Вендари. Книга вторая. Глава вторая

/ Просмотров: 93978

Вендари. Книга вторая

СКАЧАТЬ

1902 год. Вена. Четырнадцатая выставка Сецессиона.

Саша Вайнер приехала сюда только для того, чтобы увидеть свою скульптуру. Полотно пассажирской железной дороги тянулось вдоль русла реки Вены. Саша Вайнер никуда не спешила. Для нее этот день должен был стать хорошим отдыхом. Легкое волнение, которое появилось, когда она увидела созданное из каменных параллелепипедов здание, было приятным, почти желанным. Саша остановилась, запрокинула голову. Центральный шестигранник здания был увенчан позолоченным куполом. Орнамент фасада переливался желтыми лавровыми листами. Чуть выше, на фронтоне, находилась надпись: «Каждому времени – свое искусство, каждому искусству – своя свобода».

Саша Вайнер прочитала эту надпись вслух, но думать о том, что хотел этим сказать художественный критик Людвиг Хевеши, у нее не было ни малейшего желания. Ведь если фраза эта находится над главным входом в венский дом Сецессиона, значит она важна, а понять художников или скульпторов порой бывает очень сложно. Для этого нужно время и много головной боли, прежде чем удастся проникнуться их видением мира. По крайней мере, именно таким был художник, с которым она познакомилась в Париже во время летних гастролей ее балетной труппы.

Он представился как Эдгар Дега и без лишних прелюдий предложил неплохие деньги за возможность нарисовать ее. На вид ему было далеко за шестьдесят, и он очень плохо видел. Когда они пришли в его мастерскую, Саша удивилась, что картина, которую он собирается создать, будет сделана углем.

- Это лишь набросок, - пояснил художник.

- Хорошо, - сказала Саша Вайнер. – Что мне теперь делать?

- Просто двигайся. Делай то, что ты делала вчера на сцене, но не забывай, что это жизнь.

- Не знаю, смогу ли я, - призналась Саша.

Она долго смущалась и не могла раскрепоститься, пока художник не попросил ее раздеться. Тогда все встало на свои места. Саша подумала, что в конечном счете удастся заработать на пару хороших платьев и дорогое украшение, потому что деньги у этого художника явно водились, но все закончилось лишь рисунками. Теряющие зоркость глаза художника цепко следили за ней, изучали ее, но…

Когда Саша уходила он пообещал ей, что сделает скульптуру из воска, которую его друг переведет в бронзу.

- Возможно, ее выставят в твоем городе, - сказал он.

Поэтому Саша Вайнер и шла сейчас на четырнадцатую выставку венского Сецессиона. Она уже не помнила лица увядшего французского художника, но о его обещании не забыла. К тому же были еще подруги, которые смеялись и говорили, что у нее плохой французский, и она что-то напутала. Саша не признавалась, но именно из-за них она шла на выставку одна. Нужно убедиться, что художник сдержал обещание, и только потом звать подруг.

Внутри Дома Сецессиона было людно и шумно, несмотря на то, что посетители говорили в полголоса. Большинство людей толпились возле статуи Бетховена работы Макса Клингера, которая была расположена в центре выставки. Саша Вайнер старалась держаться подальше от этого сборища, понимая, что там ее скульптуры точно не может быть. Она неспешно бродила вдоль выставленных работ менее известных художников, ища в чертах каждого женского лица статуи или картины свои собственные. Но не было ни картины, ни скульптуры похожей на нее.

- Ох, уж эти художники! – проворчала Саша Вайнер, давая себе зарок никогда больше не доверять людям подобной профессии, но не прошло и месяца, как она снова после выступления ехала в экипаже в художественную мастерскую.

Мужчина, предложивший ей пятьсот марок за ночь вдвоем, был так очарован ее выступлением, что его плата вкупе с тщеславием Саши не позволили ей отказаться. В его мастерской было тихо и пахло воском. Полумрак сгущал тени, оживлял их.

- Вы тоже плохо видите, Клодиу? – спросила художника Саша Вайнер.

- Почему ты так решила? – голос у него был мягким, глубоким.

- В Париже я знала одного художника… Кажется, его звали Дега… Так вот у него были проблемы со зрением…

- И он тоже работал в темноте?

- Наоборот. Я просто подумала, что… - Саша растерянно огляделась. – Не знаю даже, что я подумала…

- Наверное, просто хотела сказать, что уже работала натурщицей.

- Да. Наверное… Но Дега просто смотрел.

- Тебе нравится, когда на тебя смотрят?

- Я не о том…

- Я понимаю. – Художник подошел к ней, прикоснулся к ее щеке. У него были холодные, словно лед руки. Саша вздрогнула. – Что-то не так?

- Я не знаю… - она вглядывалась в его темные глаза. – Я думала… Мне казалось, что вы сначала нарисуете меня, а уже потом…

- Как балерина ты мне нравишься больше, чем как натурщица.

- Вот как?

- У тебя настоящий дар, – тонкие, аристократичные пальцы Клодиу скользили по ее лицу. – Ты должна танцевать. Обязана танцевать. Целую вечность. – Он отвел ее к кровати. Саша не сопротивлялась. – Это тело не должно стареть, - шептал Клодиу, снимая с нее одежду.

Кто-то третий погасил свет. Саша слышала шаги незнакомца и думала, что, возможно, заработать пятьсот марок окажется сложнее, чем она планировала.

- Не бойся, в эту ночь ты будешь принадлежать только мне, - пообещал Клодиу, укладывая ее на спину. Саше показалось, что она увидела, как блеснули в темноте его глаза. Вернее, не глаза, нет. Блеснуло все его лицо.

- Что это было? – насторожилась она. Клодиу не ответил. Лишь в тишине было слышно, как трещит по швам его одежда. – Что за… - Саша попыталась выбраться из-под него.

- Не сопротивляйся, - попросил Клодиу. – Я не хочу калечить это идеальное тело.

- Не хочешь калечить? – Сердце в груди Саши замерло, почти остановилось.

- Тебе не будет больно, - сказал Клодиу, и его лицо снова блеснуло, изменилось. Передняя челюсть художника вытянулась, появились тонкие иглы. Саша с трудом сдержала крик, задрожала, когда навалившееся на нее существо прокусило ей вену на шее. Одновременно с этим что-то холодное и бесцеремонно наглое ожило у существа ниже пояса. Саша чувствовала, как это змееподобное существо мечется у нее между ног, пытаясь найти желанный вход.

- Господи! – ахнула она, когда что-то тонкое и бесконечно длинное начало заполнять ее тело.

Навалившееся на нее существо вожделенно задрожало. Задрожала и Саша, но от отвращения. Сейчас она больше всего хотела отключиться, потерять сознание. Она зажмурилась и перестала дышать. «Пожалуйста, пусть наступит темнота. Пусть наступит темнота», - молилась она, но сознание настырно цеплялось за реальность. Сознание, в котором предательски появилась мысль, что это, возможно, последние мгновения жизни. Она умрет, как только Клодиу удовлетворит свое желание. А может быть, и раньше…

Но Саша не умерла. И не потеряла сознание. Клодиу поднялся с кровати, отошел к окну. Он снова был человеком. Саша видела его худое, бледное тело.

- У меня все еще течет кровь, - сказала она художнику, прижимая ладонь к прокушенной шее.

- Это можно исправить. – Клодиу прокусил себе руку. Кровь заструилась в бокал. – Вот, выпей это, - сказал он. Саша покачала головой. – Тогда ты умрешь. Ты хочешь умереть?

- Нет.

- Значит, пей, - теперь вожделение в голосе художника уступило место усталости. Саша расценила это как угрозу, взяла бокал. Руки у нее тряслись. Запах крови заставил желудок сжаться. Сашу чуть не вырвало, но она выпила кровь своего мучителя.

Он отпустил ее ранним утром, овладев еще как минимум трижды ее телом – она не помнила точно, не считала. Экипаж вез ее домой, а Саша все еще не верила, что пережила эту ночь. Ноги были ватными и непослушными. Все тело было слабым, уставшим, словно она выступала всю ночь на сцене. В фойе отеля где жила, Саша едва не потеряла сознание. Мальчик паж спешно подставил ей свое плечо, помог добраться до лифта.

Саше казалось, что стоит только лечь на кровать и мир, а вместе с ним и безумная ночь канут в небытие сна, но она еще долго не могла заснуть. Страх отступил, оставив опустошенность. Саша лежала на спине и смотрела за окно, где начинался неестественно алый рассвет. Затем, незаметно, пришел сон, который длился, как показалось Саше, не больше пары минут, но когда она открыла глаза, был уже поздний вечер. Усталость не прошла, но спать больше не хотелось.

Саша заставила себя подняться, разделась, приняла ванну. Шрамов от укусов Клодиу не осталось. Она помнила, как его кровь исцеляла ее снова и снова, но отказывалась в это верить. Помнила она и о черных тенях, которые оживали в мастерской в минуты, когда Клодиу отдыхал. Тени ползли к его ногам…

Саша позвонила в фойе, попросила прислать бутылку хорошего вина, но так и не сделала ни одного глотка, когда заказ был выполнен. Репетиции в театре должны были начаться через три дня, и Саша надеялась, что к тому времени удастся собраться, забыть то, что случилось. Ночью ей так и не удалось заснуть. Лишь ближе к утру пришла неспокойная дремота. Так Саша пролежала до обеда. Пустой желудок урчал, требуя пищи. Теперь одеться, пообедать. Остаток дня Саша провела, делая покупки, надеясь, что это поможет отвлечься.

