Тайны Андеры. Глава 23


Тайны Андеры

Оглавление

Глава двадцать третья

Найдо увидела раскинувшуюся впереди абсолютную пустошь. В своей бескрайности она напоминала море. Только вместо голубой воды была высохшая серая глина. И где-то далеко, впереди, землю протыкал железный стержень, шпиль которого уходил в небо, теряясь в его вершинах.

– Нам туда, – сказал Юругу. Флавин вопросительно посмотрел на Габу.

– Если боишься, то можешь идти назад, – сказала она, крепче прижала ребенка к груди и пошла следом за шакалом.

– Подожди меня! – крикнула Полин, догнала, пошла рядом.

Мастер По и его ученики прошли мимо Флавина, которому оставалось либо замкнуть эту процессию, либо повернуть назад. Но куда назад? В Деревню Мертвых? Флавин опустил голову и с чувством обреченности поплелся вперед, к железному стержню, проткнувшему глиняную пустошь, к надежде, к легендам, которые скажут спустя века:

«И спустился Амма с небес. И был Амма разгневан…»

– Как посмел ты прийти сюда? – прогремел голос бога.

– А заткнулся бы ты! – протявкал шакал.

Глиняная пустошь вздрогнула, едва не сбив наглецов с ног.

– Посмотри на Латияла! – прокричал Юругу. – Посмотри на мою избранницу, – шакал мордой подтолкнул Габу вперед, и она боязливо прижала своего ребенка к груди. Пустошь снова задрожала. – На этот раз ты проиграл, Амма!

– Я уничтожу тебя! – громыхал голос разгневанного бога.

– Ты проиграл и ты ничтожен! – кричал Юругу, и земля под ногами начинала дрожать сильнее.

– Что ты делаешь?! – Флавин схватил шакала за шкирку. Клацнули зубы, едва не отхватив ему часть руки.

– Уйди, адвокат! – прохрипел Юругу. – Амма не бог. Он всего лишь тот, в кого превратились номмо, их общее сознание. Он тот, в кого рано или поздно превратитесь вы сами. Но пока этого не случилось, ему плевать на вас. Он возомнил себя творцом и создателем этого нового молодого мира, но его заботят только жизни таких, как я, а жизни таких, как ты и Габу для него не более чем мусор. Ведь так, всевышний?! – шакал задрал голову к небу и завыл.

И Бог уже не говорил с ним. Он рычал и бился в истерике.

– И кто сказал, что ты не такой, как я? – закричал ему Юругу. – Я твой сын и ты не сможешь этого отрицать! – шакал высоко подпрыгивал, хватал воздух зубами.

Земля тряслась. С неба сыпались молнии. Глиняная пустошь начала лопаться, расползаться, словно кожа, под воздействием времени. И из этих трещин выползали чудовищные твари. Одна уродливее другой – недоделанные полуфабрикаты разгневанного бога.

– Я твой сын и ты признаешь это! – кричал Юругу, а тварей становилось все больше и больше.

Армии чудовищных уродцев рождались и тут же умирали. Другие твари, выбираясь из-под земли, впивались своими острыми зубами в разлагающиеся тела своих предшественников, а затем погибали и уже другие пожирали их гниющую плоть. Вонь стояла невыносимая. Из глаз текли слезы. Из полных грудей Габу текло молоко. Кости сотрясались в теле. И казалось, что это конец, что бог обезумел и уничтожит весь мир, ну или, по крайней мере, тех, кто имел наглость прийти к нему. Шквальный ветер, зародившийся где-то внутри железного стержня, превратился в торнадо. Глиняная пустошь разваливалась на части, и вместе с ней готов был развалиться весь мир.


– Это конец! – шептал Флавин. – Это конец.

– Нет, тупоголовый адвокат! – кричал Юругу, но хвост его был поджат. – Это только начало! Только начало!

– Скажите, что нам делать! – взмолилась Найдо, хватая мастера По за изуродованные руки.

Но у мастера По не было ответа. Как не было шанса сбежать из этой пустоши. Ни у кого не было. Теперь оставалось только ждать.

Где-то далеко, словно в другом мире, закричала Полин. Кристалл По, который когда-то давно дал ей на хранение Юругу, раскалился и обжигал грудь. Призрак, видение старика в рыбацком плаще стал четким, реальным. Старика, телом которого управлял номмо, первородный, дух. Теперь этот дух был в теле шакала.

