Тайны Андеры. Глава 22


Тайны Андеры

Оглавление

Глава двадцать вторая

Наставник Сейк чувствовал, что доверие совета, выбравшего его своим лидером, медленно тает. Слишком много спорных решений не принесших дивидендов. Слишком много хитросплетений судьбы. Сейк понимал, что затеял опасную игру – древние боги всегда были слишком умны для ныне живущих, но разве у него был выбор? Либо так, либо…

Группы Кадма и Астонии, следившие за Хоупом и мастером По, потерпели поражение. Оставалось надеяться на Дха-Кра. Шансов было мало, но…

Слежка за Джейн, оживленной Ромулом жрицей клана сохо, вывела на адвокатов Андеры, помогавших некой Габу – малани из подводного города, получившая известность благодаря своему свихнувшемуся брату Пилсу – художнику, рисовавшему картины кровью своих жертв. После ареста Пилс заявил, что его направлял древний по имени Юругу. Законники Андеры не поверили ему. Но Сейк не был законником. Для него история о древнем звучала весьма правдоподобно.

Дха-Кра выслушала наставления Сейка и начала следить за Габу. Пилс сообщил законникам, что сестра причастна к убийствам и ее арестовали. Дха-Кра начала слежку в тот самый момент, когда адвокат Андеры по имени Флавин вытащил Габу из тюрьмы. Флавину помогал коллега по имени Синглар, вышедший на след Джейн.

Сейк долго размышлял о том, что это: случайность или промысел богов. Потому что Джейн связывала историю Габу, Писла и Флавина с историей Ромула. Ведь именно бывший ученик института Рашилайи оживил жрицу клана сохо, ставшую позднее Джейн. Сейк не верил в случайности. Особенно после того, как Кадм и Астония перестали выходить на связь. Сейк вступил в схватку с древним богом и номмо отступник пока переигрывал его.

История начала закручиваться, когда Габу под давлением обстоятельств бежала с Андеры. Верная Сейку Дха-Кра последовала за малани. Девушка из подземного города и адвокат с Андеры попытались спрятаться в Сером городе, где, как считалось, ночь создана для сна, а день для работы.

Новый мир показался Дха-Кра чужим и неприветливым – ничего общего с Андерой или Рохом. Третья планета была скучной и одинокой. Особенно остро это ощущали те, кто привык к ярким и пестрым ночам Андеры. Дха-Кра была рохом, рожденным вне мира монстров и героев Андеры. Ее дед, библиотекарь по имени Гарм, рассказывал много историй о родной планете, о Рохе, но Дха-Кра чувствовала, что ее родина – Андера. Окруженная морями, наполненная светом искрящихся ночей и насквозь пропитанная духом курортного городка планета была ценнее для нее, чем весь окружающий мир в целом. Дха-Кра любила Андеру и ненавидела покидать ее. Жизнь на третьей планете, куда сбежала Габу с адвокатом по имени Флавин, не вызывала ничего кроме отвращения. Поэтому Дха-Кра предпочитала использовать членов своей команды для слежки, избегая появляться на людях. Последние относились к расе представителей хвостатых крайне подозрительно.

Почти год ничего не происходило. Если не считать того, что Габу родила ребенка: предположительно, ребенок принадлежал древнему. Затем появилась девочка по имени Полин, ставшая Габу подругой и сиделкой для ее ребенка.


Флавин вновь пожелал вернуться на Андеру. Этот выцветший, уставший от рутин адвокат. Он не нравился Дха-Кра больше всего: слабый, ранимый. Дед Дха-Кра, библиотекарь по имени Гарм, считался другом Флавину, но это ничего не меняло. Адвокат все равно был хлюпиком, одним из множества представителей серой, ничем не примечательной расы третьей планеты.

Дха-Кра не понимала, почему Габу, эта искусительница малани все еще остается с этим адвокатом неудачником.

Сейк получал отчеты Дха-Кра и все больше и больше убеждался в том, что Флавин и Габу стали частью странного плана номмо. Плана, предсказать который пока не удавалось. Особенно смущал наставников ребенок Габу. Ходили слухи, что отцом девочки был древний. Ситуация затягивалась и Сейк подумывал о том, что было бы неплохо выкрасть дочь древнего, но его планы нарушило бегство Флавина и Габу с третьей планеты. Они встретили сначала Плиору, а затем мастера По. Пересекли деревню мертвых и полностью разорвали связь с бывшим наставником.

