Тайны Андеры. Глава 9


Тайны Андеры

Оглавление

Глава девятая

Первые месяцы Ромул, Найдо и Плиора искали встречи с Хоупом, но потом поняли, что молодой берг забыл о своих друзьях. Да и были ли они его друзьями? Возможно, он просто использовал их. Мысль об этом появилась, когда Ромул рассказал о встрече с номмо. Хоуп тоже сказал, что почувствовал в озере Левий древнего. Найдо пока не знала как, но считала, что эти события как-то связаны. Плиора предпочитала отмалчиваться. Она вообще не считала Хоупа отступником. Для нее он был тем, кто осмелился выступить против системы, разбить вдребезги стереотипы. Это заставляло уважать бывшего друга и относится с любопытством к группе новых бергов. Плиора не считала их монстрами. Иногда, покидая свою келью, она втайне наблюдала за тренировками бергов. Нет, сам процесс не нравился ей, но ей нравились берги. Что-то в них было опасного, независимого. И это вызывало приятный озноб.

Когда учебный год подошел к концу и лучшим ученикам позволили ненадолго вернуться на Рох, Плиора поняла, что это будут самые скучные каникулы в ее жизни. Друзья, Найдо и Ромул покинут ее. Она останется одна, на Андере, на планете, где она родилась, но которая давно перестала быть ее домом. Ее дом был… Где же, черт возьми, был ее дом? Может быть на Рохе? Да, возможно, она и хотела бы, чтобы Рох стал ее домом, но для гартридов девочка с Андеры всегда оставалась изгоем. Как там говорят: свой среди чужих, чужой среди своих? Плиора, сама того не желая, как нельзя лучше поняла смысл этого выражения. Хотела она или нет, но Андера стала для нее чужой, а Рох…Этот дивный, разбухший от чудес Рох… В общем, Рох так и не принял ее. Она всегда будет для них Андеркой – девочкой с невежественной планеты, где ночью правят монстры и герои. И ни чего не изменить. Так же и берги: каких бы успехов они не добивались, гартриды все равно будут относиться к ним, как к монстрам. Поэтому Плиора чувствовала некое единение с этой расой, затерявшейся в тумане. Оказавшись в институте Рашилайи, они не имели права голоса, не имели права выбора. Так же как и она.

Иногда, выбираясь из своей кельи, Плиора часами наблюдала за тренировками бергов. Это стало смыслом ее жизни. Особенно когда Найдо и Ромул отправились на Рох. Плиора вспоминала Хоупа. Сможет ли она среди новой группы бергов отыскать кого-то подобного? Станет ли кто-то их этих агрессивных монстров хоть немного похож на бывшего друга. Да, именно друга, потому что чтобы не говорила Найдо, Плиора воспринимала Хоупа именно так. Он был не хуже и не лучше Ромула. Но в отличие от Ромула Плиора понимала Хоупа намного лучше. Ей даже казалось, что они находятся в одной упряжке, если, конечно, говорить фигурально. Но Хоуп предал всех и сбежал. Кто в новой команде бергов сможет занять его место, стать другом?


Незадолго до того как Ромул и Найдо отправились на Рох, Плиора выкрала досье на каждого их бергов, входивших в состав новой группы. К сожалению никто не вызвал в ней такой интерес, как Хоуп. Вообще, вспоминая беглого друга, она не воспринимала его как берга, скорее, как монстра, коими полнились истории ночной Андеры. В памяти всплывали рассказы о том, как красавицы Андерки влюблялись в местных монстров, а потом жили долго и счастливо. Ну, может быть не долго, но счастливо и весело – точно! Вот бы и ей найти своего «монстра».

Когда Найдо и Ромул отправлялись на Рох, никто не знал, что их ждет встреча с Хоупом. Плиора завидовала им. Учись она в институте Рашилайи на Рохе и имея возможность в случае хороших оценок отправиться на Андеру, то, вероятно, прилагала бы максимум усилий, чтобы завоевать этот приз, но, к сожалению, она уже была дома. Правда дома ее никто не ждал, но это была уже совсем другая история.

В общем, как только Ромул и Найдо скрылись в тумане, отправившись на Рох, Плиора решила, что обязательно найдет себе нового Хоупа. Может быть, с ним они даже сбегут из ненавистного института, где для таких, как он и она, нет ничего хорошего. Они изгои, ренегаты. Так было, так есть и так будет.

Дождавшись ночи, Плиора выбралась из своей кельи. Она знала институт Рашилайи, как свои пять пальцев, поэтому пробраться мимо стражи, которая охраняла новый класс бергов, не составила труда. Наставники говорили, что содержат бергов в кельях, но это, скорее всего, были камеры. Многочисленные замки и заклинания сдерживали монстров внутри отведенных им помещений. Плиора подходила к каждому из них, открывала крохотное окошко и заглядывала внутрь. Она помнила наизусть личные дела бергов, но вот беда, никто не нравился ей. Может быть их внешность… Нет, внешность бергов была слишком отталкивающей, чтобы вызвать чью-то симпатию. Плиора заглянула в каждую келью-камеру, но не один из содержавшихся там монстров не приглянулся ей.