Позже она вернулась к репетициям. Иногда, ночью, воспоминания наваливались на нее, но с этим можно было жить. Спустя месяц состоялась премьера их нового балета, который не имел успеха. На третий вечер выступлений даже их самовлюбленный хореограф признал провал. Людей в зале становилось все меньше. Запланированные двенадцать выступлений в Вене были сокращены до пяти, а о турне не шло теперь и речи. На последней премьере зал был почти пуст. Выступление задержалось на четверть часа из-за спора труппы о том, выступать им вообще сегодня или нет. В итоге все решили, что это будет их последний выход. Выступление оказалось таким вялым и неживым, что под конец не было аплодисментов. Однако кто-то прислал цветы. Цветы для Саши. Цветы от Клодиу.

- Что с тобой? – спросил хореограф, встревоженный видом ее побледневшего лица.

Саша покачала головой, закрылась в свободной гримерке. «Неудачи проходят. Постановки меняются. Ты должна танцевать вечность», - писал Клодиу в записке. К записке на безумно дорогой бумаге прилагался подарок. Саша смотрела на расшитую золотыми нитями коробку и не решалась открыть ее. Что там? Украшение? Она уговаривала себя выбросить это, но что-то сдерживало ее. Как те пятьсот марок, которые она получила за ночь с Клодиу.

- Да ну к черту! – Саша сорвала с коробки пломбу.

На красном бархате лежал крохотный флакон. Саша на мгновение подумала, что это какие-то очень дорогие духи, но потом прочитала еще одну записку. Все тем же ровным почерком Клодиу говорил ей о своей крови и о бессмертии, которое она может подарить.

- Господи. – Саша уронила подарок.

Флакон с кровью Клодиу звякнул, ударившись о пол. Хрупкое стекло разбилось. Саша выругалась, начала собирать осколки, порезалась, снова выругалась, зажала порезанный палец, пытаясь остановить кровь. Рана была глубокой, уродливой, но плоть уже начинала затягиваться.

- Как это? – Саша растерянно наблюдала за дивными метаморфозами, забыв дышать. Кровь застучала в ушах, глаза начали слезиться.

Кто-то постучал в дверь, спросил Сашу, все ли у нее в порядке. Она не ответила.

- Следующая постановка будет обязательно удачной, - пообещал ей кто-то далекий и нереальный, решив, что она переживает из-за провала.

Саша промолчала. Порез окончательно затянулся. Не осталось и шрама. Саша вспомнила, что нужно дышать. Она все еще сидела на полу, цветы Клодиу благоухали. Она чувствовала букет ароматов. Реальность медленно возвращалась. Подняться на ноги, взять цветы, переодеться, вернуться домой, забыть обо всем… Но забыть не получилось.

Сначала Саша поняла, что не может больше встречаться с мужчинами, потому что, как только дело доходит до постели, внутри что-то надламывается, вскрикивает. Потом, почти полгода спустя пришел новый подарок от Клодиу. «Значит, он наблюдает за мной. Посещает мои представления», - думала Саша, разглядывая стеклянный флакон с кровью. «Ты должна танцевать вечность», - звенели у нее в голове далекие слова Клодиу. На какое-то мгновение Саша подумала, что эта кровь ничуть не хуже тех денег, которые она иногда получает от мужчин. Но если эта кровь действительно может продлить молодость…

При мысли об этом кожа покрылась мурашками. «Нет, этого не может быть», - сказала себе она, но тут же вспомнила ночь с Клодиу. Разве такая ночь тоже возможна? Нет. К тому же она уже пила эту кровь – когда прокушенные Клодиу вены не желали прекращать кровоточить. Тогда раны затягивались в мгновение ока. Как затянулся порез на пальце, когда кровь пришла в прошлый раз. Саша не пила ее, но знала, что когда порезалась, кровь Клодиу попала в рану. И пусть в бессмертие она не верила, но, может быть, эта кровь сможет исцелить от преследовавших в последние месяцы растяжений?

Она открыла стеклянный флакон и заставила себя сделать небольшой глоток. От отвращения ее едва не вырвало. Голова закружилась. Но боль в суставах, кажется, действительно начала отступать. Саша зажмурилась и выпила оставшуюся во флаконе кровь.

Когда она очнулась, была уже ночь. Если не считать сторожа, то театр был пуст.

- А мы думали, вы ушли одной из первых, - сказал старик, загремел цепями, открывая входные двери.

Ночной воздух трезвил, прогоняя ощущение, что все происходит во сне.

- Будь я проклята, но это действительно работает! – бормотала Саша, буквально порхая по ночной улице в поисках экипажа.

Тело было легким и воздушным. Казалось, еще немного - и она сможет летать. Не было ни боли, ни усталости. Она могла танцевать всю ночь. Хотела танцевать. Перестал болеть и позвоночник, который неустанно беспокоил последние пять лет.

- Кажется, это настоящее чудо, - сказал на следующий день врач. Он осматривал Сашу больше часа, но так не нашел и намека на межпозвоночную грыжу, которая грозила ей в ближайшие годы уходом из балета. – Просто чудо, - снова сказал врач. Саша повисла у него на шее и поцеловала в заросшую седой щетиной щеку.

Следующие месяцы она не ходила – летала над землей. Даже на репетициях, которые начались спустя неделю после провала предыдущего представления. Все шептались о том, что их ждет очередная неудача, а Саша лишь смеялась и хотела танцевать, танцевать, танцевать.

В день премьеры она пыталась отыскать в первых рядах Клодиу. Нет, она все еще боялась его, все еще не могла после проведенной с ним ночи иметь близость с мужчинами, но она была благодарна ему. Эти чувства смешивались в ней, рождая новое, прежде незнакомое чувство. Чтобы описать это, Саша так и не смогла подобрать нужных слов. Оставалось лишь танцевать и пытаться отыскать взглядом своего добродетеля и своего мучителя в одном лице. Но его не было. Не было и цветов от него. Десятки букетов, но ни одного от Клодиу.

О Саше Вайнер написали в газетах. Пресса назвала ее жемчужиной, а Йозеф Байер пожелал лично встретиться с ней и предложил перебраться в труппу Венского Придворного Театра, которую возглавлял балетмейстер Йозеф Хасрайтер, получивший признание после постановки «Феи кукол». Сейчас он планировал поставить «Маленький мир», обещая отдать одну из главных ролей Саше Вайнер.

Она была счастлива, она с трудом сдерживала эмоции, но легкость, благодаря которой она взлетела так высоко, таяла, словно снег под теплыми лучами весеннего солнца. Сначала стала появляться усталость после изнурительных репетиций, затем заныли суставы и сухожилия. И наконец вернулась старая балетная травма позвоночника. Ее седовласый врач, который еще недавно говорил о чудесном исцелении, сейчас лишь тяжело вздыхал и разводил руками.

- Как только поправитесь, сразу приходите, - сказал балетмейстер.

Но все знали, в двадцать семь от таких травм не оправляются. Зенит прошел, и теперь оставалось принять неизбежный закат. Знала это и Саша. Видела, как уходят великие балерины, которые выступали до нее, и знала, что уйдут те, кто будут после. Она вернулась в свою прежнюю труппу, спустилась с олимпа к изножью горы.

Хозяин театра, где они ставили, как говорили многие знатоки, очередную провальную постановку, принял Сашу лишь потому, что она нравилась ему как женщина. Он не давал ей прохода, заваливал цветами, словно собирался жениться на ней, хотя у самого была жена и трое детей. Подруги Саши хихикали и говорили, что лучше бы он просто предложил двести марок за ночь, а не распылялся на все эти нежности, тем более что цветы не стоят и доли от этой суммы.

- Скорее всего, ему просто жалко денег, - говорили они и тут же с сочувствием добавляли, что уступить рано или поздно все равно придется. Кто-то не то в шутку, не то всерьез посоветовал оставить этот козырь на случай провала нового представления. – Тогда, может быть, нас не разгонят и дадут еще один шанс.

Саша не спорила, пока не настал день премьеры, и стало ясно, что постановка действительно провалилась. Нет, она не дорожила своей честью. По крайней мере не такой честью, которую берегут девушки, мечтающие о замужестве. Ее мечтой был балет. И только эту честь она берегла – честь балерины, а не женщины. Ее больше заботила сама близость с хозяином театра. Близость с мужчиной, которой у нее не было уже больше года. Казалось, что ночь с Клодиу что-то надломила в ней, оборвала, изменила. Клодиу помог ей стать хорошей балериной, но как женщина она почти умерла. Умерла для себя. Но… Но день провала наступил, и теперь надлежало разыграть тот единственный козырь, что был у труппы. Саша и не пыталась скрыть свой торг – просто сказала хозяину театра, что она уступит его желаниям, если он даст ей и ее труппе еще один шанс.

- Для тебя все, что угодно, - сказал он и попытался получить аванс прямо в гримерке.

