Здесь похоронен Я (Мой рыжий электронный Иисус) 3.1

/ Просмотров: 60479

ОГЛАВЛЕНИЕ

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава первая

Видишь, как расчесывает она свои волосы? Ничего не меняется. Для нее не меняется. Она примет любую историю, написанную тобой. Немного поплачет и примет. Люди всегда плачут, когда приходится расставаться с тем, что казалось, будет принадлежать им вечно. А он, видишь? Лежит в кровати и смотрит куда угодно, кроме нее. Сквозь нее, на худой конец. Но она этого не видит. Она увлечена своими волосами, своими маленькими надеждами и мечтами. Знаешь, за что распяли Христа? Правильно, за правду. Люди не любят правды. Избегают правды… И снова он. Видишь, как устали его глаза? Верно. Он должен был умереть уже давно. В твоей истории должен. Но не умер. А ведь истории твои не ошибаются. Никогда не ошибаются. И теперь вместо счастья, осталась лишь усталость. И дело вовсе не в той, на кого он не хочет смотреть. Дело в нем. В том, что он сам не знает, на что хочет смотреть. Все становится лишним и ненужным. Пустым. И нет ему места в этом мире. И ни одна история не пересекается с его историей, потому что его история должна была закончиться в лифте. И все, что происходит с ним после, лишь портит безупречность других историй, написанных тобой. Перечеркивает их. Ломает стройность. И он чувствует это. Чувствует, но ничего не может понять…

***

- Тебе не больно? – спросил Мэрдок, все еще прижимаясь к дрожащей женской груди.

- Уже нет, – прошептала Марсия. Ночь за окном зажгла на небе серебряные звезды. – Мне хорошо, – Марсия обняла Мэрдока и поцеловала в шею. – Правда, как-то необычно. Все еще не верится, что не нужно никуда идти. Что мы…

- Женаты? – Мэрдок улыбнулся. – Знаешь, я и сам не могу еще поверить в это.

- Не жалеешь? – спросила его Марсия.

- Нет. Почему я должен жалеть?

- Не знаю. По-моему, ты весь день был каким-то нервным.

- Я просто боялся, что мой робот в самый ответственный момент снова станет той рыжухой и начнет рассказывать анекдоты. Представляешь, какое лицо было бы у твоего отца?

- Представляю! – Марсия рассмеялась.

***

Кухня. Мэрдок сидит за столом, жадно затягиваясь сигаретой.

- Ну и как она тебе? – спрашивает его киндрид, щеголяя ярко-рыжими волосами.

- Не знаю, по-моему, как и все.

- Вот именно. Как и все! – киндрид сокрушенно вздыхает. – Да и к тому же неумеха.

- Ну, дай ей время. Научится.

- Конечно, научится. Все мы чему-то учимся когда-нибудь…

- Да что тебе не нравится-то я не пойму?!

- Не мне, мальчик, а тебе, – робот грустно улыбается.

- Думаешь, Бетти была лучше?

- Бетти? Не знаю никакой Бетти, да и знать, если честно не хочу.

- Ты же киндрид!

- И что?

- Ты должен знать всех, кого знаю я.

- Считай, что у тебя просто дурацкий вкус. Даже отвратительный. Нет. Вообще никакого вкуса…

- Ну хватит!

- Нет. Вот скажи мне, какие девушки тебе нравятся?

- Не знаю.

- Знаешь.

- Чего привязалась?! Сама же сказала, что у меня плохой вкус!

- Никакого вкуса.

- Тем более!

- Тем не менее, я хочу, чтобы ты сказал мне.

- Что сказал?

- Какие девушки тебе нравятся.

- Я сказал, что не знаю.

- Знаешь, но не хочешь признаваться.

- В чем я должен признаться?

- В том, что ты – неудачник, мой мальчик.

- Ну, спасибо!

- Нет. Не радуйся. Не тот неудачник, что носит толстые очки и надеется на лучшее. Ты – паразитирующий неудачник.

- Это еще что такое?

- Ты никого не любишь. Живешь, отвечая взаимностью на взаимность, но на самом деле всегда ждешь чего-то другого. Чего-то более лучшего.

