий, бархатистый голос показался Страйкеру не менее волнительным, чем ее тело, видневшееся под прозрачным платьем.

Что касается Кей-Лы, то она не была уверена, сможет ли растопить холодное сердце созданной Вишвакарнаком машины. Оставалось идти ва-банк. Шагнув вперед, она прикоснулась рукой к хромированному крылу машины, частью которой был Страйкер. Прикосновение понравилось байкеру. Он невольно вздрогнул. Рев мощного двигателя усилился. Конечно, Страйкер не знал, что Мастер Ремесел наградил Кей-Лу даром высасывать часть души и воспоминаний, едва прикоснувшись к своей жертве. Ему с трудом верилось, что эта хрупкая женщина может представлять угрозу. Скорее наоборот – это он опасен для нее.

– Бедный, – только и произнесла Кей-Ла, прочитав мысли Страйкера касающиеся Джейн. – Бедный влюбленный недотепа, – ее голос напоминал кошачье мурлыканье.

– Что ты знаешь о любви? – насторожился Страйкер.

– Любовь ранит, – произнесла Кей-Ла то, что он хотел услышать. – Иногда ранит так сильно, что жизнь превращается в кошмар.

– Я убью тех, кто заставил меня страдать, – проскрежетал зубами Страйкер.

– Возможно, – не стала спорить Кей-Ла. – Но что потом?

– Потом? – Страйкер задумался.

– Боли не станет меньше, – помогла ему Кей-Ла. – Если хочешь кого-то убить, то убей свою любовь к Джейн. Не она причиняет тебе страдания, а твои чувства к ней.

– Ты говоришь загадками, женщина, – произнес Страйкер, не скрывая угрозы в своем голосе.

– Никаких загадок, – Кей-Ла недобро улыбнулась. – Если ты позволишь, то я могу забрать твою боль.

Она шагнула к Страйкеру. Ее чары действовали безотказно. Не было сбоя и сейчас. Поцеловать чудовищную машину. Мотор загудел, набирая максимальные обороты. При других обстоятельствах Страйкер просто раздавил бы возникшую перед ним незнакомку, но сейчас…

Она прижалась своими губами к его губам. У нее было теплое дыхание и проворный язык. Страйкеру показалось, что его никто и никогда не целовал так: жадно, страстно. Кей-Ла впилась в его губы, словно заблудившийся в пустыне странник, умирающий от жажды, впивается в сосуд с живительной влагой. Голова закружилась, мысли спутались. Рокот двигателя стал неровным, начал сбоить и в какой-то момент едва не заглох.

Страйкер отпрянул назад и спросил:

– Кто ты?

– Я та, кто заберет твою боль, – голос Кей-Лы показался ему божественным.

Прошлое утратило власть над разумом. Обиды отошли на второй план. Страдания Страйкера не закончились, но сейчас он страдал не от предательства Джейн, нет, он страдал, укоряя себя за то, что не встретил Кей-Лу раньше. Казалось, что ничего подобного он никогда не испытывал. Странная незнакомка вдруг стала альфой и омегой этого мира: ее губы, глаза, дыхание…

– Ого! – произнесла Кей-Ла, прочитав воспоминания Страйкера, поглотив их вместе с частью его жизненной энергией. Никогда прежде она не встречала ничего подобного. Мысли Страйкера… Кто-то поработал над ними, заменив реальные воспоминания поддельными. И этим кто-то был… Кей-Ла тихо выругалась, прочитав воспоминания о древнем, благодаря которому Страйкер оказался здесь. Отступник номмо затеял опасную игру со своими сородичами. И меньше всего Кей-Ле хотелось принимать в этой игре участие. Долгие годы жизни научили ее одному – не стоит вмешиваться в планы богов.

– Что не так? – хмуро спросил Страйкер.

– Я…


Кей-Ла была растеряна. Ей казалось, что она снова стала флорианкой: молодой, неопытной. Словно и не было столетий, прожитых с Ловцом Душ. Особенно груза тех лет. Кей-Ла снова была молода и наивна – просто женщина, которая хочет любить. И где-то там, – казалось, протяни руку и вот оно счастье, – находился ее возлюбленный. Молодой берг по имени Хоуп. Кей-Ле показалось, что она чувствует, как внизу живота начинают порхать бабочки – чувство, о котором она почти забыла за долгие столетия жизни. Безумие. Помешательство. Но беда в том, что Кей-Ле нравилось то, что она чувствует. Яркий свет заполнял сознание. Боги, как же давно она не испытывала ничего подобного?! Чистая неомраченная любовь, страсть, вожделение, желание смотреть на своего возлюбленного, прикасаться к нему. И каким-бы густым не был мрак жизни, окружающий в этот момент влюбленного человека, он никогда не сможет противостоять свету любви.