Саша не сопротивлялась, но и подыграть ему в его страсти, как делала это прежде с другими мужчинами, не могла. Память настырно рисовала картины проведенной с Клодиу ночи. Ночи с монстром. Отвращение было таким сильным, что Саша с трудом сдерживала рвотные позывы, пока не вспомнила гениталии Клодиу. Точнее не гениталии, а тонкую, холодную змею, которая пробралась в ее тело и свернулась там, заполнив все без остатка. Сейчас эта змея пыталась снова пробраться в нее. И не важно, что хозяин театра был обычным человеком – отвращение было слишком сильным. Сашу вырвало прямо ему в лицо. Безупречный фрак был безнадежно испорчен. Кусочки пищи запутались в густых вьющихся волосах хозяина театра. Тошнотворный запах побуждал к новым приступам рвоты. И это зрелище усиливало отвращение Саши, заставляя желудок снова сжиматься.

- Я не могу. Не могу так. Не хочу. Пожалуйста, уходите! – взмолилась она.

Сыпля проклятиями, он подчинился, вышел, громко хлопнув за собой дверью. И мир, казалось, рухнул. Их выгонят из театра. У них не будет второго шанса. Но именно в тот момент Саша и заметила новый букет от Клодиу. Сердце вздрогнуло, почувствовав надежду. Ей было плевать на цветы. Плевать на записку и лестные слова. Главным был стеклянный флакон. Главным был подарок. Теперь уже сомнений не было. Саша выпила кровь, не замечая ее отвратительного металлического вкуса. Сотни фейерверков вспыхнули перед глазами, затем тело стало ватным, непослушным. Голова кружилась, но Саша заставила себя не отключаться, как это было в прошлый раз. Качаясь, она собрала свои вещи, переоделась и покинула пропахшую рвотными массами гримерку.

Три дня спустя Саша Вайнер встретилась с балетмейстером Йозефом Хасрайтером и договорилась о паре пробных репетиций. Он долго хмурился, не веря, что хронические травмы Саши могли кануть в небытие, но в конце все-таки согласился дать ей второй шанс. Саша знала, что он уже поставил на ней крест, поэтому волновалась на репетиции больше, чем нужно. Но легкое, воздушное тело сделало свое дело, и не прошло трех месяцев, как Саша снова вышла на сцену Венского Придворного Театра.

Ее несовершенный, но сносный для разговоров французский помог ей сблизиться с известной приезжей балериной Николет Эбер, которую, благодаря предыдущим заслугам и громкому имени, держали в труппе, несмотря на нескончаемые травмы и хронические обострения. Возможно именно потому, что Николет напоминала Саше саму себя до того, как она получила кровь Клодиу, они сблизились, стали сначала подругами, а затем любовницами. Последнее не было случайностью, а скорее чем-то продуманным, рассчитанным до мелочей.

Николет Эбер было почти тридцать, и в отношениях с Сашей она никуда не торопилась. Сначала они говорили о балете, потом о мужчинах. Потом о мужчинах и женщинах. Затем снова о балете, подарках, цветах и плате за ночь. Во время этих разговоров Николет рассказала Саше о своих развлечениях с женщинами. Вообще-то она никогда не скрывала свои интересы, но Саша как-то и не думала об этом, пока не случился подобный разговор.

- Женщины не хотят нас купить. Им нужна любовь, - сказала Николет Эбер.

Затем они долго говорили, вспоминая мужчин, которые покупают танцовщиц. Они не называли имен и не уточняли, что та или иная история относится конкретно к ним, но это было и не нужно. Немного вина, немного желания забыться. Эти откровения вошли в привычку. Саша долго берегла рассказ о том, как ее вырвало на хозяина театра, где она выступала прежде, но в итоге выболтала и эту историю. Саша ждала смеха, но вместо этого Николет начала развивать тему однополых отношений.

- Не думаю, что я смогу испытывать к женщинам что-то кроме дружбы, - честно призналась Саша.

- Но это лучше, чем бороться с отвращением к мужчинам, - сказала Николет.

Они выпили еще вина, поцеловались. Отвращения действительно не было.

- Только не надо запихивать в меня свои пальцы, - попросила Саша, когда они легли в постель.

- Хорошо. Не буду, - пообещала Николет и долго ласкала Сашу, пока та не заснула.

Оргазма не было, но стена рухнула. Николет не торопила Сашу, ни к чему не обязывала. Так продолжалось несколько месяцев. Потом Саша Вайнер стала получать удовольствие от этих игр. Ее первый за последние годы оргазм был бурным и долгим.

- Теперь я должна ласкать тебя? – спросила она Николет.

- Только если ты хочешь.

- Сегодня нет.

- Тогда я подожду. – Николет улыбнулась и поцеловала Сашу в щеку. Саша закрыла глаза и спустя мгновение заснула.

Ее отношения с Николет Эбер длились почти полтора года. Потом Николет пропала. К тому времени она уже не выступала, и люди шептались, что она вернулась обратно в Париж. Но люди ошибались. Николет убили. Ее обескровленное тело нашли почти месяц спустя на окраине города. Это было пятое убийство балерины за последние два месяца, но Николет Эбер оказалась самой известной.

Убийцу звали Сиджи Нойдеккер. Но поймать ее так и не удастся. Она заберет жизни еще трех балерин и только потом успокоится. Последней и самой известной жертвой окажется Саша Вайнер. Дело не получит широкой огласки, потому что Саша Вайнер выживет, а смерть остальных третьесортных балерин расценят как неизбежное зло. Какое-то время, для видимости, власти будут еще искать убийцу, кто-то сделает его портрет – мужчина с аристократичным лицом и узкими как у женщины плечами.

Когда этот портрет появится в газетах, Саша Вайнер будет долго удивляться, откуда вообще взялось это описание. Возможно потому, что никто не мог заподозрить в похищениях и убийстве женщину, убийца так и остался непойманным. Вероятно, именно поэтому ей с такой легкостью удавалось похищать своих жертв. Хотя, зачастую, главную роль играли деньги.

«Богема Вены пестрит такими же шлюхами, какой была она сама, только платят им намного больше», - как-то так думала Сиджи Нойдеккер, бродя по дешевым театрам, посещая бездарные постановки. Ее хозяин требовал чистой крови без вирусов, остальное его не интересовало. Хозяин по имени Гэврил. Он не любил Вену, не любил Европу, не любил людей. Иногда Сиджи Нойдеккер казалось, что однажды это пьющее человеческую кровь существо окончательно спятит и убьет всех своих слуг. Но Сиджи не боялась смерти.

Смерть довольно часто заглядывала ей в глаза, когда она продавала себя на улицах Вены. Продавала за хлеб. Поэтому, когда ее сделали слугой, она и выбрала в качестве своих жертв представителей балета. Когда-то, еще в другой жизни, она завидовала им, ненавидела их. Деньги, которые они иногда получали за ночь, Сиджи на улицах могла заработать лишь за несколько месяцев. Конечно, это все осталось в прошлом, когда она стала слугой странной твари по имени Гэврил, но обида все равно была. Поэтому, когда от Сиджи потребовали новых жертв, новой пищи, она обратила свой взор на балет.

Ходила по дешевым театрам, выбирала танцовщиц, которые нравились ей меньше других, ждала, когда закончится постановка, встречалась с выбранной женщиной и говорила, что ее хозяин хочет встретиться с ней. Девушки хмурились, сомневались, но Сиджи отсчитывала десятки и сотни марок с такой легкостью, что все они соглашались. Согласилась и Николет Эбер.

По дороге в загородный дом Гэврила Николет без умолку болтала на плохом немецком, что ей надоела жизнь в Вене и что она мечтает вернуться в Париж и открыть там балетную школу. Сиджи с охотой поддерживала этот разговор, наслаждаясь всеми этими мечтами и надеждами француженки, которые никогда не сбудутся. Когда Гэврил пил кровь Николет, Сиджи стояла рядом и смотрела, как жизнь уходит из этих голубых глаз. Последней в ее списке оказалась Саша Вайнер. Сиджи не планировала, что все закончится на этой балерине, но Гэврил приказал ей отныне держаться подальше от театров. Приказал после того, как прокусил Саше Вайнер шею. Метаморфозы вспыхнули на его лице. Сиджи знала, еще пара мгновений и все закончится, но… Но что-то пошло не так. Гэврил отпрянул назад, заглядывая Саше Вайнер в глаза.

- Кому ты служишь? – спросил он балерину.

- Служу? – растерялась она.

- В тебе течет наша кровь, - его взгляд устремился к Сиджи Нойдеккер. – Где ты нашла ее?

- В балете.

- В балете… - Его взгляд не мог принадлежать человеку. Саша смотрела ему в глаза и думала лишь о том, что не хочет умирать. Именно об этом она и сказала ему. – Ты просто слуга, - сказал Гэврил.

- Но я не слуга! Я балерина.

- Кто твой хозяин?

- У меня нет хозяина.

- Не ври мне.

- Я не вру. – Саша отчаянно пыталась заплакать, разжалобить, но она была балериной, а не актрисой.

- Давай я просто убью ее, - предложила хозяину Сиджи. Он не услышал ее слов, не взглянул на нее.

- Если ты никому не служишь, тогда почему в тебе течет наша кровь? – спросил он Сашу Вайнер.

Зажимая ладонью прокушенную шею, она рассказала о Клодиу.

- Тебя изнасиловал один из нас? – не скрывая отвращения спросил Гэврил.

- Он не изнасиловал… Он просто заплатил и…

- Так ты шлюха или балерина?

