Тайны Андеры. Глава 4


Тайны Андеры

Оглавление

Глава четвертая

На первый взгляд дверь выглядела самой обыкновенной, и Ромул засомневался, что, миновав последнюю ловушку, выбрал правильное направление. Да и кто сказал, что препятствий будет всего три?! Плиора, способная видеть ловушки, не смогла последовать за ним. Что если сейчас перед ним очередная хитрость, созданная наставниками, чтобы задержать непрошенных гостей?

- А какой у меня есть выбор? – тяжело вздохнул Ромул, достал ключ и вставил в замочную скважину.

Механизм скрипнул. Щелкнули замки и дверь начала открываться. Тут же в образовавшуюся щель заструился туман. Ромул замер, заставляя себя не сбежать. Приоткрыл дверь чуть шире, заглядывая в образовавшуюся щель, но ничего не заметил, лишь густого тумана, просочившегося из Подпространства, стало больше.

- Ладно, - вздохнул Ромул. – Я ведь гартрид. Чего мне бояться?

Он зажмурился и переступил порог. Густой туман пробрался под одежду. Карты из старых книг, следование которым может привести к мастеру ремесел, сразу как-то вылетели из головы. Куда идти? Какое направление выбрать?

Ромул сделал несколько шагов наугад, споткнулся о старые рельсы и растянулся на старых, сгнивших шпалах, оставшихся от древней железной дороги, построенной в период до вознесения номмо.

Падение заставило Ромула открыть глаза. Содранные ладони болели, но озноб, вызванный холодным туманом, казался более серьезным раздражителем. Плюс, не давая возможности прийти в себя, появились крошечные зеленые твари, с длинными, жабообразными языками. Это были детеныши, неспособные причинить вреда человеку, но где-то поблизости, Ромул знал это из древних книг, находились их родители – крупные монстры, от которых добра не жди. Так что нужно было срочно подниматься на ноги, и бежать с болот.

Ромул сделал несколько шагов. Зеленокожий детеныш запрыгнул ему на плечи и обхватил шею шершавым языком, пытаясь задушить. Давление было несильным, но отвращение заставило Ромула остановиться и сбросить себе под ноги мерзкую тварь, зафутболив далеко в болото. Пронзительный писка сменился приглушенным всплеском. На несколько секунд воцарилась тишина, затем раздалось едва различимое кваканье, звук которого нарастал с каждой новой секундой, пока не превратился в чудовищную какофонию, заставляя Ромула броситься со всех ночь прочь.


«Главное не терять контроль над эмоциями», - твердил он себе, как молитву, пока не выбрался с болот. Замер, перевел дыхание, огляделся. Кажется, маршрут был выбран верно. По крайней мере, туман развеялся, и впереди раскинулась частично заброшенная деревня детей Подпространства.

Флориане. Ромул боялся их как огня. Уродливые, как самый кошмарный сон, они, почувствовав чужака, выбирались из своих хижин. Пока их лица оставались в тени, то воображение настырно рисовало призрачные очертания, схожие в своей красоте с лицами малани, но стоило флорианам выйти на свет… Ромул встретился с одним из них взглядом, и ноги его предательски задрожали.

Дети тумана мерили чужака тяжелыми взглядами, но не произносили ни слова. В основном это были старики, если, конечно, за уродливыми лицами, сшитыми словно из лоскутов, можно было разглядеть признаки старения. Хотя были среди них и молодые особи.

- Проводник, - сказал Ромул, доставая из припасенные сувениры.

Флориане молча смотрели на дубликаты древних монет из музея Рашилай. Оставалось надеяться, что дети тумана так же глупы, как уродливы, и не заметят обман, иначе… Ромул выждал около минуты и достал настоящую монету, которую с детства носил в кармане вместо талисмана. Теперь большие, похожие на коровьи глаза флориан блеснули алчностью. Несколько особей мужского пола сделали было шаг в сторону гостя, но их опередила женщина в лохмотьях, выбравшаяся из ближайшей к Ромулу хижины.