Совет выразил недоверие Сейку в тот же день. Сейк выслушал приговор молча, затем так же молча покинул комнату совещаний. Противостояние с древним было его надеждой и его проклятьем. Сейк поставил на карту все, что у него было: свою репутацию, свою жизнь. Проигрыш был подобен смерти. Учитывая, что группы Кадма и Астонии потерпели неудачи, Дха-Кра была единственной, кто мог спасти Сейка. Особенно, когда она сообщила, что Флавин, Габу и ребенок древнего покинули третью планету, отправившись в Подпространство.

Сейк распорядился, чтобы Дха-Кра последовала за ними. В результате этого девушка рох стала свидетельницей схватки Хоупа с Латиялом, появления Ловца Душ и дороги мастера По к деревне мертвых, где тот встретился с отступником номмо. Древний, перебрав после вознесения множество тел, находился на тот момент в теле шакала. Осталось лишь имя – Юругу. То самое имя, что фигурировало в деле Габу – именно так называл древнего ее брат по имени Пилс.

Заговор отступника номмо был огромен, охватывая все миры изученной плоскости – Сейк не сомневался в этом. И судя по тому как все начиналось раскручиваться, Юругу готовился к этому моменту не одно столетие.

«У него должны быть помощники, – размышлял Сейк. – Не такие, как Плиора, променявшая службу институту Рашилайи на жизнь пешки в игре Юругу, а кто-то более серьезный… Некий стержень».

Погруженный в раздумья, наставник Сейк не заметил, как в комнату, заставленную стеллажами с книгами, проскользнула едва различимая в полумраке тень. Незнакомку выдавал лишь раскачивающийся за спиной хвост.


– Дха-Кра, – Сейк едва заметно улыбнулся. – Не знал, что ты владела искусством маскировки.

– В Сером городе не любят чужаков, – девушка вышла на свет. – Для жителей того города все, кто на них не похож – монстр.

– Представляю, каких трудов тебе стоило скрывать сущность роха.

– Ничего. Я приспособилась, – Дха-Кра хотела рассказать о многом, но заставила себя замолчать, увидеть грустную улыбку наставника. – Что-то случилось? – спросила она, вкрадчиво заглядывая ему в глаза.

– Совет отстранил меня, – тихо донеслось в ответ.

Дха-Кра кивнула, выдержала паузу, затем холодно спросила:

– Что теперь делать мне? Возвращаться в институт Рашилайи или же у совета есть новый план, как остановить древнего и предотвратить конец света?

– Они предпочитают затаиться, – еще одна грустная улыбка тронула губы Сейка.

Дха-Кра встретила эти слова с каменным лицом. Решительная, целеустремленная. У нее всегда был характер, который сильнее закалился в последние месяцы в Сером городе и в туманах Подпространства. Она не хотела ждать. Действовать – вот чего требовал ее дух. Сейк буквально чувствовал эту энергию, решимость, готовность зайти так далеко, как того потребуют обстоятельства.

– Я долго думал о том, кто может помогать древнему, – произнес наставник, не сводя глаз с ученицы. – Я говорю сейчас не о марионетках, как мастер По и Плиора. Это должен быть кто-то, наделенный немалой властью…

– Хотите сказать, что в стенах института Рашилайи появился предатель?! – вспыхнула праведным гневом Дха-Кра.

– О! Не переоценивай нас, – снисходительно промолвил Сейк. – Помощник древнего намного сильнее нас. Анализ ситуации показывает, что этот союз состоялся много веков назад.

– Есть конкретные имена?

– Одно имя… Я не уверен, но… Вспомни, чья судьба пересекается с древним на протяжении последних столетий?

Дха-Кра на мгновение задумалась.

– Вишвакарнак! – выдохнула она, стараясь побороть дрожь.

Сейк едва заметно кивнул. Повисла долгая пауза, в конце которой Дха-Кра спросила:

– Хотите, чтобы я навестила его?

– Думаешь, сможешь справиться с Мастером Ремесел?

– Это лучше, чем сидеть и ждать конца света.

– Он творение номмо. Они создали эту странную машину незадолго до своего вознесения. Противостоять ему невозможно, если не заручиться знаниями.

– У вас есть эти знания?