- Балерина, но… - Саша замолчала, поджала губы, косясь на Сиджи Нойдеккер. – Клодиу писал, что я должна танцевать целую вечность.

- И ты надеешься, что будешь жить целую вечность? – спросил Гэврил.

- Я не знаю. – Саша зажмурилась, увидев, что лицо Гэврила снова меняется. – Пожалуйста, не убивайте меня.

- Почему? – Черные глаза смотрели, казалось, прямо в мозг. Саша пыталась найти ответ, но ответа не было. Она просто хотела жить и все. Ей не нужны были причины, чтобы жить. И Гэврил, кажется, видел это в ее мыслях. – Когда Клодиу снова пришлет тебе свою кровь, узнай обратный адрес. Мне нет дела до моего соплеменника, но я с удовольствием сверну шею его слугам.

- Так мы не убьем ее? – удивленно всплеснула руками Сиджи Нойдеккер.

Она служила первый год и многого не понимала. Впрочем, не понимала она и столетие спустя. Что-то гневное и необузданное жило в ней. Что-то непокорное. Именно это чувство заставляло ее поступать наперекор законам своего хозяина.

Иногда Гэврил хотел ее убить, избавив от необходимости служить, но где-то подсознательно Сиджи именно этого и хотела. Поэтому древнее существо сохраняло ей жизнь. Оно не прощало ее. Нет. Оно ждало, когда Сиджи полюбит эту жизнь, и вот тогда он заберет у нее все. Сиджи знала, что так оно и будет, поэтому старалась ненавидеть мир изо всех сил. Она завела сотни любовников, забыла о своих обязанностях. Сиджи знала, что у Гэврила есть другие слуги, поэтому ей было плевать. Плевать на все. Даже когда у нее появилась дочь.

- Хочешь, чтобы я убила ее для тебя? – спросила Сиджи хозяина, зная, что он только и ждет, когда в этом мире появится хоть что-то, что ей дорого. Гэврил долго смотрел ей в глаза, затем качнул головой.

- Я заберу ее, когда она подрастет, - пообещал он. – Воспитай ее лучшей слугой, чем ты.

Сиджи так и не поняла, играет с ней Гэврил или просто говорит то, что у него на уме. Нужно было ждать. Сиджи назвала дочь Мэйдд, отдав на воспитание в семью, которой платила за содержание своего ребенка, навещая девочку раз в несколько месяцев, обычно совмещая визиты с днем выплат.

Когда Мэйдд подросла, Сиджи стала водить ее в балет. Странно, но после того, как она убила много лет назад несколько балерин, ненависть к танцовщицам прошла. Сейчас ей нравились эти постановки. Она сидела со своей дочерью в первых рядах и ловила себя на мысли, что надеется и Мэйдд приобщить к балету. Не стать балериной, а просто наблюдать за этим. Но Мэйдд не нравилось. Сиджи видела это. А еще она видела знакомого балетмейстера – Сашу Вайнер. Ту самую Сашу Вайнер, которая сбежала из Вены, как только Гэврил отпустил ее. Сбежала больше века назад. Сейчас на вид ей было не больше сорока.

- Узнаешь меня? – спросила ее Сиджи Нойдеккер, пройдя за сцену, когда постановка закончилась.

Саша Вайнер кивнула, затем посмотрела на дочь Сиджи. Сиджи улыбнулась и в свою очередь посмотрела на глупую молодую француженку, которая сопровождала Сашу Вайнер.

- Это твоя дочь? – спросила Саша, все еще глядя на Мэйдд.

- А это твоя любовница? – спросила Сиджи, глядя на француженку. Француженка глуповато улыбнулась и сказала, что ее зовут Марджолэйн Лаффитт. – Мне должно о чем-то говорить это имя? – спросила Сиджи. Француженка смутилась и пожала плечами.

- Чего ты хочешь? – спросила Саша Вайнер.

Сиджи заглянула ей в глаза. Страха в них не было. Прожитые годы притупили чувство опасности. Сиджи спросила ее про кровь Клодиу, спросила о жизни, которая должна была давно закончиться. Француженка слушала все это и растерянно хлопала глазами. Точно так же хлопала глазами и дочь Сиджи.

- Ты пришла, чтобы убить меня? – все так же спокойно спросила Саша Вайнер.

- Убить? – Сиджи нахмурилась. – Нет. Просто хотела познакомить свою дочь с тобой.

- Зачем?

- Зачем? А зачем ты спишь с этой глупой француженкой?

- Я не глупая! – обиделась Марджолэйн Лаффитт. Саша Вайнер и Сиджи наградили ее тяжелыми взглядами. Француженка смутилась, проворчала что-то себе под нос, ушла, хлопнув дверью.

Она хотела закрыться в свободной гримерке и забыться, но все гримерки были заняты. Шум и суета раздражали. Марджолэйн вышла на улицу, закурила. Не успела она докурить, как мимо нее прошла Сиджи и ее дочь. Сиджи увидела француженку и сказала, что Саша Вайнер бросит ее раньше, чем она успеет понять это. Потом они поймали такси и уехали.

Дочь напряженно молчала, и Сиджи чувствовала вину за то, что отвела ее после постановки за кулисы. Разговор с Сашей Вайнер не получился, да Сиджи и не хотела разговаривать. Просто Саша была частью прошлого. Она напоминала ей о том, кем она когда-то была. Теперь от той прежней Сиджи ничего уже не осталось.

Она отвела Мэйдд к приемной семье, дала им еще денег. Ночь была холодной и тихой. Сиджи шла по пустынной улице Нью-Йорка. Вокруг ни случайных прохожих, ни бездомных. Лишь под одиноким фонарем стоял молодой парень в потрепанной кожаной куртке. Снег падал ему на жидкие светлые волосы, достигавшие плеч. Гэврил говорил, что когда-нибудь настанет день, и она сможет пить кровь обычных людей. Но сейчас Сиджи могла пить только кровь Гэврила. Лишь эта кровь давала ей сил, давно превратившись в наркотик, ради которого она живет. В этом Сиджи никому не признавалась.

Сейчас, глядя на светловолосого парня, Сиджи думала, что возможно именно сегодня стоит попробовать выпить своего первого человека. Предполагаемая жертва согнулась, пытаясь прикурить. Сиджи попыталась разглядеть его лицо – молодое, со светлой щетиной, но глаза были неожиданно темными, пытливыми. Он на мгновение взглянул на Сиджи, но этого взгляда хватило ей, чтобы понять – сегодня она никого не убьет. Она вообще не хочет никого убивать. Сиджи прошла мимо парня, надеясь что он не будет пытаться ни познакомиться с ней, ни ограбить. Он и не пытался. Сиджи молча поблагодарила его. Спустя четверть часа она уже не помнила об этой встрече. Не помнила до тех пор, пока не увидела этого парня спустя два месяца. Это был последний день ее жизни.

- Меня зовут Хэмп Сандерс, - сказал светловолосый парень. У него был большой охотничий нож. Он воткнул его Сиджи в живот и, поворачивая, требовал рассказать об остальных.

- О каких остальных? – спросила Сиджи, харкая кровью.

- Вы пьете кровь. Вы убиваете людей. – Хэмп Сандерс снова повернул свой нож. За его спиной стояли две женщины. Сиджи видела их прежде. Они следили за ней, наблюдали.

- Да кто вы такие, черт возьми? – спросила их Сиджи. Ответа не было.

Саша Вайнер узнала о смерти Сиджи Нойдеккер из газет. Журналисты смаковали подробности. На черно-белой фотографии была Сиджи Нойдеккер. Она лежала на дороге, раскинув руки. Черно-белый цвет скрывал детали, особенно вспоротый живот. Газету с этой фотографией принесла Марджолэйн Лаффитт.

- Ты правда никогда не бросишь меня? – спросила она Сашу.

- Почему ты спрашиваешь?

- Эта женщина сказала, что ты бросишь меня. – Марджолэйн ткнула пальцем в фотографию мертвой Сиджи Нойдеккер.

- Эта женщина уже мертва, - сказала Саша.

В тот день она и сама не верила, что когда-нибудь оставит эту юную наивную девочку. Марджолэйн было восемнадцать лет, и она напоминала Саше ангела. Особенно эти ее надежды стать танцовщицей. Она не хотела учиться, не хотела репетировать. Но она верила, что однажды проснется и станет самой известной, самой знаменитой и самой желанной. И еще этот акцент. Он напоминал Саше ее первую любовницу Николет Эбер. Но Сиджи Нойдеккер убила Николет. Сейчас она могла убить Марджолэйн. Могла, пока кто-то не забрал ее собственную жизнь. Значит, теперь Саша сможет оставаться с этой французской голубкой столько, сколько захочет. Но Саша не учла, что голубка потускнеет и увянет. Не сразу, неспешно, год за годом, но старость приходила за ней. Старость, которую Марджолэйн никогда не ждала.

- Ты угасаешь, - сказала ей однажды Саша, не зная, как лучше начать разговор о том, что между ними все кончено. Марджолэйн гневно сверкнула голубыми глазами. – Не обижайся, но… - Саша уже готова была сообщить о разрыве.

- А почему не стареешь ты? – спросила француженка.

- Я старею.