Разочарованная и сбитая с толку, она вернулась в свою келью. Сон долго не шел к ней, а затем ворвался в сознание странными картинками пережитого дня. Она шла по коридору, где находились камеры заключенных бергов, но все двери были открыты. Пленники сбежали, разорвав глотки своим надзирателям. Во сне Плиора видела ворпов, они истекали кровью, жизнь медленно покидала их, капля за каплей. Звук капающей крови разрывал тишину сна. Этот звук почему-то напомнил девочке далекие удары колокола. Бум, бум. Бум, бум… А потом появился голос:

– Ты ведь понимаешь, что тебе здесь нет места.

Голос был четким и ясным. Больше, это был даже не голос, а, скорее, мысли. Плиора остановилась. Остановилась во сне, в коридоре, залитом кровью ворпов, руджи и гартридов. Там не было ничего кроме смерти, хаоса и безумия. Но не было там и тревоги.

Плиора открыла глаза. Сон кончился. Девочка лежала в кровати, кутаясь в мокрое от пота одеяло.

«Мне нет места в этом мире», – подумала Плиора. (Или же это были ошметки сна, прицепившиеся к ее сознанию?) Плиора не знала, лишь чувствовала, что будь то ее мысли или нет, но в них есть смысл.

Она подошла к окну и долго стояла, вглядываясь в ночь, пока не начался рассвет. Лучи алого солнца прорезали сонный мир Андеры. Кровавого солнца… Зарождался новый день, хотя Плиора все еще чувствовала ночь, которая проникла к нее сквозь сетчатку глаз. Тьма. Мрак. Отчаяние.

Последнее не имело ничего общего с природой ночи Андеры, где правили монстры и герои, где мир искрился и переливался… Это было частью Плиоры. Несколько дней она вынашивала план, как покончить с этой опостылевшей жизнью. Вариантов было много, но не один из них не казался «тем самым». Разве что…

Дождавшись, когда снова наступит ночь, Плиора покинула свою келью. Выбралась за стены института Рашилайи и отправилась к озеру Левий. Лакмус – вот, кто избавит ее от страданий, вот кто сотрет клеймо ренегата (а быть ренегатом, видит бог, Плиора уже устала).

Всю жизнь, начиная со смерти родителей, наставники напоминали ей, что она – бракованный товар. А ведь ее единственной проблемой было лишь то, что она – человек, а не рох, но не каждому суждено жить в своей среде. Судьбе плевать, она дает жизнь и считает тебя обязанным ей за этот дар. Плиора чувствовала отчаяние, но надеялась, что с ним можно бороться, что все изменится, как только ей удастся убраться с ненавистной чужой планеты. Но на Андере, оказавшись среди таких же детей, как и она, Плиора не почувствовала ничего, кроме нового отчаяния. Она не может быть рохом, потому что она родилась человеком, и она не сможет стать человеком, потому что ее воспитали рохи. И ничего не изменится. Никогда. Глупо даже надеяться. Лишь попытаться прекратить эти страдания. Любой ценой.

Плиора огляделась, убедилась, что никто не наблюдает за ней, и бросилась в холодные воды озера Левий. Она выбрала его, потому что оно находилось недалеко от нового дома, где она жила. Ей было двенадцать, и жизнь казалась слишком долгой, чтобы не желать сократить ее.


Она плыла долго, пока не устала, затем выдохнула весь воздух и пошла ко дну, надеясь, что после смерти старый осьминог найдет ее тело и утянет в пучину древнего озера, чтобы никто не нашел ее, решив, что она просто сдалась, отступила, сломалась, как это часто бывает с людьми. Нет. В ней не было слабости, только решимость, желание идти до конца, опускаться на самое дно, в пасть древнего монстра. Только так можно победить отчаяние, одиночество, растерянность.

– Ты ошибаешься, – услышала она мужской голос и открыла глаза, удивляясь, что все еще жива.

Была ночь. Над головой висело звездное небо. Кромка воды древнего озера касалась ее ног.

– Всегда есть другой путь, другой смысл, – снова услышала Плиора, подняла голову, огляделась. – Только нужно знать, куда смотреть, – сказал голос, и Плиора поняла, что он звучит прямо у нее в голове.

– Я что, спятила? – растерянно спросила она.

– Я знаю лишь, что ты все еще жива, – сказал голос.

– Да. Я вижу, что жива, – она поднялась на ноги. Возле берега под водой что-то пульсировало, извивалось. – Так это ты спас меня? – спросила она древнего осьминога. – Не знала, что ты умеешь разговаривать.

– Он не умеет, – сказал голос. – И он никогда не стал бы спасать тебя. Ему плевать. Впрочем, как и мне. Мы слишком стары для подобных сантиментов.

– Тогда кто меня спас?

– Ты сама.

– Нет.

– Признайся, ты еще не готова умирать. К тому же ты все еще не знаешь, что будет там, за гранью. А без этого тебе сложно смириться со смертью. Ты – борец. И неважно кто растил тебя, и кто давал тебе жизнь. Рохи и люди… все в прошлом. Ты та, кто ты есть.