– Хоуп, – тихо произнесла Кей-Ла.

– Что? – не расслышал Страйкер.

Кей-Ла улыбнулась и качнула головой. Творение Мастера Ремесел все еще ждало ответа, когда Кей-Ла снова поцеловала его, забирая боль и отчаяние.

Мощный двигатель, созданной Вишвакарнаком машины, рыкнул пару раз и заглох. Страйкер не знал, что происходит, но новое чувство – опустошенности вначале и спокойствия спустя пару секунд – нравилось ему. Боль ушла. Боль, причиненная Джейн. Теперь ее измена представлялась обыденной и малозначимой. Никогда прежде Кей-Ла не поглощала так много концентрированной ненависти. Вот только ненависть трансформировалась в любовь.

«Все относительно», – как любил говаривать Ловец Душ.

Кей-Ла надеялась, что супруг примет ее выбор и не обидится, когда поймет, что она хочет покинуть его. К черту вечную жизнь, к черту благосостояние! Да здравствует неопределенность и… жизнь с Хоупом. Кей-Ла вздрогнула, услышав грозный рык Латияла.

– Я помогла тебе, теперь ты обязан помочь мне, – сказала она Страйкеру.

– Что я должен делать? – спросил модернизированный Вишвакарнаком байкер.

Кей-Ла не особенно выбирала слова, чтобы объяснить Страйкеру свои новые ценности и жизненные взгляды. Страйкер обязан был понять ее, ведь он тоже любил. Любил Джейн. Но Джейн предала его, а Хоуп…

– Если для тебя что-то значит твоя ненависть, то спаси Хоупа ради моей любви, – сказала Кей-Ла, делясь со Страйкером частью своих чувств.

Никогда прежде она не делала ничего подобного – супруг научил ее лишь поглощать, паразитировать, продлевая свою жизнь за счет жизни других, но сейчас… Сейчас Кей-Ла готова была принести в жертву сотни лет своей жизни, ради спасения Хоупа.

Страйкер проглотил ее мысли как губка, ее чувства, ее переживания. На какое-то мгновение Кей-Ла подумала, что все это могло быть еще одним дьявольским планом отступника-номмо, бросившего вызов своим собратьям.

«Да ну и к черту этих древних», – подумала Кей-Ла, отправляя Страйкера в центр поляны, где Хоуп собирался вступить в последнюю схватку с Латиялом.

Наблюдая за происходящим, Ловец Душ грустно улыбался. Мастер Ремесел предупреждал его, что этот момент наступит, но он не думал, что это произойдет в такое важное время. Ловцу Душ казалось, что поглощение таланта Ромула – есть смысл всей его жизни. Беда в том, что для его напарницы, супруги, вечной спутницы смыслом жизни стал совершенно другой – Хоуп.

Страйкер выехал на поляну, окруженную деревьями, где пели мертвые птицы, в тот самый момент, когда началась схватка молодого берга с молчаливым убийцей. Хоуп и его стая двигались быстро, но Латиял двигался быстрее. Его мачете рассекало воздух, нанося смертельные раны. Хоуп и не заметил, как остался один на поляне, окруженный мертвыми деревьями, в кронах которых пели полуразложившиеся птицы. Кровожадные корни утащили под землю его собратьев. Он лишился стаи, семьи. И незачем было жить дальше. Тихо зарычав, молодой берг приготовился к финальной схватке в своей жизни. Он не думал о победе – лишь бы нанести побольше болезненных ран сопернику. О себе он тоже не думал. Для него жизнь закончилась в тот самый момент, когда погиб последний представитель его стаи. Это не было отчаянием, скорее холодной расчетливой тактикой.

Хоуп нырнул вперед, уклоняясь от окровавленного мачете. Сжался, делая кульбит через голову, приземлился на ноги и резко развернувшись, вонзил Латиялу в спину клыки. Молчаливый убийца взвыл от боли. Будь у Хоупа время, то он бы улыбнулся. Но времени не было. Дорога была каждая секунда.


Запрыгнув Латиялу на спину, Хоуп вцепился клыками в его шею. Плоть молчаливого убийцы была крепкой, но она не могла устоять перед отчаянной ненавистью молодого берга. Брызнувшая фонтаном кровь, ударила молодому бергу в лицо. Опьяненный успехом, он попытался вырвать из тела молчаливого убийцы еще один кусок плоти. К сожалению Латиял опередил его: схватил левой рукой за одежду и, сбросив вниз, пригвоздил к земле. Его мачете пробило Хоупу плечо. Боли не было – в моменты схватки берги мало что чувствовали.