Сорванная с петель дверь рухнула за спиной женщины на землю, подняв облако пыли и придавив змее, охранявшей вместо собаки вход, хвост. Змея зашипела, пытаясь освободиться. Чешуйчатое тело извивалось несколько секунд, затем у змеи появились две лапы. Когти вцепились в сухую землю. Зажатая часть хвоста оторвалась, но ее месте тут же выросла новая.

- Хочешь купить перевертыша? – предложила женщина в лохмотьях.

- Кого? – растерялся Ромул.

- Сторожевую змею, - пояснила флорианка.

- Ах змею… - мальчик отрицательно качнул головой.

- Жаль, - женщина вздохнула. – Эти твари очень быстро плодятся. На их продаже можно было бы неплохо заработать.

- Мне нужен мастер ремесел, - очень робко, почти шепотом сказал Ромул, на что флорианка вздрогнула так сильно, что он невольно вздрогнул вместе следом за ней.

- Тебе нужен Вишвакарнак? – дрожащим голосом переспросила она.

Ромул кивнул. Желание убежать стало таким сильным, что ноги невольно начали разворачиваться в сторону, противоположную деревне.

- Я... Мои родители… Мне нужно спасти их, - пролепетал Ромул не столько к женщине, сколько к своей трусливой половине.

- Родители? – флорианка нахмурилась, затем сухо рассмеялась. – Ты пришел к детям тумана и надеешься разжалобить их рассказами о родителях? Мы кукушата, мальчик! У нас нет понятия семьи. Подобное работает у жителей больших миров, а у нас… - ее взгляд устремился к монетам в руках Ромула. – Можешь выбросить фальшивки. Мы чуем подвох за милю.

Ромул не стал спорить. Десяток монет полетел в пыль, где недавно извивалась сторожевая змея. Женщина снова посмотрела на предложенную оплату. Теперь на ладони мальчика лежала всего одна монета – его талисман, доставшийся от родителей.

- Заманчивое предложение, - проворковала флорианка и тут же попыталась схватить монету, но Ромул успел сжать пальцы в кулак, произнеся короткое заклинание. – А ну дай сюда! – зашипела женщина, пытаясь отобрать монету силой.

Ромул подчинился, но на ладони монеты не было, только едва уловимое свечен6ие, заставившееся флориан зашептаться.


- Гартрид! – зашипела женщина в лохмотьях, напомнив Ромулу сторожевую змею.

Остальные флориане предусмотрительно попятились к своим хижинам.

- Я еще и не такое умею! – приободрился Ромул, тщетно пытаясь вспомнить какое-нибудь подходящее к случаю заклинание.

На ум пришло лишь создание огненного шара – запрещенный в институте Рашилай фокус. Ничего сложного в том, чтобы создать шар не было, но вот с последующим контролем зачастую возникали проблемы. Ромул огляделся, но решил, что рисковать не стоит. Да и нет гарантии, что энергия саддук сработает в Подпространстве должным образом. Уроки по географии миров изученной плоскости начинались только в старших классах, а до них Ромулу было еще далеко. Будь с ним Найдо, то тогда…

- Просто отведите меня к мастеру ремесел, - попросил Ромул, надеясь, что сможет обойтись без магии.

Флорианка в лохмотьях отпустила его руку. Казалось, что все налаживается, но все планы спутала подкравшаяся к Ромулу со спины сторожевая змея. Решив, что попал в ловушку, он отскочил в сторону и произнес заклинание, первым пришедшее на ум – создание огненного шара.

Пространство заискрилось, слепя глаза россыпью цветов: сочных и ярких, почти противоестественных для мира полутонов. Ромул понимал, что если сейчас же не возьмет огненный шар под контроль, то бед потом не обобраться, поэтому просто направил результат своего колдовства в землю. К несчастью сторожевая змея в этот самый момент метнулась к чужаку, желая не то обнюхать его, не то укусить. Огненный шар уничтожил глупое животное, оставив внушительную воронку.