- Знаешь, что… – говорит Мэрдок, выдыхая в сторону киндрида клубы синего дыма. – Я думаю, ты просто ничего не понимаешь в этой жизни.

- Вот как?

- Да, – он улыбается. – Ты только трепишься, но в действительности мир крутится слишком быстро, чтобы ты уловила его суть.

- Так ты считаешь себя правым?

- Именно.

- И никогда не хотел чего-то большего?

- Что это меняет?!

- Хочешь, я расскажу тебе свою историю?

- Нет.

- Почему?

- Просто не хочу и все.

- У меня был ребенок.

- У меня тоже скоро будет.

- У меня была хорошая жизнь.

- И меня это ждет.

- А потом я умерла…

***

- Понравилось? – спрашивает Марсия, выползая из-под одеяла.

- Неплохо, – говорит Мэрдок.

- Привыкай, – улыбается Марсия. – Теперь, пока не родится ребенок только так…

Она засыпает, прижимая к растущему животу руку супруга.

- Уже шевелится? – спрашивает Мэрдока киндрид.

- Еще как!

- И что ты чувствуешь?

- Не знаю.

- Когда у меня появился ребенок…

- Не начинай!

- Почему?

- Потому что я ничего не хочу знать о тебе.

- Думаешь, что я не твой родственник?

- Не знаю.

- Почему же тогда не позвонишь в службу поддержки?

- Потому что ты нравишься Моргане.

- А тебе?

- Ну, и мне тоже.

- Почему?

- Потому что с тобой весело.

- Ты мне тоже нравишься.

- Правда?

- Нет. Но у меня была одна знакомая, вот ей бы ты точно понравился.

- И что за знакомая?

- Блондинка.

- Фу! – кривится Мэрдок.

- Тебе не нравятся все, у кого цвет волос отличается от твоего?

- Да нет.

- Тогда не перебивай.

***

Ребенок спит в колыбели, а киндрид рассказывает Мэрдоку и Марсии о том, как занимался любовью со своим мужем.

- По-моему, это немного пошло, – говорит Марсия, смотрит на Мэрдока, но он молчит. Они лежат в постели, слушая указания робота.

- Она привыкнет, – обещает Мэрдоку киндрид. – Вот увидишь, ей это даже понравится.

- По-моему, ей не нравится.

- Но ведь тебе-то нравится?!

- Да.

- Значит и ей понравится!

***

Марсия расчесывает волосы и ложится спать. Мэрдок сидит на кухне и курит сигарету за сигаретой.

- Выглядишь неважно, – говорит рыжеволосый робот.

- Скорее неудовлетворенно.

- Ну, я уже не знаю, чем тебе помочь!

- Да я понимаю.

- Может, дело в Марсии? – забрасывает удочку киндрид.

- А что Марсия? Она и так делает все, что я хочу.

- Я имею в виду не секс.

- Не секс?!

- Ну, не только секс. Помнишь, ту блондинку, о которой я тебе рассказывала? Вот с ней, у тебя было бы все иначе.

- Она умеет то, чего не умеет Марсия?

- Сомневаюсь.

- Что тогда?

- Думаю, с ней ты смог бы стать другим. Не паразитом, понимаешь?

- Нет.

- Понимаешь, просто боишься.

- У меня уже есть жена и ребенок. Забыла?

- Нет. А еще я помню о твоем отце и о лифте. Как думаешь, в следующий раз ты сможешь уцелеть?

- Так ты тоже считаешь, что происшествие с лифтом не было несчастным случаем?

- Знаю.

***

- Вы из службы поддержки? – спрашивает Мэрдок, открывая дверь Белинджеру и Квое.

- Мы больше, чем служба поддержки, – улыбается ему Квое. – Так о чем, вы говорите, рассказывает ваш киндрид?

- О моем отце, – Мэрдок пожимает плечами. – О лифте. О том, что я должен оставить свою жену.

- А вы хотите оставить свою жену? – спрашивает Квое.

- Не знаю. У нас ребенок и мы недавно женаты…

- Значит, не хотите, – устало подытоживает Белинджер и делает какую-то запись в своем блокноте.

- Я просто хочу жить, как все, – говорит Мэрдок.

- А вы считаете, что живете не как все? – Квое улыбается.

- По-моему, вы не из службы поддержки, – говорит Мэрдок.