– Ты прочитал мои мысли?

– Я прочитал твою жизнь.

– Абсолютно всю?

– Лишь то, что мне было нужно.

– А что тебе было нужно?

– Друг.

– Друг? – Плиора нахмурилась. – У меня не получается дружить.

– Сомневаюсь, что ты когда-нибудь пыталась дружить с номмо.

– Так ты первородный? – Плиора нахмурилась сильнее, вспоминая рассказ Ромула о встрече с первородным, схожий с этой историей рассказ Хоупа и жесткую критику Найдо, поддержавшую наставников, считавших, что встреча с вознесшимся невозможна. – Разве вы не вознеслись? Не превратились в Амма? – озвучила она то, что слышала от Найдо.

– Я решил остаться, – возразил голос, звучавший у нее в голове.

– Почему? – прищурилась Плиора.

– Потому что решил идти своим путем, – прозвучало в ответ.

– И теперь ты живешь здесь? В теле этого монстра? – девочке казалось, что еще немного и она поймает говорившего с ней на лжи.

– Мне здесь нравится. А тебе? – ответ и вопрос прозвучали так, что показались ей одним целым.

– Мне? – девочка огляделась, пожала плечами. – Здесь тихо.

– Ты не любишь тишину?

– Тишину любят рохи.

– Мне наплевать на рохов, я спрашиваю о твоих чувствах.

– Боюсь я жила с ними слишком долго, чтобы так просто было взять и плюнуть на них.

– Тогда тебе придется научиться это делать.

– Чтобы стать как ты?

– Чтобы стать собой, – голос в голове стих, выдержал паузу, затем осьминог под водой зашевелился, протянул к девочке на берегу свои щупальца, словно желая проверить, доверяет ли она ему. Она доверяла.

– Что я должна делать? – спросила Плиора.

– А что ТЫ хочешь делать?

– Я?!


– Ну конечно, у каждого из нас ведь своя судьба. Или ты не согласна?

– Я… – Плиоре казалось, что мозг вот-вот лопнет. – Наверное… согласна… Хотя наставники…

– К черту наставников, – взорвался неожиданно голос в ее голове.

– Но…

– Да забудь ты о том, чему тебя учили. Наставники отнюдь не непогрешимы. И мне, если честно, нет до них сейчас никакого дела.

– Это гартриды, – осторожно напомнила Плиора.

– И что?!

– Я думала, что они избраны древними, как наследники рода.

– И как много древних сказало тебе об этом?

– Вообще-то ни одного.

– Верное наблюдение. А сказать тебе почему?

– Потому что это не правда?

– Умная девочка, – нараспев прозвучал в голове Плиоры голос незнакомца.

– Так все то, чему они нас учат – ложь?

– То, чему они вас учат – это то, во что они верят.

– Но тогда выходит…

– Хватит задавать вопросы! – прозвучал в голове раздраженный голос чужака.

– Я просто хочу понять, – Плиора до боли в глазах вглядывалась в черную водную гладь, под которой скрылся Лакмус.

– Не надо понимать, – долетело в ответ. – Иногда нужно просто чувствовать. Скажи, прямо сейчас, ты чувствуешь, что можешь доверять мне?

Плиора задумалась на мгновение, затем осторожно кивнула. Голос молчал. Одну минуту, другую.

– Эй, – позвала девочка.

– Я все еще жду ответа, – прозвучало у нее в голове.

– Я дала ответ, – произнесла она, затем в сознании мелькнула новая догадка. – Ты не можешь меня видеть?

– Я вижу то, что видит Лакмус.

– Мне кажется, жить в теле монстра – кошмар.

– Это для вас Лакмус монстр, а в мои времена подобные ему создания были чем-то вроде ваших кошек или собак.

– Если честно, то верится с трудом.

– Мне тоже верится с трудом, во что вы превратили эту планету, но, тем не менее…

– У каждого из нас своя судьба? – догадалась Плиора.

– Именно, – в звучащем в голове голосе отчетливо читались нотки удовлетворенности. – Ты быстро схватываешь.

Плиора улыбнулась. Так долго гартриды заставляли ее поверить, что она второй сорт, а тут вдруг…

– Ты хочешь… Хочешь, чтобы я предала наставников и начала служить тебе? – тень разочарования застлала сознание Плиоры.

– Я хочу, чтобы ты служила себе, – развеял сомнения звучавший в голове голос. – Я хочу… Хочу того же, что и ты.

– Того же, что и я? – Плиора и не пыталась скрывать, что запуталась.

– Построить новый мир, – подсказал мужской голос, которому она начинала доверять все больше и больше. – Да будет тебе известно, – услышала она. – Я… Если будет угодно… Такой же ренегат, как и ты, – Плиора отчетливо различила нотки грусти. Это подкупало, как нельзя лучше, заставляло доверять.

– Что я должна делать? – спросила девочка.

– Строить свой мир, – ответил голос, и этот ответ понравился ей.

Глава десятая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web