- Эй, малец, успокойся, - услышал Ромул голос флорианки. – Никто не хочет причинить тебе зла… По крайней мере, в этой деревне. Тебе нужно бояться тумана и диких пустошей, а не нас.

- А я и не боюсь, - подбоченился Ромул, хотя не поверил ни единому слову флорианки.

Впрочем, когда они покинули деревню, вернувшись в туман, подумал, что в деревне, если быть честным, было не так уж и плохо. Главным минусом в тумане являлось отсутствие чувства времени. Можно было идти долгими днями, но не понять этого. Усталость и голод тоже приходили как-то волнообразно, не подчиняясь определенным временным интервалам.

Несколько раз они проходили в близости от болот, и Ромул слышал, как квакают зеленые монстры.

- О, не бойся этих зеленых упырей, - сказала флорианка, взявшая на себя роль гида. – Они не так опасны, как кажется на первый взгляд. Если кто-то здесь и представляет реальную угрозу, так это шакалы, но они слишком трусливы и нападают только на слабых, заблудившихся путников. Обычно, шакалы идут за жертвой долгими днями, дожидаясь, когда силы оставят ее, затем приступают к трапезе.

- Они едят заблудившихся живьем? – вытаращил глаза Ромул.

- Обычно, - отмахнулась флорианка и тут же замерла, к чему-то прислушиваясь.

Ромул хотел спросить, что случилось, но она жестом велела ему молчать.

- Духи, - произнесла женщина одними губами.

- Духи? – не сдержался Ромул, но флорианка тут же зажала ему ладонью рот.

Сгустившийся вокруг туман неожиданно развеялся, явив призрачные силуэты, похожие на людей, которые перетекали, словно состояли из воды. Лиц разобрать было невозможно, зато глаза светились так, словно внутри горели раскаленные угли. Правда цвет этих углей менялся от ярко красного или синего до ядовито зеленого или слепящего желтого.

Один из призраков прошел так близко от Ромула, что мальчик почувствовал исходивший от духа холод. На какое-то мгновение призрак остановился, устремив рубиновый взгляд на маленького гартрида. Ромул не двигался, даже не дышал. Пульсирующий силуэт перед ним стал нечетким, продолжая движение.

Ромул жадно сделал вдох. Флорианка наградила его тяжелым взглядом, но ничего не сказала. Вслед уходившим призракам подул холодный ветер, разгоняя туман и принося гнилостный сладковатый запах далеких пустошей, куда не рисковали соваться даже флориане, хотя когда-то давно, говорят, там находились поселения их предков.

- То, что ты ищешь, за тем холмом, - сказала флорианка, указывая на уходящую круто вверх каменистую дорогу, вдоль которой рос кустарник.

Ромул недоверчиво положил на протянутую ладонь оговоренную плату за услуги проводника. Женщина широко улыбнулась, показывая гнилые зубы, и, нырнув в подступавший к дороге туман, исчезла. Оставалось лишь надеяться, что флорианка не обманула.

Чувствуя недоброе, Ромул поднялся на каменистую возвышенность, где дымился оставленный кем-то недавно костер. Белый дым тонкой струйкой поднимался к низкому серому небу. Сначала Ромул решил, что рядом никого нет, но затем увидел, как невидимый силуэт поднимает сухую ветвь и ворошит угли в костре.


- Все эти тайны меня не касаются, - прошептал Ромул, обходя странное место стороной.

Перевалившая через хребет возвышенности дорога привела его к хижине мастера ремесел.

- Ты рох? – опешил Ромул, потом увидел пучок электродов в затылке Вишвакарнака и вспомнил, что это всего-навсего машина, способная менять биологические тела, необходимые для взаимодействия с миром.

- Зачем пришел, маленький гартрид? – спросил мастер ремесел, ничуть не удивившись столь странному визиту.