- Но не так, как обычные люди. – В глазах Марджолэйн горел огонь. Она вспоминала Сиджи Нойдеккер, вспоминала их недолгий разговор много лет назад. Вспоминала последнюю любовницу Саши – молоденькую армянку по имени Гаяне. – Думаешь, я ничего не знаю о тебе? – шипела Марджолэйн Лаффитт. Она искала повода для скандала, искала возможность выплеснуть гнев.

- Давай отложим этот разговор, - попросила ее Саша, решив, что избавится от этой змеи постепенно. Сначала построит стену в их отношениях, а потом сделает так, что француженка поймет, что в театре ей больше нет места и вернется к себе на родину или куда-нибудь еще, не важно, лишь бы подальше.

Но избавиться от Марджолэйн оказалось не так просто. К тому же чем больше Саша думала об этом, тем отчетливее понимала, что двадцать лет, которые они провели вместе, что-то значат в ее жизни. Она больше не хотела спать с Марджолэйн, но и прогнать ее не могла. Ей хотелось получить Гаяне, но сохранить где-то рядом француженку, сохранить старого друга. Не самого верного, не самого мудрого, но все-таки друга…

Вот в такой период жизни Саши Вайнер к ней и пришла дочь Сиджи Нойдеккер – Мэйдд.

- Ты помнишь меня? – спросила она.

- А должна? – Саша Вайнер смотрела на Мэйдд лишь мгновение, затем перенесла свой интерес на Макса Бонера, который мялся за спиной новой подруги. – Сколько лет твоему мальчику? – спросила Саша Вайнер Мэйдд, продолжая смотреть на Макса.

- А сколько лет тебе? – спросила Мэйдд. – Сто? Сто пятьдесят?

- О чем ты говоришь? – Саша Вайнер изобразила удивление, но внимание своим вопросом Мэйдд привлекла.

- Все еще не узнала меня? – Мэйдд улыбалась. – Я приходила сюда со своей матерью. Она сказала, что вы знакомы, но когда встретились, разговор у вас не получился. С тобой тогда еще была женщина. Француженка. Моя мать говорила, что вы любовницы. – Она недружелюбно прищурилась, назвала свое имя и на всякий случай имя матери.

- Я не знаю, почему убили твою мать, - сказала Саша Вайнер.

- Я здесь не из-за ее убийства.

- Тогда почему?

- Мне нужна твоя тайна.

- Хочешь жить вечно? – На лице Саши Вайнер появилось разочарование.

- Хочу убить Гэврила, - сказала Мэйдд. – Ты знаешь Гэврила? Вижу, что знаешь. Помню, что знаешь. – Со стороны Максу Бонеру казалось, что две змеи решили сразиться и теперь кружат вокруг друг друга, не решаясь сделать первый выпад. – Моя мать служила Гэврилу, - продолжала говорить Мэйдд. – Она делала для него много страшных вещей. Очень много. Думаю, именно поэтому ее убили. – Мэйдд пытливо закусила губу. – Но ты ведь никому не служишь, верно?

- Какое тебе до этого дело? – сухо спросила Саша Вайнер.

- Скажи, кто присылает тебе кровь древних?

- Откуда ты знаешь про кровь?

- Об этом знала моя мать.

- Она рассказывала тебе об этом?

- Я видела это в ее воспоминаниях. Всю ее жизнь, включая годы, когда она была шлюхой в Вене. И еще я видела, как Гэврил хотел убить тебя. – Мэйдд помрачнела. – Я видела очень многое… А после, когда умерла мать, стала видеть Гэврила. Почти каждую ночь, нужно лишь достаточно крепко уснуть. – В глазах Мэйдд появилось что-то темное, глубокое. Казалось, она и не понимает, что вспоминает свои ночные кошмары вслух: то стихает, смущаясь, то голос ее неожиданно нарастает в гневе. Наконец Мэйдд умолкла и растерянно смотрела не то на Сашу Вайнер, не то просто в пустоту.

- Знаешь, - сказала Саша Вайнер, словно услышанная история действительно тронула ее. - Когда-то я тоже пыталась разобраться в своем бессмертии, но после смирилась, начала принимать как должное. – На ее губах появилась усталая улыбка. – Мой тебе совет, сделай то же самое – смирись.

- Смириться? – Мэйдд наградила ее растерянным взглядом, словно только что проснулась и с трудом понимала, что происходит.

- Смириться? – впервые за время разговора подал голос Макс. – А как же Ясмин? Как же та девушка из семьи, пленившей Гэврила? Что будет с ней? Что будет с каждым из них?

- В жизни случаются вещи и похуже, - сказала Саша и назвала его милым мальчиком.

- А если бы это была ваша дочь?

- У меня нет детей.

- Тогда ваша любовница.

- Всегда можно найти другую.

- Вот как? – глаза Макса сверкнули гневом.

- О, только не пытайся пугать меня обещаниями, что заберешь мою жизнь, - прочитала его мысли Саша Вайнер. – Я живу уже слишком долго, чтобы бояться смерти.

- Тогда мы сожжем твой чертов театр! – прошипела Мэйдд, но взгляд ее все еще был отстраненным, растерянным.

- Театр? – Саша неприятно рассмеялась. – Театр можно отстроить заново.

Ее смех раздражал, выводил из себя. Но еще больше раздражало понимание, что ей глубоко наплевать на всех и на себя в том числе. Старуха устала. Она уже и сама не понимает, зачем живет, для чего живет. Смыслы растаяли, теперь осталась только желчь. Да и было ли когда-то иначе?

- Ненавижу эту старую ведьму, - сказала Максу и Мэйдд Марджолэйн Лаффитт, остановив их на выходе из театра. Ей было почти сорок, и Мэйдд тщетно пыталась разглядеть в ней черты той молодой француженки, которую она видела в этом театре в детстве.

Они договорились встретиться спустя час недалеко от Метрополитен-Опера, в одном из баров Манхэттена на Восточной Семидесятой Стрит. Кафе называлось «Люксембург».

Их посадили у высокого окна, белые жалюзи которого были открыты, и где-то там, за ним было видно, как живет ночной город, бежит куда-то, суетится. Скатерти на квадратных столиках были чистыми и белыми как снег. Между затянутых в красную кожу кушеток стояли вазы с гербариями. Стены были выкрашены в теплый желтый цвет. На подносах стояли графины с водой. Макс видел барную стойку, за которой красовались сотни бутылок с алкогольными напитками, которых Макс никогда не пробовал. Да он никогда и не слышал таких названий. И эти странные, одетые в костюмы посетители, напоминавшие Максу какую-то элитную вечеринку библиотекарей! После своего крохотного родного города и его убогих баров Макс чувствовал себя крайне неуютно в этом месте – сидел и нетерпеливо ерзал на плетеном стуле, пока Мэйдд делала заказ.

- А что будешь ты? – спросила она, протягивая Максу обрамленное красной рамкой меню.

- То же, что и ты, - отмахнулся Макс и чтобы изобразить, что чем-то занят, взял со стола спичечный коробок с названием кафе, выполненном золотыми буквами на синем фоне.

Официант принес два высоких бокала с густым красным вином, затем ужин на белых тарелках. Ужин, название которого Макс так и не решился спросить у Мэйдд. Он не мог есть в этом культурно-неприветливом месте. Рыба на тарелке ждала его, остывала, а он лишь снова и снова прикладывался к бокалу с вином. К тому же увядающая француженка опаздывала уже на четверть часа, и Макс от этого начинал нервничать еще сильнее.

- Не переживай так, - сказала Мэйдд. – Это большой город. Здесь пятнадцать минут опоздания ничего не значат.

Макс кивнул, заставил себя взять вилку, нож. Когда пришла Марджолэйн Лаффитт, он все еще возился со своим ужином. Она села на плетеный стул рядом с ним. Они говорили с Мэйдд так, словно Макса не было рядом. Он подумал, что как только закончится эта встреча, то сразу вернется в родной город. Не нужно ему все это, не хочет он слушать, что рассказывает француженка. Особенно ее жалобы на Сашу Вайнер.

Бывшая любовница получила отставку. Она зла. Она брызжет желчью. И она за долгие годы жизни здесь так и не избавилась от своего акцента. Особенно когда с волнением рассказывает о том, что Саша Вайнер не стареет. В голубых глазах зависть.

- Я знала, что что-то не так с тех времен, как ты приходила в театр с матерью, - говорит француженка Мэйдд Нойдеккер. – Сначала я, конечно, думала, что твоя мать спятила, но потом… Потом я стала следить за этой старой ведьмой Сашей Вайнер. И знаешь, что я поняла?

- Она пьет чью-то кровь?

- Именно, - француженка передергивает плечами.

Они разговаривают с Мэйдд еще минут двадцать так, словно знают друг друга много лет. Потом Лаффитт уходит, заявляя, что скорее всего когда Мэйдд снова приедет в город, то ее уже здесь не будет.

- Я вернусь домой, в Париж. Хватит с меня. – Она грустно улыбается, трогает Мэйдд за руку. Макс смотрит, как она уходит. Чуть раньше Лаффитт сказала, что долго следила за Сашей Вайнер, сказала, что ей удалось узнать адрес, откуда каждые полгода к Саше приходит кровь во флаконах из-под духов. – Сначала я думала, что это ее любовник, но… - Лаффитт снова улыбается. – Надеюсь, вы заставите эту старую ведьму встряхнуться, - говорит она, но в глазах нет злости. Она все еще влюблена в Сашу Вайнер и надеется на далекий, призрачный шанс быть с ней вместе.