Прямота Дха-Кра нравилась Сейку. С такими, как эта девушка, можно горы свернуть. Главное, чтобы они доверяли тебе. Дха-Кра доверяла своему наставнику. Доверяла не слепо, нет. Просто его цели были для нее понятны. А цели совета, предлагавшего затаиться и ждать – нет.

– Собирай свою группу и жди сигнала, – распорядился наставник Сейк. – Мы отправляемся в Подпространство сегодня ночью.

– Мы? – брови ученицы поползли вверх.

– Без меня вам не справиться с Вишвакарнаком, – отрезал наставник.

Дха-Кра взвесила услышанное и кивнула.

Через два часа группа, лидером которой стал Сейк, покинула Андеру. Их встретили туман и трамвай, медленно кативший по железной дороге. Стук колес успокаивал, помогая собраться с мыслями. Попутчиков не было, впрочем, после того как объединенные власти изученной плоскости приняли решение приостановить дорожное сообщение между мирами, здесь мало кто появлялся. Местные обитатели с радостью начинали отвоевывать свое пространство. Обычно это были уродливые жабообразные твари, провожавшие трамвай недобрыми взглядами – фауна Подпространства не отличалась разнообразием. Кришали были исключением, но их встречалось очень мало. Еще реже встречались поселения флориан. Все они казались покинутыми. Крайне редко то в одной, то в другой хижине можно было различить невнятное мельтешение. Кто-то выглядывал в окна, провожая трамвай взглядом.


Возле одного из таких поселений Сейк и его группа вышли на остановке. Из ближайшей хижины выбрался дряхлый старик. С трудом переставляя ноги, он приблизился к прибывшим и начал предлагать им сувениры. Сейк дал ему денег, но от сувениров отказался. Старик принял милостыню и вернулся в свою хижину, из трубы которой валил белый дым. На очаге явно что-то готовилось: ароматный запах жарящегося мяса разносился повсюду. В Подпространстве, где время играло с путниками злые шутки, никто не мог с уверенностью сказать, сколько часов или дней уже находится здесь. Чувствам тоже было нельзя доверять. Поэтому никто из группы Сейка не обратил внимания на голод. Нужно было двигаться дальше к хижине, где жил последние столетия Мастер Ремесел.

Необходимые заклинания указали им путь. Никто не разговаривал. Все готовились к схватке с Вишвакарнаком. Электронное творение номмо виделось представителям института Рашилайи монстром, не уступавшем в своей силе Латиялу. Но вот беда, когда они достигли хижины Мастера Ремесел, то хозяин уже покинул ее. Заклинания, обереги оказались не нужны. Вишвакарнак сбежал. Вернее, собрал пожитки и решил куда-то переехать.

Ситуация показалось Сейку неуместной, почти идиотской, потому что Мастер Ремесел жил здесь на протяжении многих столетий…

– Все выглядит так, словно он не собирался вернуться, – сказала Дха-Кра, осмотрев хижину Вишвакарнака.

Пропавшие внутренности представителей изученной плоскости мало интересовали Сейка. Древние книги рассказывали о том, что Мастер Ремесел, вообразив себя неким доктором Франкенштейном, мечтал создать существо, сочетавшее в себе элементы каждой известной расы. Долгое время его эксперименты терпели фиаско. Сейчас же, судя по тому, что главная камера, где создавалось универсальное существо, была пуста, Вишвакарнак наконец-то достиг цели.

«Это не хорошо», – подумал Сейк.

Заклинание поиска не дало результата – древние силы отказывались помогать искать Мастера Ремесел.

– Сюда! – закричала Дха-Кра, обнаружив за хижиной Вишвакарнака грубо сколоченный сарай, где собирался трамвайный вагон. Прямо из сарая выходили рельсы, направлявшиеся к основной железной дороге. Сейк не знал прав он или нет, но сейчас идти по этим рельсам казалось единственным разумным решением.

Так они достигли развилки с главной железной дорогой. Имея доступ к строительной информации, касающейся трамвайных путей Подпространства, Сейк выучил почти все линии наизусть. Это было не сложно сделать – на нелегальных рынках Андеры имелась вся нужная информация.

– Могу поклясться, что на официальных картах этой железной дороги нет, – сказал наставник.

Дха-Кра около минуты мерила рельсы задумчивым взглядом, о чем-то размышляя.

– Значит, эту железную дорогу построили уже после того, как завершились основные работы, – произнесла она.