- Там на холме был костер… - начал было Ромул, но тут же тряхнул головой и перешел к разговору о своих родителях.

- Ах вот оно что… - протянул мастер ремесел тоном, умудренного жизнью старца. – И что же ты хочешь предложить мне, за органы своего отца?

- Душу, - не задумываясь, ответил Ромул.

- Душу? – хвост за спиной мастера ремесел качнулся, обозначая заинтересованность. – Свою душу?

- Свою душу нельзя продать, - прищурился Ромул, решив, что Вишвакарнак издевается над ним. – Это знают даже дети.

- Верно, - согласился мастер ремесел.

Ромул выждал около минуты, решив, что последует новый вопрос с подвохом, но Вишвакарнак молчал, меряя гостя терпеливым, оценивающим взглядом, так что не оставалось ничего другого, кроме как озвучить ему свой план по спасению родителей. Правда сейчас этот план начал казаться Ромулу крайне глупым и не выдерживающим никакой критики. Но других идей не было так что…

- И как, интересно, ты собрался привести ко мне душу? – пытливо прищурился мастер ремесел, выслушав сбивчивое предложение гостя.

- Я украл тайну общения с духами у наставника института Рашилайи, - выпалил Ромул, хотя собирался молчать о подобных деталях.

- Украл? – Вишвакарнак неодобрительно щелкнул языком. – Это нехорошо… Очень нехорошо…

- Вам нужна душа или нет? – начал терять терпение Ромул.

Хвост мастера ремесел неодобрительно качнулся. Ромул подумал, что сейчас оставленная древними в Подпространстве машина укажет ему на дверь, но вместо этого Вишвакарнак протянул ему руку, желая скрепить сделку.

- У тебя есть три единицы необратимости.

- Что? – не понял Ромул.

- Время в Подпространстве, - на морщинистом лице подчиненного мастером ремесел тела появилась едва уловимая улыбка. – Неужели в твоем институте не обучают базовым понятиям Плоскости миров?

- Я еще слишком мал, чтобы изучать подобное… - Ромул невольно покраснел.

Вишвакарнак понимающе кивнул и, не сдержав тяжелый вздох, направился к двери.

- Я справлюсь, - заверил его Ромул. Хотел еще что-то сказать, но мастер уже закрылся в своей хижине, оставив гостя на покосившемся крыльце.

Мир туман стал снова сырым и неприветливым. Ромул поежился, не в силах побороть озноб. Книга в походном рюкзаке, где детально описывалась процедура вызова духов умерших людей, придавала уверенности прежде, но сейчас, казалась бесполезной макулатурой. Что толку от древних истин, если нет опыта их использования.

- На моем месте должна была быть Найдо, - проворчал Ромул, признаваясь, что подруга разбирается на порядок лучше него в магии. Беда была в том, что спасали его родителей, а не ее, так что выбирать не приходилось. – Попробую пару заклинаний, а если ничего не получится, то… - он оборвался на полуслове, устремив взгляд на вершину холма, где дымился костер. – Лучшего места для вызова духов придумать сложно… - проворчал Ромул, заставляя себя начать подъем, не думая о невидимом существе, присутствовавшем на вершине.

Все необходимое для заклинания находилось в походной сумке. Оставалось начертить пару магических знаков, зажечь нужные травы, посыпать вокруг пеплом требуемых для вызова корений и…


- Что это ты тут задумал? – спросило невидимое существо, сидевшее возле костра.

Ромул вздрогнул и замер, боясь обернуться. Белый, поднимавшийся к небу дым вздрогнул и начал смещаться в сторону. Ромул предусмотрительно попятился. Дым задрожал, сформировав из завихрений рот. Послышался свистящий смех.

- Мой друг хочет сказать, что ты похож на зайца с Андеры, - пояснило невидимое существо.

- Ваш друг? – Ромул большими глазами смотрел на клубящийся над костром дым. – Вы говорите… говорите… говорите о костре?

- О костре? – невидимое существо устало рассмеялось.