Макс допивает вино, закуривает. Он и Мэйдд сидят за столом вдвоем, но Мэйдд все еще молчит, не замечая его, словно продолжает говорить с француженкой. Макс ждет пять минут, десять, поднимается из-за стола, говорит, что ему нужно подышать свежим воздухом.

- Не уезжай, - говорит Мэйдд. – Не бросай меня. Не сейчас.

- Я не бросаю. Мне не по себе в этом кафе.

- Ты не испугался, когда узнал о Гэвриле в подвале твоей девушки, а теперь бежишь от этих стен?

- Ни от кого я не бегу.

Макс выходит на улицу. Машины плывут сплошным потоком, фары сверкают, слепят глаза. Горят неоновые витрины. По дороге в кафе на Амстердам-Авеню он видел автобусную остановку. Просто забраться в автобус и ехать до конечной станции. И плевать на все, что остается за плечами. Просто ехать, бежать. Потом идти. Он может затеряться где-то среди сплетенных в клубок безумия дорог, которые ведут куда-то, если знать, куда хочешь добраться. Но если ты просто хочешь сбежать, то достаточно сесть на городской автобус – результат будет один. И ночь вокруг живет, ночь искрится. Ночь разевает свою пасть. Ночь ждет своих жертв…

Макс закурил, дошел до остановки на Амстердам-Авеню, но автобусы уже не ходили. Он понял это прождав почти час. Потом пришла Мэйдд Нойдеккер.

- Как ты нашла меня? – спрашивает Макс.

- Я ведь умею читать твои мысли. – Она садится рядом с ним на жесткую скамейку. На другой стороне улицы над входом в магазин большой плакат, сообщающий прохожим об открытии. На стеклянных стенах остановки стикеры с рекламой ночного клуба. Мимо медленно ползет патрульная машина. – Давай переночуем сегодня в отеле, а завтра отправимся в Портленд, - предлагает Мэйдд.

- Я хотел уехать от тебя, - признается Макс.

- Я знаю.

- Но автобусы уже не ходят.

- И это я тоже знаю. – Она берет его за руку.

Они возвращаются к кафе Люксембург, садятся в машину Макса, которую он готов был оставить Мэйдд. Но Мэйдд не умеет водить. Она указывает дорогу.

Теперь найти место для парковки, снять номер. Мэйдд расплачивается за номер, говорит, что когда мать была жива, то они всегда останавливались в отеле «Белклэир». Здание высокое, старое, из красного кирпича. Оно почему-то напоминает Максу тюрьму. Но внутри все снова глянцевое. Овальные коридоры, дорогие ковры на паркетном полу, кожаные кушетки, огромные зеркала на стенах. В номере две дубовых кровати, цветы в вазах на столиках и снова эти тепло-желтые стены.

- Здесь есть бар, - говорит Максу Мэйдд. – Можешь выпить что-нибудь, пока я принимаю душ.

Макс кивает. Мэйдд уходит в ванную. На мгновение мелькает кристальной белизной унитаз. На двери две вешалки, на которых висят белые махровые халаты с эмблемой отеля. Черные тапочки с точно такой же эмблемой. Макс сидит на кровати и курит. Он все еще хочет уехать, сбежать, поэтому подбирает слова, чтобы сказать о своем решении Мэйдд. Но когда она выходит из душа, в голове по-прежнему пустота.

- Мне неуютно здесь, - говорит Макс.

- Почему ты ничего не выпил? – спрашивает Мэйдд.

- Я не знал, как открыть этот платный бар. – Он видит, как она улыбается.

- Сходи, прими душ, а я пока смешаю тебе что-нибудь, чтобы ты успокоился.

- Не хочу душ. – Макс хмурится.

- Тогда я сделаю тебе выпить прямо сейчас. – Мэйдд говорит о том, как правильно смешивать напитки, но Макс не слушает ее. Потом они сидят на своих кроватях напротив друг друга и молча пьют. Волосы у Мэйдд все еще мокрые после душа, и Макс думает, что без косметики она выглядит моложе.

- Сколько тебе лет? – спрашивает он, закуривая еще одну сигарету.

- Тридцать шесть.

- И ты никогда не пила кровь тех существ?

- Только в детстве.

- Значит, твои тридцать шесть – это твои тридцать шесть?

- Значит. – Мэйдд смотрит ему в глаза, в мысли. Макс кивает. – Почему ты никогда не уезжал из своего города? – спрашивает она. Макс пожимает плечами. Мэйдд забирает у него сигарету, рассказывает о своих путешествиях по стране.

- Я думал, ты не можешь жить, пока не избавишься от своих снов.

- Я пыталась жить. – Мэйдд грустно улыбается, поджимает под себя ноги. Под махровым халатом ничего нет, кроме обнаженного смуглого тела. Макс знает это, но не понимает откуда. Возможно, он заметил что-то в вырезе белого халата, или же это показала ему сама Мэйдд, спроектировала это знание прямо в его мозг. – Моя мать говорила на трех языках, а я лишь на одном, - кривится Мэйдд. Она курит, почти не затягиваясь, словно делает это только для того, чтобы поддержать компанию. – Я все время думаю о той француженке, с которой мы сегодня встречались…

- Она тебе понравилась?

- Нет, – Мэйдд снова улыбается. – Мне не нравятся женщины.

- Тогда почему ты о ней думаешь?

- Ее акцент. Думаешь, она специально не хочет избавиться от него?

- Я не знаю.

- Моя мать идеально говорила на английском.

- У твоей матери был не один век, чтобы избавиться от акцента, а у французской лесбиянки лишь пара десятилетий.

Макс поднялся, решив, что теперь обязательно уйдет. Сядет в свою машину и будет ехать, пока не кончится топливо. Потом он бросит машину и пойдет пешком. Главное сейчас прогнать сомнения. Идти к двери, не оборачиваясь. Не слушать, не покупаться на дешевые просьбы.

- Пожалуйста, не бросай меня, - взмолилась Мэйдд. Голос у нее утратил уверенность. – Я не справлюсь одна. Не смогу. Только не снова. – Макс не отвечает. – Я не могу одна. Я ненавижу быть одна. Макс! – Он открывает дверь. – Если ты уйдешь, то я убью себя! – кричит Мэйдд.

Макс молчит, выходит за порог. Мэйдд идет следом за ним по коридору. Макс вызывает лифт, спускается вместе с Мэйдд в холл. Теперь улица. Халат на Мэйдд плотно запахнут, скрывая наготу, но люди оборачиваются, провожают ее растерянным взглядом. Мэйдд не обращает на них внимания, семенит за Максом, шлепая босыми ногами по тротуару.

- Если хочешь, давай остановимся в другом отеле. Если хочешь, давай поужинаем в дешевом баре. Если хочешь, давай вообще жить в машине.

- Ты чокнутая! – Макс наконец-то находит свою припаркованную у тротуара машину, садится за руль. Мэйдд забирается на пассажирское сиденье.

- Я знаю, что ты напуган, но это пройдет, - говорит она, молчит пару секунд, затем вспоминает Ясмин, ее семью. Вспоминает Гэврила, свою мать, свои сны…

- Я не передумаю, - говорит Макс, включает зажигание. Неожиданно острая боль пронзает мозг. – Что ты делаешь? – спрашивает Макс. Мэйдд молчит, лишь гневно сверкают ее глаза. Кажется, что все ее отчаяние материализовалось и теперь, проникнув своей железной рукой в голову Макса, сдавливает его мозг. – Господи! – Он сжимает ладонями виски. Кровь хлещет у него из носа, забрызгивает белоснежный халат Мэйдд. – Пожалуйста, перестань! – скулит Макс, решив, что сейчас умрет.

- Ты останешься со мной? – спрашивает Мэйдд. Голос у нее стал жестким, охрипшим от напряжения.

Максу требуется несколько долгих, мучительных мгновений, прежде чем он понимает, о чем его просят. Теперь кивнуть головой, вернуться в отель. Тишина. Кровь из носа перестала течь, но голова еще болит.

- Тебе нужно помыться и сменить одежду, - говорит Мэйдд. Макс не спорит. Кажется, что в голове что-то лопнуло, сломалось. Подчиняться, подчиняться, подчиняться…

Ночью ему снится, что в мозгах у него поселились черви. Они жрут его плоть, плодятся и вылезают из головы через нос. И где-то далеко смеется Мэйдд, которая стала совершенно другой. Она напоминает Максу ведьму. Ее белый махровый халат отеля Белклэир развевается на ветру. Смуглое тело сверкает своей наготой. Волосы превратились в змей. Они шипят, брызжут ядом и тянутся к Максу. И ничего больше нет вокруг. Они вдвоем среди этой пустоты. Они вдвоем среди этой вечности. И некуда бежать. Расстояние не имеет значения. Макс хочет зажмуриться, но черви уже сожрали его глазные яблоки. Они вылезают у него из глаз, принимаются за веки. Но он почему-то все еще видит, как змеи-волосы Мэйдд тянутся к нему. Наполненные ядом зубы вгрызаются в плечо. Яд попадает в кровь. Тело горит огнем. Боль сводит с ума. Он умирает, и даже черви бегут, словно крысы с тонущего судна. Черви, которые едва не добрались до его языка. И Макс понимает, что язык – это единственное, что он может еще контролировать. Все остальное тело онемело. Кричать, кричать, кричать…

Он открывает глаза, не понимая, что проснулся. Его вопли разбудили Мэйдд. Она стоит возле его кровати и просит прощения. На ней надет белый махровый халат отеля Белклэир. Но нет ветра, который распахивает его, развевает ее волосы.