- Это еще почему? – фальшиво удивляется Квое.

- Потому что… – Мэрдок косится на своего робота. – Он сказал мне, что так будет.

***

Лифт закрывается и начинает медленно спускаться.

- Ну и что ты думаешь? – спрашивает Квое.

- По-моему, у парня просто не все в порядке с головой, – говорит Белинджер. – А та блондинка, это как…

- Навязчивый образ?

- Да. Навязчивый образ. Уверен, если все как следует проверить, то, скорее всего, не окажется даже той планеты, о которой он говорит.

- А может и окажется.

- Так ты веришь ему?

- Нет. Просто у подобных людей, как правило, все выстраивается по очень сложной, обоснованной многими фактами системе, опровергнуть которые крайне сложно, а иногда и невозможно.

- Значит, дело не в роботе?

- А ты хочешь, чтобы дело было в нем?

- Почему бы и нет?

- Могу я спросить?

- Конечно.

- Почему ты так не любишь киндридов?

- Это Кейн просил тебя спросить об этом?

- Причем тут Кейн?

- Не знаю. Ты скажи.

- Думай, лучше о Пэм.

- Причем тут Пэм?

- Не знаю. Ты скажи.

***

- Мне страшно, – призналась Файоли Лебон своему роботу.

Купленный «Кольт» был старым, но уличный торговец заверил ее, что оружие все еще боеспособно. Он объяснил ей принцип действия кольта. Вот рамка, вот ствол, вот кожух затвора, который двигается вперед и назад по направляющим, встроенным в рамку. А вот затвор, ударник и выбрасыватель. Вот предохранитель, блокирующий курок до тех пор, пока рукоятка полностью не обхвачена рукой.

- Ты сможешь, – сказал Файоли киндрид голосом ее покойного мужа. – Это только кажется сложным. В действительности…

- Откуда ты знаешь, каково это в действительности?! – закричала Файоли.

- Знаю. – Робот начал читать стихи. – Помнишь, как это было?

- Помню, – прошептала Файоли.

- А после мы лежали и смотрели, как за окном падает снег, – в черных глазах робота-Персибала стояли слезы. – Просто лежали и смотрели. И это была наша жизнь. Жизнь, которую у нас забрали. – Файоли заплакала. Холодная сталь кольта перестала пугать. Теперь она чувствовала ее тепло, представляла праведный меч, который пронзит грудь дьявола. – Наша жизнь уже кончилась, – сказал робот. – Не позволь им разрушить жизни тех, у кого еще есть шанс в этом мире.

- Не позволю, – пообещала Файоли, вытирая со щек слезы. – Не позволю…

***

В эту ночь Кейн был слишком нежен. Неестественно нежен. Он не занимался сексом. Нет. Он превратил этот процесс в прелюдию чего-то большего, чего-то более важного, чем скупое удовлетворение плоти.

- Что-то не так? – спросила его Квое, обнимая за шею. Он замер. Приподнялся на локтях и посмотрел ей в глаза.

- Я просмотрел твое личное дело, – сказал он. – У тебя накопилось много отгулов…

- Ты хочешь, чтобы я взяла их?

- Да.

- Почему?

- Просто сделай то, что я тебе говорю, – глаза Кейна светились заботой. Чистой, искренней заботой. – У меня за городом есть небольшой дом. Свежий воздух, горы, лес. Помнишь, ты говорила, что мечтаешь научиться ловить рыбу? Так вот, лучшего места для этого и не найти. Несколько горных рек впадают в озеро. Его можно увидеть прямо из спальни. Пару лет назад я запустил в озеро форель…

- Почему я должна уезжать? – прервала его Квое.

- Потому что ты дорога мне, – Кейн поцеловал ее в губы. В неподвижные плотно сомкнутые губы. – Обещаю, я приеду к тебе сразу, как только смогу. Ты и я, – он заглянул в ее глаза. – Сделай хоть раз то, о чем я тебя прошу.

- Так, значит, ты получил еще один отчет Борка?

- Ты знаешь, я не могу разглашать…

- Просто скажи мне: да или нет?