Рассмеялся и рот, сформированный из белого, густого дыма.

- Что не так? – окончательно запутался Ромул.

- Скоро, думаю, сам сможешь понять, - раздалось в ответ. – Если ты связался с мастером ремесел, то добра от этих сделок не жди.

- Откуда вам-то знать? Вы ведь всего лишь… - Ромул вспомнил наставления Найдо ничего не бояться. – Вы ведь просто невидимка и прогорающий костер!

И снова ответом ему был смех.

- Что теперь не так? – разозлился Ромул.

- Ты не так, - резко ответило невидимое существо. – Мал еще… Глуп…

- У меня, по крайней мере, есть тело, - подбоченился мальчик, решив, что если странные существа не причинили ему до сих пор вреда, значит им это не под силу.

- Тело?

- Когда-то мы тоже пришли к Вишвакарнаку, чтобы заключить выгодную, как нам казалось, сделку.

- Ой… - Ромул замер, опасливо косясь на оставшийся у изножья холма дом мастера ремесел.

«А что если они врут?» - пронеслась в голове далекая мысль, но недоброе чувство уже заполнило грудь, опускаясь тяжестью в живот.

- Мы хотели стать самыми успешными ворами в истории, - сказало безликое существо. – Мечтали, превращаясь в туман, проникать в самые секретные хранилища…

- Хотите сказать, что мастер ремесел вас обманул?

- О, нет! Сомневаюсь, что наследие древних способно на подобное.

- Тогда как же вы лишились тел?

- Мы не выполнили всех деталей сделки… - повисла пауза, затем раздался неожиданный тяжелый вздох. – Мы не хотели обманывать Вишвакарнака, просто немного не рассчитали своих сил, но древнюю машину не интересуют оправдания… В результате мой напарник превратился в костер, а я в невидимку, жизнь которого продолжается до тех пор, пока горит костер, бывший некогда моим другом…

Ромул закусил губу, пытаясь понять, какое наказание его ждет в случае не выполнения условий заключенной сделки.

- Что Вишвакарнак уже взял у тебя? – спросило невидимое существо, словно прочитав мысли мальчика.

Ромул отрицательно качнул головой.

- Совсем?

- Совсем.

Облако дыма сокрушенно вздохнуло.

- Значит, тебе не о чем волноваться, - услышал Ромул. – Хватай ноги в руки и беги, пока есть возможность.

- Бежать? – мальчик растерянно огляделся, словно боялся, что их кто-то может подслушать. – Но…

- О чем тут думать?! – поторопило его невидимое существо.

- Нет, я не могу бросить родителей в беде, - сказал Ромул, хотя ноги его уже готовы были бежать прочь.

- Очень хорошо, - услышал он голос мастера ремесел, исходивший, казалось, прямо из центра сформировавшегося из дыма рта. – Не люблю лгунов.

- Так это была проверка? – догадался Ромул.

Белый дым сложился в образ улыбающегося Вишвакарнака, затем снова стал просто дым, поднимающимся от прогоревшего костра. Ромул помялся с ноги на ногу, но решил, что для предстоящего ритуала вызова духов выберет другую возвышенность, благо скалистая местность, окружавшая дом мастера ремесел, позволяла подобное.


«Я ведь не нарушая этим никаких правил», - думал Ромул, перебираясь на соседний холм, с которого было не видно дымящегося костра.

Открыв походную сумку, он приготовил все необходимые для заклинания ингредиенты, но с заклинанием медлил, откладывая финальную часть вызовы духов, пока мог найти хотя бы одну причину, чтобы не делать этого.

- Ладно, - вздохнул Ромул, понимая, что дальше оттягивать прочтение заклинания не имеет смысла. Разве что забыть слова, но… - Нет, слова заклинания я помню… - Ромул снова вздохнул.