«Это еще не конец», – успел подумать Хоуп, а через мгновение Латиял нанес второй удар. К этой атаке молодой берг был готов. Сжавшись, он уклонился от смертельного удара, вскочил на ноги и снова атаковал противника. На этот раз острые когти вспороли Латиялу брюхо.

«Может ли дитя богов умереть?» – пронеслась в сознании Хоупа далекая мысль.

Это стоило ему пропущенного удара. Мир завертелся перед глазами. Хоуп пролетел метров десять и упал на спину, успев зарычать от разочарования. Силы медленно покидали его, но он не думал сдаваться.

«Нужно подняться и повторить атаку», – твердил себе Хоуп, цепляясь за реальность, заставляя себя не отключаться.

Сломанные от удара кости болели так сильно, что перед глазами расплывалась кровавая пелена. Хоуп перевалился со спины на живот и начал медленно подниматься на колени.

Несколько секунд Латиял наблюдал за ним. Затем бросил в молодого берга мачете. Сталь со свистом рассекла воздух, готовясь пробить Хоупу грудь. Молчаливый убийца уже видел, как приближается к поверженному сопернику и извлекает из бездыханного тела мачете. В этот самый момент на поляну выехал Страйкер. Мощный мотор биологической машины взревел так сильно, что наблюдавшие за поединком полуразложившиеся птицы стихли. Вместо того чтобы пронзить Хоупу грудь, мачете лязгнуло о стальной каркас мотоцикла, высекло искры и отлетело в сторону.

Латиял зарычал, сжимая кулаки. Страйкер не обратил на него внимания. Для него происходившая на поляне битва не имела никакого значения. Будь на месте Хоупа Джейн, то он, возможно, попытался бы отомстить ее обидчику, а так…

Подхватив раненого берга на руки, Страйкер бросил его на заднее сиденье мотоцикла ставшего с ним одним целым. Мотор загудел. Задымилась резина. Латиял не мог догнать это чудовищное творение рук Мастера Ремесел. Конечно, он мог преследовать Страйкера до конца его дней, как это обычно бывало с другими: идти по следу, превращая долгие ночи в бесконечный кошмар в ожидании неизбежной смерти, но сейчас у Латияла были другие цели.

Проводив уносящегося прочь Страйкера холодным взглядом, он подобрал мачете и последовал дальше, сквозь поляну, туда, где находился мастер По – так, по крайне мере, решила Кей-Ла. Девушке хотелось верить, что опасность миновала.

Страйкер подъехал к ней и сбросил на пыльную землю залитого кровью Хоупа. Кей-Ла подбежала к молодому бергу, проверяя жив ли он. Страйкер наблюдал за ней, думая, что поступил бы так же, окажись на месте Хоупа Джейн. К черту древних богов с их интригами! У обычных людей свои ценности и смыслы.

«У обычных», – подумал Страйкер, напоминая себе, что он сам никогда не был обычным. Сначала берг-полукровка, а теперь чудовищная машина. Если смотреть правде в глаза, то получается, что он продал Вишвакарнаку душу за возможность отомстить.

Сомнения мелькнули и погасли в сознании Страйкера. Ход его мыслей прервал Латиял, вынырнувший из густого тумана.

Молчаливый убийца не смог противостоять искушению разделаться с противниками. Они были так близки, а месть была так сладка – кому как не Страйкеру знать это.

Никто не был готов к появлению Латияла. Даже наблюдавший со стороны за происходящим Ловец Душ вздрогнул от неожиданности.

Латиял взмахнул мачете, собираясь разрубить надвое ближайшую к нему жертву – Кей-Лу. Ловец Душ не мог допустить, чтобы это случилось. Приблизившись к Латиялу со спины, он обхватил его голову руками и попытался высосать так много жизненных сил, как только удастся. Энергия молчаливого убийцы казалась неиссякаемой. Она лилась бесконечным потоком в сознание Ловца Душ, наполняя его мозг образами и воспоминаниями ребенка богов.

Кей-Ла обернулась, успев встретиться с супругом взглядом.

– Беги! – проскрежетал зубами Ловец Душ.

Чудовищные, насквозь пропитавшиеся кровью воспоминания Латияла заполнили его разум, не способный вынести подобного.

– Беги же, черт возьми! – заорал Ловец Душ.


Кей-Ла отказывалась понимать, что происходит. Все начало казаться вымыслом, кошмарным сном. На ее счастье инстинкты Страйкера сработали безупречно. Он бросил Хоупа на заднее сиденье, схватил Кей-Лу и дал по газам в тот самый момент, когда мозг Ловца Душ лопнул. Двигатель, созданный Мастером Ремесел машины, взревел, поднимая облако пыли. Латиял снова упустил своих жертв – второй раз за короткий промежуток времени. Наверное, боги отвернулись от него, решив, что их сын обязан выполнить иную миссию.