– Настало время вернуть подарок владельцу, – услышала Полин голос Юругу в своей голове, сорвала с шеи раскаленный кристалл и бросила его как можно дальше от себя.

Плоть на пальцах сгорела почти до костей, но страх притуплял боль. Полин видела, как кристалл упал на землю, продолжая пульсировать, раскаляться. И это уже не был кристалл. Он стал чем-то большим, чем-то громадным, словно внутри него действительно скрывалась целая вселенная, которая проснулась и готова родиться здесь и сейчас, вобрав в себя энергию дьявольской (или божественной?) машины, сооруженной в центре глиняной пустоши с уходящим в небо железным стержнем. Энергию, увеличивавшуюся вместе с гневом создателя машины, с гневом Амма.

Свет, появившийся внутри кристалла, прорезал его оболочку, ослепил глаза. Мир погрузился в темноту. Грохот оглушил уши, и наступила тишина. «Это смерть», – подумал Ромул, и мысли его понеслись куда-то прочь, а может быть и все тело, превращенное в атомы, частицы, развеянные по Вселенной, по времени. Ромулу показалось, что ему удалось вернуться в прошлое, в читальный зал института Рашилайи. Перед ним лежала открытая книга, но он не мог прочитать, что написано в ней. И мастер По, еще такой живой мастер По подошел к нему и предложил помочь.

– Сначала было слово, – прочитал он текст древней легенды, текст из книги, лежавшей на столе перед Ромулом. – Слово – великий Амма, давшее начало бесконечно малому. Затем, посредством внутренних вибраций, зародыш жизни превратился в «яйцо мира», в дивный кристалл, разделившийся на четыре части. На каждую из этих частей приходилась пара близнецов номмо. Номмо – мужчина и Номмо – женщина, но одному из них не хватило пары. И имя ему было Юругу. Он украл кристалл жизни, чтобы не быть одиноким. Его поступок осквернил Амма, который проклял его и обрек на одиночество. С тех пор он – изгой. Сын бога, обреченный вечно искать свою пару. Чтобы очистить землю от греха, совершенного его сыном, Амма принес в жертву одного из близнецов Номмо. Куски тела Номмо были брошены в четырех частях света. Так зародились четыре города. Так началась одна большая история мира… но история менялась, – последние слова принадлежали уже не мастеру По. Это были мысли. Мысли Ромула.

Сознание снова возвращалось к нему. Он чувствовал вибрации, грохот, жар. Казалось, что меняется целый мир. Землетрясения заставляли дрожать не только подпространство. Они проникали за его пределы. На планете Рох в центре города рухнуло здание, на родной планете Полин, в Сером городе, обвалились несколько мостов, на Андере поднялись гигантские волны, разрушившие часть побережья и унесшие в океан тысячи людей. Подземные толчки были такой силы, что прибрежные скалы содрогнулись, стряхивая с себя большинство строений, а те, что смогли удержаться, пострадали так сильно, что требовали капитального ремонта.

Глиняная пустошь трещала по швам, раскалывалась.

– Почему ты не хочешь признать поражение? – кричал Юругу своему богу. Своему отцу. Но бог не мог проиграть. Не хотел.

Амма буйствовал, и весь мир содрогался от нескончаемых вибраций. И в этих вибрациях начинала зарождаться новая жизнь. Кристалл По, принесенный сюда Полин. Он вибрировал, вбирал в себя энергию машины Амма, продолжая раскаляться, и в этом огне начиналась новая жизнь, от которой старый мир сильнее начинал трещать по швам. Люди прятались в страхе в своих жилищах. Рушились скалы, просыпались вулканы, в океанах поднимались гигантские волны, реки выходили из берегов. Даже озеро Левин и то забурлило, не желая мириться с происходящим. Старый осьминог выбрался на сушу и теперь испуганно оглядывался по сторонам.

– Ты проиграл! Проиграл! Проиграл! – продолжал кричать Юругу своему богу, пока кристалл По не взорвался тысячью цветов и миллиардами растений, пока из него не появилась новая жизнь.

– Ты обманул меня! – громыхнул Амма.

– Я победил тебя! – сказал Юругу. – Сын победил отца, но сын прощает отца, – и не было больше в его голосе прежней злобы.