Первые слова заклинания, произнесенные им, прозвучали так тихо, что он взял небольшую паузу, прокашлялся и повторил необходимые строчки. Ничего не произошло, хотя Найдо уверяла, что обязательно должен подуть холодный ветер и температура, по мере прочтения заклинания, будет продолжать опускаться. «Может быть, дальше что-то появится?» - подумал Ромул, продолжая произносить слова заклинания на древнем языке.

Наука древних, перешедших на новую, форму существования за пределами материи, была сложной и малоизученной даже в стенах института Рашилайи. Особенно это касалось механизмов взаимодействия с кристаллами саддук и связанной с ними энергии, пронизывающей, как утверждали многие ученые умы, все сущее в изведанной плоскости мира, включая Подпространство.

Ромул вздрогнул, отчетливо почувствовав резкое похолодание. Ветра по-прежнему не было, но температура стремительно начинала падать. Изо рта начали вырываться клубы пара. Кожу покалывали ледяные иглы, а на ресницах появился иней. Заклинание было прочитано наполовину, но Ромул уже подумал, что если продолжит холодать, то он превратится в сосульку прежде, чем успеет закончить прочтение.

Заученные наизусть слова лились нескончаемым потоком, превращаясь в мелодичную песню, аккомпанементом которой было сначала потрескивание сформировавшихся вокруг Ромула ледяных сталактитов, но затем появился четкий звук звона колокольчиков: сперва робкий, мелодичный и высокий, потом более гулкий, глубокий, схожий с ударами гигантского колокола. Заканчивая прочтение заклинания, Ромул уже не слышал свой голос – таким громким был заунывный бой призрачного колокола. Но с последним словом заклинания вызова духов воцарилась неожиданно тишина, ставшая не менее зловещей.

Ромул замер растерянно оглядываясь по сторонам. В холодном, пронизывающем до костей своими ледяными иглами воздухе, вырывавшийся из его рта пар формировал причудливые образы, воспаляя воображение. Но все это были фантазии. Никаких духов Ромул не видел, разве что… Он прислушался, уловив далекий, призрачный шепот.

- Здесь кто-то есть? – осторожно спросил он.

Шепот усилился, но слов разобрать все равно было невозможно. Ромулу показалось, что кто-то пытается разговаривать с ним на древнем языке – несколько слов, по крайней мере, были созвучны с переводами слов «загробная жизнь» и «прощение», впрочем Ромул знал всего два десятка древних слов, да и то произносил из с трудом, так что…

- Спасайся! – неожиданно отчетливо расслышал он. А затем смазано и с прерываниями: - Опасность… Глупый поступок… Расплата… - И совершенно неожиданно: - Сын!

- Сын? – невольно переспросил Ромул, потому что голос показался ему до жути похожим на голос отца.

Ледяной воздух вокруг задрожал, являя призрачные силуэты духов. Ромул не хотел верить глазам, но перед ним стояли его родители.

- Нет, этого не может быть, - прошептал он, жадно хватая ртом воздух, обжигающий холодом легкие. – Не может… - Ромул протер глаза, но видение не развеялось – наоборот стало более четким.

- Что ты вытворяешь? – строго спросил отец.

- Я… Я хочу вас спасти… - Ромул снова зажмурился. О каком спасении шла речь, если его родители превратились в призраков?!

«Нет, этого не может быть. Тут снова какой-то розыгрыш, как с невидимкой возле костра», - подумал мальчик.

- Ты всегда был непослушным ребенком! – услышал он упрек матери. – Сделай хоть раз то, что от тебя требуют.

- Но ведь я хочу спасти вас! – не выдержал Ромул, потому что в голосе матери сквозило столько боли, что игнорировать это было невозможно.


- Нас уже не спасти, - раздался в ответ голос отца.

- Что? – открыв глаза, Ромул растерянно уставился на призраки родителей. – Хотите сказать, что вы… Вы… - он пытался сказать «мертвы», но не мог.