- Ты ведьма, ведьма! – шепчет Макс, но сон уже отступил, медленно возвращается ощущение реальности. Он жив. Черви не сожрали его мозг, его глаза.

- Прости меня, - шепчет Мэйдд. – Я просто испугалась, что ты бросишь меня. Пожалуйста, прости. Я не могу быть одна. Не могу. Не могу…

- Ты ведьма… - Макс поднимается с кровати. Горит ночник. В этом тусклом свете он видит слезы в глазах Мэйдд.

- Я не хотела напугать тебя. Не хотела причинить боль, - говорит она. Теперь слезы катятся у нее по щекам. – Я никогда не делала ничего подобного. Просто… Просто когда готов убить себя, все становится каким-то незначительным. Своя жизнь, чужие жизни…

- Ты чокнутая, - говорит Макс.

- Я знаю. – Мэйдд отворачивается, спешно говорит, что если Макс хочет, то может уехать. Она не станет его держать. И где-то среди этих слов постоянно всплывают извинения и страхи остаться одной, страхи, что это безумие никогда не закончится, никогда не закончатся ее сны. – Как бы я хотела забыть обо всем. Стать самой обыкновенной…

- Думаешь, я не хочу? – Макс закуривает, смотрит на Мэйдд. Заплаканная, растрепанная, сейчас она похожа на глупую девчонку, которую бросил ее возлюбленный. – Дать тебе сигарету? – спрашивает Макс, начиная чувствовать вину перед Мэйдд. Неужели он хотел сбежать лишь потому, что испугался всех этих дорогих отелей и кафе? – Прости меня, - говорит Макс.

- Простить? – Мэйдд поднимает на него свои заплаканные глаза. – Это ты должен простить меня, а не я тебя.

- Мы оба должны просить прощения. – Макс протягивает ей прикуренную сигарету. Она затягивается жадно, выпускает дым к потолку. Макс рассказывает ей свой сон.

- А мне сегодня ничего не снилось, - говорит Мэйдд. – Может быть, это потому, что ты рядом?

- Я не знаю. – Макс садится на кровать.

- Так ты не уйдешь? – спрашивает Мэйдд, не глядя ему в глаза.

- Только если пообещаешь, что больше не станешь принуждать меня что-либо делать.

- Я сама не знаю, как это вышло. Никогда прежде не делала ничего подобного.

- Так ты обещаешь?

- Конечно.

Теперь заглянуть друг другу в глаза. Сигареты почти истлели. Неловкая пауза. Весь мир какой-то неловкий – сидеть ночью на одной кровати бок о бок и молчать. Что-то определенно не так. Мэйдд тянется к тумбочке, чтобы раздавить свою сигарету в пепельнице. От нее пахнет свежестью холодной Нью-Йоркской ночи. Этой чужой, незнакомой ночи, в которой вдруг оказался Макс. Почему он не уехал? Почему он все еще здесь? Может быть, она снова забралась ему в голову и заставила его испытывать вину? Или же все проще? Она просто нравится ему, как женщина. Она возбуждает его. Понимание приходит как-то медленно. Вернее, не понимание – чувство, желание. И тут же новая неловкость. Нужно что-то сказать. Но что? Зачем?

- Я это… - Макс смотрит на подушки своей кровати.

- Да… - кивает Мэйдд.

- Надо, наверное, спать…

- Да…

Но спать никто не хочет. Страх трансформируется в желание. Прелюдии страстные, хаотичные. Затем новая неловкость – ожидание близости совсем непохоже на саму близость.

- Можешь не сдерживать себя, - шепчет Мэйдд из-под Макса.

- О чем ты говоришь? – бормочет он.

- Я вижу все твои мысли, забыл?

- Извини, - смущается Макс.

- Не извиняйся, - улыбается Мэйдд. – Мне уже давно не шестнадцать лет. К тому же после всех моих кошмарных снов твои фантазии не более чем детская шалость.

Она еще что-то говорит, но это уже неважно. Весь мир уже не важен…

Портленд. Макс и Мэйдд добрались в этот город, сделав одну остановку. Где-то на полпути. Еще одна ночь вместе. Потом утро и как и прежде, словно ничего не было. Лишь воспоминание кошмарного сна Мэйдд. Ее крик разбудил Макса. Она металась по кровати, как одержимая. Тело ее было покрыто крупными каплями пота. Макс с трудом разбудил ее. Она уставилась на него стеклянными глазами, потом очнулась, сказала, что ей нужно принять душ. Больше Макс так и не смог заснуть.

В Портленде они долго блуждали по городу, пока не поняли, что им нужно перебраться по мосту «Мартин Поинт» в соседний городок Фолмут и уже там по Форсайд роуд к кладбищу «Пайн Гров». Нужный дом стоял на Уэтс-Лэндинг-роуд, окруженный соснами. Рядом находилась церковь и целая россыпь белых надгробий. Сам дом выглядел пустым, покинутым. Макс и Мэйдд покружили возле церкви, решили вернуться позже. Они поужинали в городской пиццерии, где запрещено было курить. Разговор не вязался. Этот дом на краю кладбища волновал, не позволяя думать ни о чем другом.

- Мне кажется, в этом доме собираются такие, как моя мать, - высказала Мэйдд то, что ее беспокоило с того момента, как она впервые увидела дом на краю кладбища. – Я видела это в ее воспоминаниях, в ее снах… - Она забылась, достала сигарету, услышала упрек семьи за соседним столиком, выругалась, спрятала пачку в карман. Макс терпеливо смотрел на нее, ожидая продолжения рассказа, но продолжения не было. Мэйдд не хотела продолжать. Не хотела пугать его.

- Я уже не ребенок, можешь говорить, - сказал он, словно тоже научился читать чужие мысли.

- Не о чем говорить, - отмахнулась Мэйдд. – Секс, кровь, деньги. Вот и все. Говорят, подобные места существуют уже много веков. Такие как Гэврил ненавидят друг друга, но их слуги собираются вместе, развлекаются… Они платят деньги простым людям, которые приходят в эти безумные клубы. Во времена матери никто не умирал в этих местах – это было правило, но что происходит там сейчас, я не знаю.

- И что, никто не знает о таких местах? В смысле, как, черт возьми, им удается держать все это в секрете?

- А как Мэтоксы скрывают Гэврила? Как сам Гэврил и его сородичи тысячи лет скрывают свои деяния? – Мэйдд снова забылась, достала пачку сигарет, но на этот раз спрятала ее раньше, чем услышала упрек.

Пиццерия закрывалась в десять. Макс и Мэйдд находились в ней до закрытия. Потом поехали к дому на окраине кладбища «Пайн Гров». Ничего. Никого.

- Хоть бы табличку вешали с часами работы, - неудачно пошутил Макс, когда начиналось утро.

Отелей в городе не было, поэтому им пришлось вернуться в Портленд. Они остановились в отеле «Флитвуд Хаус» – старый дом с комнатами, которые выглядели так, словно сошли с экранов старых фильмов. Не было ощущения, что это отель, скорее просто дом, к хозяевам которого кто-то приехал в гости. В комнате, которую сняла Мэйдд, была одна большая кровать с резными спинками и балдахином. Хозяева дома хвастались этой кроватью наравне с рабочим столом, за которым работали известные артисты прошлого века, имен которых не знали ни Макс, ни Мэйдд.

- Откуда у тебя деньги, чтобы останавливаться в подобных местах? – спрашивает Макс, когда они остаются с Мэйдд наедине. Она рассказывает о сбережениях матери.

Теперь принять душ, отоспаться днем и вернуться к дому на окраине кладбища. Ждать, плодя страхи и сомнения. Ждать ночью, а утром возвращаться в Флитвуд Хаус. Соседи разговаривают о Нью-Йорке. Они говорят, что здесь, в Флитвуд Хаус, комнаты лучше, чем в самых дорогих отелях. Мэйдд устало поддерживает эти беседы. Макс чувствует себя лишним, уходит в их комнату. Кабельное телевидение входит в стоимость проживания. Сотни каналов сводят с ума.

- Если тебе не уютно, то мы можем переехать в другой отель, - говорит Мэйдд. – В любой отель, хоть в самый дешевый, если хочешь.

- Там не будет кабельного, - отшучивается Макс.

Они занимаются с Мэйдд любовью на старой кровати. Шторы балдахина прячут их от яркого солнца холодного дня за окном. Потом сонные разговоры ни о чем. Мэйдд снова кричит во сне.

- Спасибо, что не бросил меня, - шепчет она, пока Макс гладит ее по голове, пытаясь успокоить.

Все это напоминает ему какой-то странный сон. Нереален весь этот новый мир. Девушка, которая лежит в его объятьях, нереальна. Кажется, что она слишком хороша для него. Кажется, что между ними лежит не только десятилетие жизни, но целый мир-океан, который невозможно пересечь. Но Макс почему-то плывет по этому океану на крохотной лодке и надеется не попасть в шторм. И ему кажется, что Мэйдд, несмотря на всю ее решительность и уверенность, плывет где-то в этом океане на такой же хрупкой, ненадежной лодке. Плывет навстречу к нему. Их соседи думают, что они молодожены. Мэйдд и Макс не возражают. Мэйдд перестает пользоваться косметикой, отыгрывая у природы пару лет. Макс так и не решается спросить, делает она это ради него или же просто устала от ночных поездок к кладбищу Пайн Гров.