Сейк обдумал услышанное и согласно кивнул. Оставалось решить: в какую сторону идти. Рельсы уходили ровной прямой на запад и на восток, теряясь за горизонтом. На востоке, если верить магически картам, находилась обжитая флорианами часть мира туманов. На западе… То, что ждало путников на западе, могли знать разве что древние.

– Думаю, нам туда, – решил Сейк, указывая рукой на запад.

Дха-Кра одобрила его выбор.

Железная дорога рассекла болотистые топи, затем нырнула в туман. Где-то рядом журчали реки, но путники не видели их: шли вдоль берега, боясь отклонится в сторону и сбиться с пути. Обереги и заклинания спасали от появлявшихся тварей – монстры мира туманов всегда славились своей кровожадностью. Когда обереги не спасали, в бой приходилось вступать членам группы Дха-Кра. С большинством монстров они разделывались в легкую, хотя с некоторыми приходилось повозиться. Особые трудности вызвала стая парнокопытных обезьяноподобных тварей.

Сейк воспользовался заклинанием, создавшим клоны непрошенных гостей, после чего его группа смогла продолжить движение, оставив монстров сражаться с их ментальными образами.

Скрытая туманом река по-прежнему шумела где-то рядом, воды которой впадали в озеро – именно туда привела Сейка и его группу железная дорога. Рельсы упирались в кромку воды, изменяли направление и шли дальше, огибая озеро. Сейк и Дха-Кра следовали за железной дорогой. Мертвое озеро не интересовало их, но проходя мимо одного из многочисленных песчаных пляжей, им пришлось сделать остановку. Причиной стали Хоуп и Кей-Ла. Яркая вспышка привлекла взгляд. Когда Кей-Ла и Хоуп вошли в озеро, то воды вспыхнули синим светом. Молодой берг умирал. Ничто не могло спасти его, вот только в Подпространстве законы обычного мира не действовали. Когда случалась беда, флориане приходили сюда и обменивали свою жизнь на жизни близких им людей: озеро высасывало силы здорового, передавая их смертельно раненному или больному. Что касается Кей-Лы, то она надеялась, что сможет уцелеть после подобного. Причиной веры в это были десятки, а возможно сотни поглощенных душ.


Свернув в сторону от железной дороги, Сейк наблюдал за тем, как искрящиеся воды озера поглощают его бывшего ученика и странную женщину. Странность заключалась в том, что внешне она выглядела, как малани – прекрасная, обольстительная, – но внутри… Сейк чувствовал душу флорианки.

Черные воды озера поглотили странную пару, вспенились и выбросили два тела на берег.

Первым очнулся Хоуп. Зашелся кашлем, тщетно пытаясь подняться. Раны на его теле затянулись, в глаза вернулась жизнь. Сейк холодно наблюдал за бывшим учеником. Что касается Дха-Кра, то она следила за телом женщины, пожертвовавшей всем, ради спасения молодого берга. Древние книги говорили, что никто не может выжить после подобной церемонии. Но книги не учитывали, что к озеру придет супруга Ловца Душ.

Кей-Ла вздрогнула, перевернулась и начала отхаркивать скопившуюся в легких воду.

Молодой берг поднялся на ноги и тихо зарычал, чувствуя близость чужаков. Дха-Кра, помня, что Хоуп предал учения Рашилайи, став отступником, приготовилась к схватке.

– Нет! – захрипела Кей-Ла. – Хватит убивать друг друга.

Сейк наблюдал за флорианкой, превращенной Мастером Ремесел в прекрасную малани, готовый дать ей шанс выговориться.

Кей-Ла с трудом поднялась на ноги. Воздух буквально искрился опасностью. Еще одного сражения ей и Хоупу не пережить. Вот только нужно ли это сражение? Когда Ловец Душ спас их, напав на Латияла, то Кей-Ла, имея связь с бывшим супругом, смогла не только получить силы молчаливого убийцы, но и прочитать его мысли.

– Амма – вот наш общий враг! – прокричала она, обращаясь к Сейку.

Флориане всегда чувствовали опасность заблаговременно. И всегда могли определить лидеров нападающей группы. Эти навыки помогали им выживать в тумане. Сейчас Кей-Ла надеялась, что врожденные способности помогут ей не только уцелеть, но и построить новую жизнь после крушения жизни прежней. Ловец Душ погиб и нужно было двигаться дальше.