- Да. – сдался Кейн. Квое вздрогнула. – Если ты сделаешь так, как я говорю, то тебе ничего не угрожает, – попытался успокоить ее Кейн. – Ты не нужна Борку…

- А кто ему нужен? Белинджер? – Квое смотрела Кейну в глаза. – А кто потом? Ты? Я? – Он молчал. Гладил ее щеку и молчал. – Все это не правильно, – сказала Квое. Ты понимаешь, что все это… – закричала она, но Кейн закрыл ей рот поцелуем. Просунул язык между сомкнутых губ и наполнил ее легкие своим дыханием. – Я остаюсь, – выдохнула Квое, когда этот долгий поцелуй закончился. – И не пытайся меня переубедить. Тебе это не удастся.

- Но…

- Нет, Кейн, – она снова прижала его к своей груди. – Я не побегу. Просто не побегу и все. – Ее бедра подались к нему на встречу. – Ну, где же ты там? – она заставила себя улыбнуться. – Подожди, – Квое выскользнула из-под Кейна. – Сейчас я все исправлю. – Он послушно повалился на спину, закрыл глаза. Хотел сказать, что это, возможно, их последняя ночь, но не сказал. Лишь отыскал руками голову Квое и запустил пальцы в ее густые волосы, наслаждаясь больше этими прикосновениями, чем ее ласками и стараясь ни о чем не думать. Совсем ни о чем…

***

Когда Кейн ушел, Квое еще раз прослушала запись разговора с Мэрдоком. Запросила полный отчет о планете 1142 и еще раз сверила полученные данные с рассказом Мэрдока.

- Все это ничего не значит, – сказала она своему безликому роботу.

Киндрид промолчал. Еще один запрос. На этот раз имена и фамилии, события и законы. История робота вырисовывалась очень медленно, но в ней определенно была стройность. Не литературная стройность с правильными сюжетными линиями и продуманным поведением героев, а что-то рваное, приближенное к реальности. Квое запросила трехмерную фотографию Мэрдока. Изучила его лицо. Затем его сестра, отец, родственники. Квое изучила жизнь жены Мэрдока, не упуская ни одной подробности. Изучила всех женщин, с которыми переплеталась его судьба. Затем разделила жизнь Мэрдока на то, что было до падения лифта и после. Подробностей стало меньше. Отчеты складывались из показаний сторонних роботов. Робот Марсии, робот Морганы, робот Бетти, робот Карлоса… «Может быть, Мэрдок и не безумец? – подумала Квое. – Может быть, все, что он рассказал о своем роботе – правда? Но что тогда все это значит? Просто техническая ошибка электроники или что-то большее?» Квое снова вернулась к истории робота. Снова изучила планету 1142. Что так притягивало киндрида к Дальним Границам? История его семьи? Или же история его свободы? А, может, все это было чем-то более масштабным? Касающимся не только Мэрдока, но и тех, кто его окружает? Может быть, робот пытается уберечь ребенка Марсии, от судьбы отца и деда? Лифты падают слишком часто. А если не падают, то всегда есть такие, как она и Белинджер. Квое снова вспомнила Кейна. Есть ли у нее шанс что-то исправить? Можно ли поставить под вопрос решения Борка? И есть ли у нее аргументы для этого? Нет. Никаких аргументов. Никакой логики. Жизнь слишком многогранна, чтобы судьба одного человека могла значить в ней больше, чем капля чернил, использованных для буквы в многотомном романе, а возможно и в целой библиотеке. И снова Квое вспомнила Мэрдока. Нет не Мэрдока. Его робота. Ведь она и Белинджер тоже теперь часть этой судьбы. Что если это и есть тот шанс на спасение, который тщетно она пыталась найти? И что если, упустив его, она никогда не сможет простить себя и вскоре станет еще одним закрытым делом под грифом «секретно» в нескончаемых библиотеках электронного архива Борка? Квое запросила видеозаписи планеты 1142. «А мне нравится, – подумала она. – Определенно нравится»…

За окнами забрезжили лучи рассвета. Восток алел, а Квое так и не могла заснуть. Слушала историю Мэрдока, смотрела записи планеты 1142 и мечтала о чем-то своем.


Глава вторая


Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Регистрация на сайте не обязательна (просьба использовать нормальные имена)

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Site4WriteAuth.

(обязательно)

| Horror Web