- За нами пришли слепые монахи, сын, - сказал отец. – Они узнали о том, что мы заключили сделку с Вишвакарнаком и приняли решение, что подобное должно быть пресечено на корню…

- Пресечено? – где-то подсознательно Ромул понимал, что случилось, но отказывался принимать это.

- Они убили нас, сын! – потеряла терпение мать. – И они накажут тебя, если ты не бросишь сейчас же свою затею и не вернешься в институт Рашилай.

- Но…

- Ты не сможешь ничем нам помочь! – сказали родители в один голос, заставив Ромула разреветься.

Слезы замерзали на его щеках, превращаясь в блестящие ледышки, но он не замечал этого.

- Будь сильным, - успел сказать отец, потому что потеря Ромулом концентрации начала разрушать силу заклинания.

Чары развеялись. Холод отступил. Застывшие на щеках слезы растаяли, оставив на коже красные пятна обморожения. Ромул вытер лицо и попытался успокоиться. Отчаянно хотелось поверить, что случившееся – еще одна проверка мастера ремесел, но родители выглядели такими настоящими, что… На глаза снова навернулись слезы.

- Нет, - настырно замотал головой Ромул. – Я не верю.

Достав волшебную карту, сохранившую маршрут, которым они с флорианкой пришли к Вишвакарнаку, он со всех ног бросился назад, к тайной двери в свой мир. «Если с родителями ничего не случилось, то, клянусь, никогда больше не буду нарушать правил», - повторял Ромул, как молитву.

- Быстро ты! – крикнул ему кто-то в поселении флориан.

Ромул не ответил.

Домой. К друзьям.

Туман сгустился вокруг Ромула. Под ногами захлюпали болотные топи.

- Пошли прочь! – заорал он на повылазивших из под кочек жабоподобных тварей, отфутобливая самых настырных из них подальше от себя.

Сейчас в нем было столько решимости вернуться на Рох, что болотные монстры, казалось, почувствовав этот настрой, предпочли ретироваться.

Не пугал Ромула и туман, ставший таким густым, что было не видно своей вытянутой руки. То что он увидел, после прочтения заклинания, было главным. Сейчас, желая убедиться, что с родителями все в порядке, он мог бы пройтись по узкому уступу над пропастью или пересечь долину змей, где от хладнокровных тварей не было бы свободного места.

Споткнувшись о старую железную дорогу, Ромул упал, разодрав ладони, но не обратил на это внимания. Запах появившейся крови привлек внимание крупных монстров, голодный рык которых прорезал тишину болот, нарушаемую прежде лишь редким бульканьем гнилостных вод, однако туман уже начал рассеиваться, позволяя чужаку вернуться в свой мир.

Одни говорили, что подобный переход разработали Номмо, другие утверждали, что это причуда природы. Ромулу сейчас не было до этого никакого дела.

Оказавшись в пещере родного мира, где остались его друзья, он, надеясь, что ловушку не действуют на тех, кто покидает портал, бегом устремился к выходу, удивляясь, что друзья – Плиора и Найдо – не ждут его у последнего препятствия, заставившего их разделиться.

Какой же была его растерянность, когда на выходе из пещеры его встретил мастер По, у которого они украли древнюю карту, чтобы вызвать духов в Подпространстве.

- Вы не понимаете… - попытался вырваться Ромул, когда наставник схватил его за руку. – Мне нужно убедиться, что с моими родителями все в порядке…


Пальцы наставника держали, казалось, крепче стальных браслетов. Мастер По не произносил ни слова, но его взгляд едва не прожигал своих учеников. Особенно это казалось Плиоры, андерки, над которой он взял попечительство после смерти ее родителей.

- Мои родители… - Ромул оборвался на полуслове, увидев слепых монахов, стоявших чуть поодаль.

Выкрав древний фолиант и сделав копию ключа, они подставили не только себя, но и мастера По. Правила гартридов никогда не отличались жестокостью, но и в недостатке строгости их нельзя было обвинить, так что…

- Пожалуйста, проверьте, все ли в порядке с моими родителями, а потом… я готов понести любое наказание, - взмолился Ромул, вглядываясь наставнику в глаза. – Я видел… Видел их души, поэтому… Пожалуйста, узнайте…

- Видел их души? – тонкая бровь мастера По едва заметно поднялась.