Вознесшиеся древние, став коллективным разумом Амма, лично общались с Латиялом. Молчаливый убийца мало что понимал, кроме прямых приказов. И приказов было много. В основном они касались тех, кого хотел устранить Амма, превращая своего сына в палача.

Кей-Ла пыталась собрать воедино новые воспоминания, полученные из сознания Латияла, но их за последние тысячи лет скопилось очень много. Поэтому она просто начала говорить все, что придет в голову. Сейк слушал, жестом велев Дха-Кра не атаковать Хоупа. Пусть флорианка с внешностью малани выговориться. Тем более, что в древних книгах Ловцу Душ были посвящены целые главы.

– Амма хочет предотвратить апокалипсис, – не сдержался Сейк, услышав множество нелицеприятных историй о коллективном разуме номмо.

– Амма хочет, чтобы мир развивался так, как запланировали номмо, – рассмеялась в ответ Кей-Ла.

Смех был громким, почти истеричным, но в тоже время искренним. Старая флорианка верила в то, что говорит. Сейк хотел усомниться в ее словах, но, глядя на железную дорогу, построенную Мастером Ремесел, тоже начинал сомневаться.

– Если не хочешь верить мне, то посмотри сам, – Кей-Ла указала на уходившие за горизонт рельсы. – Мы можем закончить все здесь и сейчас, а можем отбросить предрассудки и посмотреть, какие перемены нас ждут. Так что ты выберешь: начнешь мыслить самостоятельно или уподобишься Латиялу, исполняющему приказы Амма.

– Нет никаких приказов, – тихо сказал Сейк, но Кей-Ла услышала его. – Есть лишь древние книги, рассказывающие об отступнике номмо и грядущем апокалипсисе.

– Книги, которые написал Амма?! – смех Кей-Лы врезался в уши.

Сейк чувствовал сомнения. Либо на него так действовало Подпространство, либо… Он замер, услышав стук трамвая. Здесь не было остановки, но созданная Вишвакарнаком техника почувствовала путников и снизила скорость. Скрипнули механизмы. Двери открылись, издав металлический скрежет. Вагон не был пуст. Сейк видел множество незнакомых ему людей. Оставалось решить: присоединится к ним или остаться здесь, сразившись с Хоупом и вдовой Ловца Душ.

Наставник обернулся и впервые с начала разговора с Кей-Лой посмотрел на Дха-Кра, ища совета. Девушка рох восприняла это не как слабость наставника, а как уважение Сейка к ее мнению. Несколько секунд она молчала, затем очень осторожно произнесла:

– Я за то, чтобы посмотреть, куда ведет эта дорога. Мастер Ремесел – сложная машина, запрограммированная на созидание, а не на разрушение…

Она подумала и добавила:

– Так, по крайней мере, говорят старые книги: другого я не знаю.

– Я тоже, – признался Сейк.

В этот момент Дха-Кра не была его ученицей. Она стала помощником. У Сейка были теоретические знания, у Дха-Кры – практические. Но наставник все равно сомневался.

– Мы ведь пришли сюда для того, чтобы найти и допросить Вишвакарнака, – напомнила Дха-Кра. – Насколько я понимаю, Мастера Ремесел мы найдем в конце этой железной дороги.

– Логично, – согласился Сейк.


Трамвай издал противный звонок, напоминая, что не будет ждать вечно. Первыми в вагон вошли Дха-Кра и ее команда. Затем Хоуп и Кей-Ла. Сейк замыкал процессию.

Двери за его спиной закрылись. Трамвай медленно пополз вперед.

В вагоне было восемь свободных мест, словно кто-то знал, сколько будет чужаков на остановке. Сейк сел у окна. Затянутые туманом, едва различимые пейзажи чередовались с ярким картинами текущих против течения рек и огромных комьев снега, катящихся не вниз, а вверх на высокие горы. По мере движения, комья уменьшались, вызывая у Сейка легкое головокружение. В эти моменты он отворачивался от окна и оглядывал окружавшую его разношерстную публику. Кого здесь только не было: флориане, рохи, гартриды, люди из Серого города, представители Андеры… Даже вырождающиеся гномы с родной планеты Дха-Кра.