- Может быть, француженка обманула нас? – осторожно спрашивает ее Макс, когда очередная ночь слежки не приносит результат.

Мэйдд молчит. Макс тоже молчит, зная, что она обижается на него. Не говорит, но обижается. Примирение приходит лишь в кровати.

- Знаешь, я еще никогда не встречалась с мужчиной, который знал бы меня так, как знаешь ты, - говорит Мэйдд.

Они курят и смотрят, как за окнами начинается утро.

И так проходит почти неделя. Долгая неделя этой странной, нереальной жизни. И кажется, что время замерло. Весь этот мир замер. Кажется Максу и Мэйдд. Кажется, пока они наконец-то не попадают на кровавую вечеринку в доме на окраине кладбища Пэйн Гров.

Они сворачивают с дороги, выходят из машины. Отбросить страх и сомнения, подняться по деревянным ступеням и постучать в дверь. На входе охранник, похожий на минотавра из древнего греческого мифа. Он долго отказывается пропустить новых гостей в дом, и Мэйдд приходится рассказать ему почти всю историю своей жизни. Он хмурится, затем что-то хмыкает себе под нос, соглашаясь отвести их к хозяйке дома.

И вот они внутри. Вот идут по коридорам этого мифического лабиринта минотавра. Ночь только началась, но людей уже много. Их голоса звенят в бесконечных коридорах, как звенит где-то далеко поглощенная деревянными стенами музыка. Коридоров здесь много, словно это действительно лабиринт. Найдется ли в этом безумии Ариадна, нить которой поможет выбраться отсюда? А охранник все ведет и ведет их куда-то. Есть ли здесь что-то еще, кроме погруженных в полумрак коридоров? Не иллюзия ли все эти далекие приглушенные голоса?

Макс замирает. Коридор разделяется. Охранник сворачивает направо, но там, впереди Макс видит женщину. Она стоит на коленях перед мужчиной. Макс вспоминает свой сон о Ясмин. На этой женщине такое же строгое черное платье. Лишь голова не двигается в такт песни любви. Все замерло, словно картина. Замирает и Макс. Он стоит и смотрит, пока женщина не начинает чувствовать его взгляд. Голова ее медленно поворачивается. Что-то густое вытекает у нее из приоткрытого рта, струится по подбородку, капает на платье. Что-то темное. «Кровь! Это же кровь!» - понимает Макс. Кровь продолжает течь из прокушенной артерии на ноге мужчины.

- Тоже хочешь заработать? – спрашивает Макса женщина. Ее колючий взгляд буквально ощупывает его, изучает.

- Не отставай, черт возьми! – рычит на Макса охранник.

Он приводит их в обитую красным бархатом комнату. Макс не знает, играет ли с ним воображение злую шутку, или же это на самом деле, но ему кажется, что все в этом доме пропитано запахом крови и спермы, а в самом воздухе вибрирует что-то нечеловеческое, извращенное до безумия.

- Ждите здесь, - говорит охранник. Он уходит. Макс слышит, как запирается дверь. Окон нет. Они в ловушке здесь. И что дальше?

- Не бойся, - говорит Мэйдд.

- Я и не боюсь, - врет Макс. Мэйдд улыбается.

Теперь оглядеться. Тяжелый дубовый стол завален бумагами. Кожаное кресло старое, пропахшее пылью десятилетий. С потолка свисает цепь, на которой висит клетка с крупным белоснежным попугаем какаду, который не то спит, не то давно превращен в набитое паклей чучело. У стен пара шкафов с запыленными книгами. На полу протертый ковер.

- Это что, кровь? – спрашивает Макс, указывая на несмываемые пятна, оставшиеся на дощатом полу.

Кто-то открывает дверь. На пороге женщина в строгом черном платье, которую Макс видел в коридоре.

- Я - Рада, - говорит она, протягивая руку. – Броган сказал, у вас есть разговор? – Ее темные, цыганские глаза скользят по незваным гостям. Макс чувствует, как что-то неприятное, холодное проникает в голову. Она изучает его так же, как изучала Мэйдд. – О, не удивляйся, - говорит Рада. – Такие старые слуги, как я, способны на многое. – Теперь ее взгляд устремляется к Мэйдд. – А ты похожа на свою мать, - говорит она.

- Ты знала мою мать? – растерянно спрашивает Мэйдд. Рада улыбается. На вид ей не больше тридцати. Рост средний. Кожа смуглая. Волосы черные, длинные. Грудь полная – Макс видит на ней засыхающие капли крови.

- Можешь идти, - говорит Рада охраннику по имени Броган. Минотавр уходит. – Так значит, Гэврил в беде? – спрашивает Рада. Мэйдд молчит. В повисшей тишине неожиданно просыпается какаду.

- Гэврил? – спрашивает он. От этого голоса Макс невольно вздрагивает.

- О, не бойтесь, - говорит Рада. – Я служу только одному хозяину.

Мэйдд спрашивает о балерине по имени Саша Вайнер:

- Это твой хозяин посылает ей кровь?

- Он не поможет тебе избавиться от Гэврила, - говорит Рада, читая мысли Мэйдд, вскидывает руку и устало просит не рассказывать о том, что снится Мэйдд. – Хватит с меня и того, что я видела в твоих воспоминаниях.

- Но… - Мэйдд растерянно оглядывается, словно ища невидимого союзника, который может помочь ей подобрать нужные слова. Но из союзников лишь молодой Макс Бонер да старый попугай, который снова погрузился в свой меланхоличный сон.

- Странные времена настали для этого мира, - говорит Рада. Она смотрит Мэйдд в глаза и рассказывает о ее матери. – Ты знаешь, что она боялась тебя? Боялась, что ты особенная, но еще больше боялась, что полюбит тебя. Тогда бы Гэврил пришел и забрал тебя. Забрал твою жизнь или твою душу. Все зависит от того, что заставило бы твою мать страдать сильнее. Такой вот маленький, уродливый Бог, – на губах Рады улыбка. – Но Бог пал. Жаль, что охотники добрались до твоей матери раньше, и она не смогла увидеть крах ее хозяина.

- Если ты ненавидишь его, то почему не хочешь помочь мне убить его? – спрашивает Мэйдд.

- Разве я сказала, что ненавижу его? Мне плевать. Плевать на все. За две сотни лет, которые я прожила, уже ничто не удивляет, не вызывает сочувствия.

- Почему бы тогда тебе не познакомить меня с хозяином? Пусть он решает, помогать мне или нет.

- Он уже ничего не решит, маленькая Мэйдд. Он сбежал. Может быть, мертв. Не знаю. Мир изменился. Древних становится все меньше. На их смену приходит молодая поросль. Думаю, это насмешка судьбы. Слуги шепчутся, что древним пришел конец. Мой хозяин, Клодиу, сбежал, когда одна из молодых тварей едва не добралась до него. Не знаю, что с ним сейчас. Но рано или поздно доберутся и до него. Как когда-то давно охотники добрались до твоей матери. Но раньше охотились только на нас, на слуг. Сейчас же все изменилось. Так что, как видишь, я ничем не могу помочь тебе. Моего хозяина нет, – Рада неожиданно улыбается. – Только не думай, что сможешь договориться с молодой порослью. Не выйдет. Это не древние. Они живут не больше года и за этот год пытаются взять столько, сколько позволит жизнь. Большинство из них настолько безумны, что сородичи сами убивают их… Очень странный мир… Но… но ты можешь попытать удачу с другими слугами. Никто, конечно, не признается, что знает, как связаться со своим хозяином, но, думаю, как только ты скажешь им, что хочешь убить Гэврила, это заинтересует многих.

- Гэврила? – снова неожиданно и как-то зловеще оживляется старый какаду.

- Почему их должно заинтересовать убийство Гэврила? – спрашивает Мэйдд.

Рада улыбается.

- Говорят, молодая поросль началась с него, - говорит она, и какаду в клетке неожиданно издает громкий, режущий уши крик, словно требуя дать ему спокойно поспать.

- Чертова птица, - бормочет Макс Бонер, чувствуя, как бешено колотится сердце.


Глава третья


Комментариев: 3 RSS

А интриги все запутываются и запутываются... Думаю, в ближайшем будущем начнется неслабая охота на Гэврила. Что ж, будем ждать. Интересно, что из всего этого выйдет)

Вы давно меня заинтриговали) Обычно я не читаю о вампирах (сами понимаете - сейчас о них такую бредятину пишут!), а ваша книга заинтересовала сразу. Вампиры у вас (хоть и называются они чуть иначе) интересные, близки к классическим, и в то же время не выглядят лысыми безмозглыми кровопийцами, а имеют разум, эмоции, иерархию. Их можно рассматривать как полноценный вид, наделенный своими особенностями и живущий своей жизнью, периодически переплетающейся с жизнью людей. Читая ваше творчество, я понимаю, что читаю о вампирах, а не о каких-то непонятных миру и сознанию существах, чье описание напрочь лишено какой-либо логики. Поэтому да, ваше творение мне интересно, и поэтому есть и заинтригованность событиями)

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web