Пятая планета – вот чего хотел Юругу. Вибрации Амма и энергия его машины позволили создать еще один мир, который вберет в себя части всех четырех планет, но не станет похожим ни на одну из них. Юругу собрал представителей разных рас и теперь ждал, когда новый мир станет стабилен, чтобы жители смогли наполнить его и стать прародителями тех, кто впоследствии сложит об этом дне легенды. И город разворачивался, распускался, словно дивный бутон.

– Вас слишком мало для такого огромного мира! – раздался голос Амма. – Вы скорее умрете, чем сможете заселить его!

– Мало? – шакал поднял морду, к чему-то принюхиваясь. – Кажется, это твой бывший? – спросил он Джейн.

Она прищурилась, услышала грохот мотоцикла, выругалась.

– А это… – шакал вытянулся в струну, глядя вдаль, откуда шли толпы людей разных рас и разных мировоззрений.

Сотни, тысячи авантюристов, готовых рискнуть всем, ради призрачного обещания богатства и власти, следом за которыми шли торговцы, ремесленники, проповедники, шлюхи, ростовщики, поэты, художники, беглые каторжники…

Были среди них и Сейк, Дха-Кра, Хоуп, Кей-Ла…

– И это только начало, – сказал шакал, замер, позволяя внезапно появившемуся туману окутать себя, сжался в комок, выждал пару секунд, затем резко отскочил в сторону, уступая место появившемуся трамваю. – Представь, что будет, когда я проложу железную дорогу в этот мир, а картографы нарисуют столько карт, что ими сможет воспользоваться даже ребенок! – сказал Юругу, вглядываясь в далекое высокое небо, проткнутое древним железным стержнем. – Здесь всем найдется место! – пообещал шакал и указал на вышедшего из трамвая Вишвакарнака.

На своих руках Мастер Ремесел держал своего идеального человека, собранного из лучших частей известных ему живых существ.

– Осталось только найти для него душу, – сказал Вишвакарнак, глядя на мастера По. – Ты давал мне обещание.

– И я сдержу его, – заверил мастер.

А новый мир тем временем, стал уже достаточно стабилен, чтобы можно было заселить его. Тысячелетняя война с Амма закончилась. Начиналось новое время. Новая эра. Мир внутри мира. Бог внутри бога. Сын внутри отца.

– Не совсем, как я хотел, конечно, – сказал Юругу, оглядываясь по сторонам. – Но, в общем, не плохо.

– Мы обманули самого бога, – нерешительно напомнил ему кто-то из толпы.

– Ты прав. Но теперь у нас есть возможность исправить его ошибки, – сказал Юругу.

Ребенок Габу спрыгнул с рук матери и побежал по залитой светом поляне цветов. И показались на горизонте белые точки – пилигримы.

– А им и правда все равно, где летать, – сказала Найдо, глядя вдаль.

Ромул тоже поднял голову и смотрел, как над ними медленно проплывают белые стаи странствующих птиц. И казалось ему, что он снова в читальном зале, и перед ним лежит открытая книга легенд. Но на этот раз все страницы в этой книге чисты и кто-то должен заполнить их.

«Почему бы тебе ни стать первым?» – предложил ему чей-то голос.

«Почему бы и нет?» – подумал Ромул.

Склонился над книгой и начал писать:

«Гнев Амма положил начало новому миру. Сын перехитрил отца. Бог думал, что неверный ищет свою невесту, но неверный всегда мечтал о большем. Кристалл По распустился чем-то прекрасным и непредсказуемым. Чем-то новым, пришедшим не для того, чтобы уничтожить старый мир, а для того, чтобы дополнить его, улучшить. Потому что суть – неизменна. Суть, что Амма создал солнце и луну из глины. Солнце раскалено добела, и его окружают восемь витков из красной меди. Звезды – глиняные шарики, брошенные в Пространство. Земля – ком глины, принявший форму женского тела. И Амма одинок. Так же одинок, как и четырнадцать его братьев, господствующих над четырнадцатью землями. Семь наверху и семь внизу. Вверху живут рогатые. Внизу – хвостатые. Земля круглая и плоская. Она окружена, как ободом, пространством соленой воды. Все это обвивает громадная змея, прикусившая свой хвост. В центре находится железный столб. Он поддерживает другую, находящуюся за небом землю. Солнце неподвижно. Земля вращается вокруг него. И ничто не закончится, пока есть время…»

Конец


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web