Ромул хотел плотно сжал губы, понимая, что не может ничего рассказать, потому что если с его родителями не случилось ничего плохого, то поведав о том, что они заключили сделку с мастером ремесел, поставит их под удар.

- Простите, - вздохнул он. – Я не могу ничего объяснить…

Мастер По смерил нерадивого ученика строгим взглядом и переда слепым монахом, хватка которых была не менее крепкой, чем у наставника. Вот только у последнего руки были теплыми, а у слепых наставников холоднее льда. «Словно мертвецы», - подумал Ромул.

Когда они вошли в школьный двор, то ученики, вне зависимости от возраста, предпочли либо ретироваться, либо держаться подальше от слепых монахов. Ромул шел не поднимая головы. Слепые монахи хранили молчание, хотя обычно любили читать проповеди, воспевая мудрость Амма.

Когда они скрылись за толстыми стенами древнего института, то в тишине мраморных залов эхом раздавался только звук шагов Ромула. Что касается монахов, то они, казалось, парят над начищенным до блеска полом.

Ромула отвели в его комнату и посадили под домашний арест, наложив на окна и двери заклинание, переведя проживавшего с ним одноклассника в другое помещение. О судьбе друзей Ромул ничего не знал. В том, что его, скорее всего, исключат, сомнений не было, но сейчас главным было узнать о судьбе родителей. На лад взрослых, он мерил комнату размеренными шагами, не в силах сидеть на месте и ждать.

Ужина не было. Пустой желудок начал урчать, требуя пищи. Ромул подошел к двери и постучал. Тишина. За окнами сгустились сумерки. Ромул попробовал открыть ставни, но попытка не принесла результата. Попробовал позвать смотрителя, но ответом ему снова была тишина.

- Я просто хочу узнать, все ли в порядке с моими родителями… - проворчал Ромул, награждая закрытую дверь обиженным взглядом.

Тревога была такой сильной, что ему казалось, что он не сомкнет глаз всю ночь, но насыщенный приключениями день отнял так много сил, что Ромул заснул еще до полуночи.

Ему снился заунывный бой колокола и неразборчивый шепот, в котором он отказывался узнавать голоса родителей. Отказывался до тех пор, пока не понял, что это не сон – голоса звучали в его комнате. Мать и отец стояли возле его кровати и были растерянны не меньше, чем он.

- Зачем ты снова вызвал нас? – спросила мать.

- Я не вызывал! – затряс головой Ромул.

- Не ври нам! – повысила голос мать.

- Да я спал! – Ромул сел в кровати.

Его слова поставили призраков родителей в тупик. Окончательно сбитые с толку, они смотрели то друг на друга, то на сына. В комнате стало так холодно, что Ромул начал стучать зубами. Хотя, вероятно, причиной этого был страх.

- Вы… Вы правда умерли? – выдавил он из себя вопрос.

Ответить родители не успели, так как дверь распахнулась и в комнату ввалились пять слепых монахов, читая молитвы на древнем языке, прогоняя непрошенных гостей из мира мертвых.

- Не надо! – взмолился Ромул, видя, как тают силуэты родителей.

Сомнений, что они мертвы, больше не было. Даже когда монахи отвели его в кабинет мастера По, и наставник попытался убедить, что судьи Роха отправили его родителей в изгнание и не о каком смертном приговоре речи не может идти, он все равно не поверил ему, продолжая беззвучно плакать, невольно вспоминая Плиору и думая, что теперь она для него самый родной человек на земле, потому что отныне их родним боль потери. И неважно, какой приговор вынесет ему совет института Рашилай… Теперь уже все неважно… Только боль потери и невыносимое чувство одиночества и обиды на всех, кто забрал у него родителей.

Глава пятая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web