«Убей мастера По», – прогремел в ушах Латияла голос Аммы.

Молчаливый убийца крепче сжал в левой руке мачете и пересек опасную поляну, устремляясь за первоначальной жертвой. Страйкер и его пассажиры мчались прочь. Модифицированный Вишвакарнаком берг-полукровка не останавливался до тех пор, пока не почувствовал, что погони нет. Туман неожиданно расступился, являя взору мертвое озеро – хороший знак, когда по пятам идет молчаливый убийца.

Страйкер ударил по тормозам, сбрасывая с заднего сиденья Хоупа и отпуская Кей-Лу. Девушка кинулась к своему возлюбленному, решив, что на этот раз он точно мертв, но Хоуп был жив. Раны затянутся, горечь поражения скрасится будущими победами – Страйкер не сомневался в этом.

– Спасибо, – произнесла Кей-Ла, глядя в спину спасителя.

Облако пыли, поднятое колесами мотоцикла Страйкера, окутало ее. Берг-полукровка не услышал слов благодарности, впрочем, слова эти были не нужны. Первоначальная цель – найти Джейн, вернулась в сознание. На ее фоне все остальные события казались незначительными. Вот только теперь Страйкер больше не хотел убить Джейн и ее возлюбленного. Ему просто хотелось еще раз увидеть эту девушку. Заглянуть ей в глаза и, дав по газам, умчатся прочь. Что касается Кей-Лы и Хоупа, то о них Страйкер уже не думал. Теперь они сами по себе.

Хоуп захрипел и открыл глаза. В какой-то момент ему показалось, что он умер и попал в рай для бергов: не самый плохой расклад, особенно, если учитывать, что его встретила Кей-Ла. Девушка показалась ему такой красивой, что полученные после схватки с Латиялом раны перестали болеть. Она была почти малани, вот только… Хоуп чувствовал какое-то несоответствие, но не мог понять, что именно.

– Моя семья… Другие берги из моей стаи… – Хоуп силился подняться, но не мог. – Где они? Я могу их увидеть?

– Тише! – Кей-Ла прижала указательный палец к его окровавленным губам. – Побереги силы.

– Силы? – Хоуп хотел сказать, что в раю для бергов все относительно.

Сознание медленно начинало проясняться, возвращая его в реальность. Схватка с Латиялом, поражение, бегство… Хоуп застонал. Он понял, что все еще жив и ему отчаянно захотелось исправить это. Подняться на ноги, вновь отыскать Латияла и…

Полученные во время схватки с молчаливым убийцей раны кровоточили так сильно, что силы Хоупа кончались быстрее, чем его желание найти смерть.

«Он умрет, – поняла Кей-Ла, видя, как под Хоупом растекается кровавое пятно. – Умрет и жертва, принесенная Ловцом Душ, окажется напрасной. Я потеряю все, что у меня было и все, что обрела».

Кей-Ла устремила взгляд к мертвому озеру. Сейчас эти черные воды были единственной ее надеждой. Кому, как не флорианам знать, на что способно это озеро. Беда была в том, что она давно заставила себя поверить, что стала малани: красивой, дерзкой, роковой женщиной, ни имеющей ничего общего с уродливыми, но сильными детьми тумана.

– Я хочу спасти тебя, но ты должен помочь мне, – сказала Кей-Ла Хоупу. – Это озеро… – она указала на черные воды, облизывающие берег, на котором умирал молодой берг. – Оно может вылечить тебя.

– А что, если я хочу умереть? – спросил Хоуп.

– Плевать я хотела, чего ты хочешь, а чего нет! – Кей-Ла схватила его за руку и потащила к мертвому озеру.

Она знала, что ей не хватит сил, но чувствовала, что по-другому никак. Потревоженные раны молодого берга причинили ему сильную боль. Он застонал, но Кей-Ла заставила себя не обращать на это внимания.

– Мой супруг умер, чтобы спасти нас с тобой, – хрипела она, продолжая тащить Хоупа к кромке воды. – И ты сильно ошибаешься, если думаешь, что я позволю тебе умереть здесь.

Силы кончились внезапно, и Кей-Ла упала на колени. Мертвое озеро никого не исцеляло. Оно могло лишь перераспределить жизненную энергию. Многие флориане приходили сюда, не желая мириться с гибелью близких. Обычно мертвое озеро забирало жизнь здоровых, оживляя больных. Нет, Кей-Ла не собиралась жертвовать собой ради Хоупа – она надеялась, что жизненных сил, накопленных за долгие столетия, проведенные рядом с Ловцом Душ, ей хватит, чтобы спасти Хоупа и уцелеть самой.

– Ну же! Ты обязан помочь мне! – проскрежетала зубами Кей-Ла. – Помочь себе! Помочь нам.

Глава двадцать первая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web