Несколько раз трамвай нырял в заболоченные низменности, и густой туман обволакивал его, проникая сквозь щели в вагон. Мерзкие жабообразные твари облепляли окна, пялясь на путешественников голодными глазами. Ни одна из тварей так и не смогла проникнуть внутрь, хоть и предпринимала попытки: разбить стекло, ударив в него шершавым языком лягушки или раздвинуть двери, пользуясь перепончатыми лапами. Иногда казалось, что еще мгновение – и усилия жабообразных тварей достигнут успеха. Но после трамвай всегда выныривал с густого тумана на возвышенность, заставляя мерзких монстров ретироваться.

Древние книги, коих Сейк прочитал великое множество, рассказывали о некой границе Подпространства, за которой начиналась великая пустошь, являвшаяся связующим звеном между материальным и духовным миром. Границей выступала деревня мертвых.

Когда трамвай вынырнул из очередной низменности, устало вполз на возвышенность и начал, со скрипом отмораживаясь, ползти вниз, Сейк увидел эту границу. Никогда прежде он не думал, что окажется здесь при жизни: может быть, посетит деревню мертвых, став нетленным духом или в одном из своих ведений, или… Сидевшая рядом Дха-Кра тихо выругалась. Сейк впервые услышал подобные смачные ругательства от своей самой прилежной ученицы. Впрочем, слова проклятий вертелись и на его языке.

Трамвай, спускавшийся с возвышенности, начал набирать скорость. Завихрения ветра превратились в энергетические потоки. Свист поднялся такой сильный, что невозможно было говорить. Казалось, трамвай проскочит через деревню мертвых, не снижая оборотов. Вот только как быть с рельсами, которые заканчивались в начале спуска.

Неожиданно синее пламя охватило вагон. Мир снаружи перестал существовать. Законы времени исказились. Сейк чувствовал, как его тело становится ватным и вялым. Удары сердца замедляются. Сохраняется лишь способность мыслить.

Набравший безумную скорость трамвай вспорол Подпространство, распавшись на атомы. На несколько долгих мгновений личности пассажиров утратили целостность. Все, кто находился в вагоне стали одним целым, как это произошло с вознесшимися номмо – только так можно было преодолеть деревню мертвых, не покидая созданный Вишвакарнаком трамвай. Воспоминания жизней, как свои, так и чужие, пронеслись перед глазами за одно мгновение. Теперь каждый из пассажиров был открыт друг другу, знал друг друга.

В какой-то момент Сейк подумал, что это конец – он умрет здесь и сейчас, утратив свою идентичность. Тысячи душ, населявших деревню номмо, прошли сквозь его тело. И каждая из них оставила свой неизгладимый отпечаток, крохотную историю своей судьбы: тонны страданий, цистерны слез продолжавших жить родственников.

Наставник Сейк не сразу понял, что рыдает. Железная дорога, построенная Мастером Ремесел, вела в новый мир путем очищения и признания своей незначительности. Тех, кто был не готов принять это, трамвай вышвыривал за пределы своих защищенных стен.

Сейк видел, как двое из попутчиков оказались вне вагона. Воронки времени, господствовавшие в деревне мертвых, поглотили их, разорвав на части. Наставнику подумалось, что через мгновение он тоже окажется снаружи. Вот сейчас… Еще совсем чуть-чуть и…

Трамвай материализовался, оставив позади деревню мертвых. Сейк, Дха-Кра и ее группа все еще находились на своих местах. Колеса вагона высекли сноп искр, снижая скорость. Трамвай задрожал, продолжая неспешный ход.

Оставшееся за спиной безумие казалось чудовищным сном. Но каждый из пассажиров знал, что сны иногда становятся явью. И не важно, насколько кошмарными они были.

Неожиданно мир содрогнулся так сильно, что трамвай едва не сошел с рельс. Снежные шапки сошли с близлежащих гор. Бирюзовые реки вышли из берегов. Странно, но за границей деревни мертвых свихнувшиеся законы физики и Подпространства возвращались к истокам: вода рек текла под уклон, снег падал вниз, а не вверх как прежде. Беда была в том, что все это оставалось за спиной – впереди простиралась безбрежная пустошь, центр которой пронзал громадный шпиль. Трамвайные рельсы огибали его и уходили вдаль, теряясь за горизонтом. Сейк не знал, что ждет их там, но впервые за долгие годы, ему было по-настоящему интересно. Впервые он не чувствовал себя великим и мудрым – всего лишь один из пассажиров, мечтающий прикоснутся к тайне.

Глава двадцать третья


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web